Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Дэвид МАРПЛС: "Поздравляю тебя, Украина"

Соскабливание черного зеркала

10 Июня 2019 4.9

О политической стратегии «черного зеркала», использовавшейся политтехнологической командой бывшего президента Порошенко как минимум последние два года, пишут крайне мало даже принципиальные критики чиновника-миллиардера. Между тем и использование этой стратегии, и ее последствия для внутриполитической жизни государства были и остаются весьма значительными.

«Черное зеркало» как политическую технологию часто путают с некритичным употреблением фразеологизма «черные очки». Когда критикующая сторона уличает своих оппонентов, что те-де надели на себя «темные очки», через которые видят преобразования властей преломленными через своеобразную линзу очернительства. Оппонент, таким образом, предстает в глазах общественности бессильным критиканом, машущим кулаками уже после проигранной электоральной баталии. Такой тактический прием зачастую оправдан в полемической политической борьбе.

Однако технология «черного зеркала», в отличие от упомянутой, именно стратегическая, и потому редкое упоминание ее в контексте глубинных политических действий команды предыдущего президента ― бесспорный пропущенный зазор в оценке в том числе и сегодняшних событий.

Технологически процедура «черного зеркала» представляет собой предпринятый средне- и долгосрочный процесс интерпретации и публичного представления событий в официальном политическом курсе власти, при котором неофициальные, скрытые, конфликтные общественные намерения транслируются как агрессивные качества противостоящей стороны, зачастую гипертрофированно представленные. Исторически также известно, что наиболее действенным и оттого наиболее применимым такой прием становится в случае идеологической монополии и контроля властей над СМИ в государстве. Отсутствие же возможности возражений со стороны лиц, в адрес которых льются худшие проклятия и звучат самые страшные обвинения, является лучшим условием для придания существующей властной позиции характера обличительной и оттого якобы неизбежно верной.

Примеры такого рода можно приводить сколько угодно. Лица, властно опекающие неконституционный бизнес по истощению государственных недр, например, легко находят возможность обвинить администрацию Крыма в желании жить, питаться исключительно за счет недр Украины (водных, энергетических) и поднимать шумные кампании по «недопущению» и «пресечению». По технологии «черного зеркала» деятели, прикрывающие выгодный бизнес по контрабанде не только санкционных товаров из России, но и с неподконтрольных территорий, от имени государства обвиняют некие неназванные лица по ту сторону границы, которые-де силятся насытиться от неустановленной политической ситуации, набив карманы на контрабанде, ― и объявляют грозную военно-обеспеченную блокаду с крайне сомнительными конституционными основаниями.

Фактически эти кампании с перекрытием доступа к недрам и источникам энергии для Крыма, объявлением военизированной экономической блокады неподконтрольным областям стали, что называется, первой ласточкой того, что позже просочилось в мировосприятие властной команды господина Порошенко, ведущего представителя предыдущей системы власти, уже не по узкоспециальным, частным вопросам, а по вопросам практически всего политического спектра.

Апофеозом «изобличения» «злонамеренного» характера всех без исключения политических оппонентов бывшего главы государства стало, как известно, событие в Керченском проливе. Событие, в отношении которого сегодняшняя повестка остается самой разнообразной, в историю войдет, очевидно, все же так, как оценивали действия главнокомандующего отечественные журналисты в первые дни драмы, ― как намеренную дестабилизирующую провокацию со стороны именно властной верхушки Украинского государства, имеющую целью отодвижение сроков очередных президентских выборов.

В этом провокативном поступке, как в капле воды, отразилась политтехнология «черного зеркала», когда «неприкрыто агрессивное намерение» у визави-оппонентов явно проистекало из авантюрно-агрессивного плана действий, замысленного (и разгаданного общественностью) кем-то из окружения гаранта. Очевидно, в силу ограниченности во времени политическая операция не имела возможности быть проведенной на уровне более высоком, нежели произошла. Тем очевидней ее неприкрытые последствия.

Из той же оперы и обнаружение «московского следа» в деятельности УПЦ, явно проистекшее из первоначально возникшей внутренней идеи государственно централизовать религиозную иерархию Украины, тоже, как известно, идеи не очень конституционной. Обвинением в адрес УПЦ на тот момент стала огульная и не доказанная в судебном порядке ее связь с разведывательной деятельностью РФ и прямо ФСБ РФ.

То есть из возникшей идеи государственно централизовать церковь и по возможности связать ее со спецслужбами государства рождается кампания по дискредитации института-оппонента как будто бы уже обладающим всеми названными качествами (УПЦ = госструктура РФ, агент влияния ФСБ). В этом принцип «черного зеркала» также более чем нагляден.

О политэкономических причинах этого феномена еще будет возможность порассуждать. В двух словах, такая концепция связана с политическим периодом олигархического наместничества, при котором официальное лицо психологически раздваивается а) на персоналию состоятельного западного буржуа, имеющего западный банковский счет, действующего в специфике колониальной политики; ― и б) на персону, национально связанную с народом ментально, кровью и потом, и не имеющую возможности распроститься с этим, просто и для себя, и для народа продолжая разыгрывать денежную роль «плохого обманщика народа». Ее (персоны) полная, огульная, неприкрытая ложь в таком случае ― единственная возможность когда-то в будущем признаться, что в эти трудные годины для страны и народа она искренне в чем-то заблуждалась и, возможно, в чем-то оказалась неправа. Накопленное же богатство при этом, естественно, никуда не денется.

Появление новых политических сил на горизонте отобьет эту ужасную стратегию «черного зеркала» власть имущих, исторически всегда несущую народу гибели и страдания, по причинам вовсе не психологического толка, а как историческая, политэкономическая неизбежность. Политическую власть на ближайшее десятилетие займут «искренние» из поколения сорокалетних, и заблуждения их уже тоже будут искренними, а не намеренными, лживыми, актерскими.

В общественную же повестку Украины с упразднением «чернозеркалья» входит правда ― как неизбежный отныне фактор общественно-политического признания.

Однако всегда следует помнить, что поднимающая голову реакция всегда вернется к конспектам порошенковских политтехнологов 2017―2019 гг.

загрузка...

Загрузка...

У Порошенко объяснили, почему экс-президент...

Представители команды Порошенко объяснили, что «это его реакция на отмену...

Джек МЭТЛОК: "День независимости: момент раздумий с...

Яркие краски украинского флага и аплодирующие ладони символизируют радость и...

Украина после выборов

Хотя после президентских и внеочередных парламентских выборов в Украине прошло...

Многострадальный Чернобыль – теперь и в комиксах

Американская типография уже отпечатала первый тираж посвященного нашей трагедии...

Загрузка...

Великие нации должны жить вместе

Пока президент Зеленский принимал в Киеве как бы друга из Израиля, Путин слетал к...

Два взгляда на историю Украины

В этом году исполняется 80 лет с начала Второй мировой войны и 75 лет со дня освобождения...

За изотермой января

В большинстве успешных стран мера социализма такова, что вполне можно говорить о них...

Країна «У» – время, место, имя

В Украине две Конституции, в Великобритании ни одной. Кому от этого хуже? Будь в Украине...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка