Вектор синтаксиса

21 Августа 2021

Уважаемая редакция!

Анализируя искусственно создаваемые властью распри по поводу языковой проблемы, публицисты повсеместно упускают один существенный, даже едва ли не главный момент. Он связан с тем, что, насаждая принудительный перевод русских разговорных практик на украинский язык, официальная власть изначально не решает задачи совершенствования гражданами владения государственным языком.

Де-факто административными методами лишь поощряется нетворческий перевод выработанных многовековой русскоязычной практикой конструкций предложений (синтаксиса) с использованием украинского лексикона.

Уважаемый читатель, проведём эксперимент.

Вот два варианта перевода украиноязычного текста:

Шановно редакціє!

Аналізуючи штучно створювані владою чвари з приводу мовної проблеми, публiцистами повсюдно упускається, на мій погляд, один суттєвий, навіть чи не головний момент. Він пов'язаний з тим, що, насаджуючи примусове переведення російських розмовних практик на українську мову, офіційна влада не вирішує завдання вдосконалення володіння державною мовою.

Де-факто адміністративними методами заохочується переклад з використанням українського лексикону вироблених багатовіковою російськомовною практикою російськомовних конструкцій речень (синтаксису).

Шановнi пани редактори!

Аналiзуя штучно витворенi диспути о язиковiй проблематицi, уважаю, що у публiцистов весь час випадає з думки один важний, чи не найважнiший предмет для дебатiв. Уважаю то фактом, що засаджуючи обов'язкове україньске тлумачення росiйських практик у мовленнi, офiцiйна влада i попередньо не розв'язує проблему улепшення знайомостi обивателя з язиком державним.

Методи адмiнiстацiйнi де факто лише сприяють тлумаченню випрацьованих через вiки росiйськоязичних конструкцiй речень (синтактики) з використанням попросту лексикону українського.

Читатель без труда узнает две знакомые ему украиноязычные речевые практики.

Первая – натужный буквальный перевод русскоязычного текста с использованием русско-украинского словаря на украинский язык.

Вторая – (скажу сразу, это стилизация) – речевая практика, условно, западноукраинских спикеров. Она зачастую ставит в тупик людей, знающих украинский язык, но не имеющих связей на западной Украине.

Читатель также заметит, что именно вторая стилизованная речевая манера, примерно начиная с первой оранжевой революции, насаждается по всей Украине в качестве непременной нормы владения языком.

Если знающий украинский язык читатель даст труд себе прочитать пару предложений из колонки №2 не про себя, а вслух, он, вероятно, с удивлением обнаружит, что речь его звучит вполне в духе привычных проевропейских «западноукраинских» спикеров.

Теперь раскрою секрет этой стилизации.

Набранный русскоязычный текст через сервис онлайн-перевода был мною переведён на украинский язык (колонка №1).

А вот с колонкой №2 получилось хитрее – изначально это был перевод на язык (!) польский. А вот получившийся результат онлайн-перевода на польский уже дальше перевели на украинский.

Учитывая близость славянских языков, а также развитость современных онлайн-переводчиков, мы сохранили, как нам кажется, польскоязычную напевность и мелодику предложения, переведя её украинскими словами.

В колонке 1 мы имеем украинский перевод русскоязычного синтаксиса.

В колонке 2 мы имеем украинский перевод польскоязычного синтаксиса.

На мой взгляд, ни тот ни тот вариант ничего не имеет общего с собственно украинским языком, его творческой логикой создания новых смыслов носителем через общение посредством языка.

Мы видим вполне уродливые кальки с развитых и богатых иноязычных синтаксических канонических моделей, с элементарным переводом отдельных лексем (слов) по словарю.

Зная, каким именно образом достигается стилизация «западноукраинской» речи (полонизаторского суржика), читатель теперь вполне может догадаться, почему в ревностной практике государственного показного украинофильства повсеместно не насаждается образцовый чистый полтавский говор украинского языка.

Дело в том, что инициаторы языкового «украинофильства» вовсе не считают украинский полтавский говор образцовым для себя. Нормативный и естественный украинский язык для них – это язык запада, Карпат.

Развитие же языковых практик этого региона неотрывно связано с развитием польско-украинских языковых связей. Известен (легко разыскать в интернете) словарь полонизмов в украинском языке, состоящий не менее как из восьми сотен слов. Приведу из этого словаря навскидку пример:

багнет - bagnet - штык

багно - bagno - болото

бавити - bawiąc - забавлять

бавовна - bawełna - хлопок

бажати - zabagać - желать
байдуже - равнодушно; из польск. baj dużo - "болтай сколько угодно"

байка - bajka - басня

байстрюк - bajstruk – незаконнорожденный

внесок - wniosek - взнос

вовкулак - wilkołak - оборотень

водоспад - wodospad - водопад

возний - woźny - пристав

войовничий - wojowniczy - воинственный

волати - wołać - вопить
волохатий - włochaty - мохнатый

волоцюга - włóczęga - бродяга

вояк - wojak - воин

впертий - uparty - упрямый

вплив - wpływ - влияние
впоратися - справиться; из польск.uporać się
вправа - wprawa - умение, упражнение

вправний - wprawny - ловкий, умелый

впровадити - wprowadzic - ввести

и т.д.

Приближаемся к выводам. Если развитие украинского языка в советское время бесспорно развивалось в тесном содружестве и практическом взаимодействии с развитием языков славянских братских народов – русских и белорусов, имея преимущественное влияние на себя русского языка, то нынешняя политическая повестка, насильно разрывая эту связь, не может не искать связь с более сильной и развитой языковой системой. Этой сильной системой становится генетически связанная с западноукраинской языковой практикой польская система языка.

Для нас важно, что для максимально правильного усвоения «правильного» украинского языка в условиях политики разрыва русскоязычных связей, украинская власть, очевидно, должна была бы ввести изучение более развитого польского языка в своих школах. Отдельно это, надо признать, положительно бы сказалось и на развитии украинского языка, который бы взаимодействовал с живым и сильным близкородственным языком нации, находящейся на подъёме своих живительных сил, нации куда более развитой технически, защищающей себя, культурной, подлинно современной и т.п.

Однако, учитывая агрессивную националистическую политику украинского властного режима, полонизация украинских школ, тем более повсеместная, вряд ли возможна и реалистична.

А это значит, что украинский язык, который обречён продолжать быть жизнеподобной калькой с более развитых языков, не имеющий собственной общепринятой национальной синтаксической идентичности, будет продолжать своей лексикой обслуживать синтаксисы больших языков – русского и польского, создавая эрзац-коррелят национального языка – внутренний «украинский» язык.

Закрытый от влияния российско-польского повсеместного практического взаимодействия, продолжая практику блёклого обслуживания иноязычных синтаксических конструкций для внутренних нужд, насаждаемый украинский язык, бесполезный в международном общении, будет увеличивать свою конфликтогенную повестку, служа разрыву его носителей с любой мало-мальски подлинной современной мировой деятельностью.

Ведь трата сил на изучение по сути умирающего языка, удерживающего словарь, не дающего конкурентных преимуществ в глобальной игре, рано или поздно поставит вопрос перед каждым гражданином о потребности такой траты сил. И в таком случае стране и гражданам надо будет выбрать свой вектор силы, западный или восточный, и это неизбежно.

Читайте новости Украины и мира на страницах «2000» и в социальных сетях FacebookTwitterLivejournal, а также Telegram

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка