ЗУНР – УТРАЧЕННЫЙ ШАНС

15 Ноября 2017 1 5
Как известно, в октябре 1918г развалилась Австро-Венгерская империя. Независимость поспешили объявить  большинство народов, входивших  в нее. Галичина до последнего дня оставалась «революционно-несвихнутой», не помышляя отрываться от Австрии. Ее политики трезво смотрели на вещи: оказаться вне Австрии, значило быть захваченными Польшей. Поэтому с готовностью приняли Манифест императора от 17 октября о федеральном устройстве оставшихся земель и уже   на следующий день в Львове создали Национальный совет галицких и буковинских депутатов всех уровней, политиков и духовенства для переговоров о вступлении в федерацию. Она обещала какие-никакие свободы  без забот и напряжений при условии, что Австрия  отстоит Галичину у поляков.
Про объединение с УНР в единую соборную Украину вопрос пока не поднимался.
 Начавшиеся в Вене переговоры  были бесперспективными с самого начала: Польша уже создавала свое государство, пользовалась поддержкой стран Антанты – победителей в войне. Кроме того, в планах будущего миропорядка австрийская федерация не значилась.
Антипольское восстание 1ноября в Львове, т.н. «листопадовый зрыв», принятый под давлением некоторых членов Национального Совета, иначе как авантюрным шагом не назовешь: выходить на тропу войны с полутора тысячами сичевых стрельцов, часть из которых скоро разбрелась по домам, было безответственно, природнее было бы договариваться. Тем более, что польская сторона обещала широкую автономию. «Переворот 1 ноября 1918г застал наше общество полностью неподготовленным к государственной жизни»   (1)
Иначе и быть не могло.  «Сыновья  сельских священников или мелких чиновников, дети бедной, маленькой, забитой страны… с ограниченным миропониманием – где им было понять революционный дух борьбы? Они знали мелкую кулуарную борьбу: там выпросить должность для земляка, там школу для маленького городка. Это была сфера их политической деятельности. Еще, конечно, речи на выборах, в парламенте – где они чемпионы пустопорожней болтовни. Наученные и приученные только выпрашивать и подхватывать крохи со стола австрийских панов – как могли они сменить свою суть и природу и стать лидерами масс?...Более природно для них было, кланяясь и целуя ручки...уверять, что галицкие украинцы были самым верным, самым преданным народом Австрии".    (2)
Прекрасно зная природу галицких политиков и будучи плоть от плоти их, Е.Коновалец - будущий вождь ОУН, отказался вместе со своими стрельцами помочь малой родине. Они предпочли остаться в Киеве.
6 ноября под давлением Антанты австрийский император отрекся от престола. Австрия окончательно развалилась и Галичина поневоле вынуждена  была становиться на собственные ноги. Увы, в состоянии войны с Польшей.13 ноября было объявлено о создании ЗУНР, а уже через неделю Львов оккупировали поляки, и руководство бежало в Тернополь, затем в Станислав. Польской стороне предложили переговоры, но шансов даже на автономию почти не оставалось. Некоторую надежду на спасение давала  Парижская Мирная Конференция. Однако, вес Польши там был несравненно большим. Играло роль и то обстоятельство, что к январю 1919г уже более половины Галичины находилось в польских руках.
Оккупация не вызвала партизанщины, восстаний по типу малороссийской атаманщины. Не видя материальных стимулов, население оставалось безучастным наблюдателем. К тому же поляки с первых дней жесточайшим образом  подавляли попытки к сопротивлению: любой поляк имел право убить галичанина, невзирая на пол, возраст, социальное положение и меру вины. Их массово загоняли в концлагеря, тюрьмы, разоряли села.
В такой ситуации руководство ЗУНР решилось на «злуку» с УНР, хотя она вообще лишала каких-либо надежд на содействие Антанты: УНР считалась продуктом  Германии, а потому являлась незаконной. Не давала «злука» заметного преимущества и в военном плане: власть УНР не распространялась дальше Киева, ее армия находилась в плачевном состоянии. Как и в ЗУНР, организационная работа там подменялась совещаниями, дебатами; превалировало пристрастие к внешним эффектам. «Каждый универсал обязательно читался на софиевской площади с парадами, толпой попов, с церковными звонами, молебнем».  (2)   Со всем тем лицедейством, что и привело к бесславному концу.
«Злуку» провозгласили  22 января накануне вступления в Киев большевиков. Вот как описывает «торжество» дияспорский историк: «Праздник прошел сухо, тихо, почти неприметно… Войска разбегались, распространялись беспорядки».  (3)
В январе на галицко-польском фронте наступило переговорное затишье. Это помогло ЗУНР поправить свои дела. Проведя мобилизацию, поставили под ружье 70 тыс. вояков. К весне цифра возросла до 100 тыс. От УНР получили продовольствие, вооружение. Теперь армия имела пушки, автомобили, самолеты. Поэтому в конце февраля в состоянии оптимизма отвергли предложенную Мирной Конференцией линию раздела с Польшей, по которой две третьих Галичины оставались за ЗУНР. Правда, без Львова. А главное, без дрогобычской нефти.   (3)  Нефтяные аппетиты взяли верх над  здравым смыслом.
А в начале весны вырвался наружу тлевший все это время конфликт среди политических лидеров ЗУНР. Захватил он и армию, посеяв в ней раздор, падение дисциплины. В такой обстановке началось генеральное наступление  польской армии, усилившейся дополнительными частями.  Через  две недели  поляки заняли  всю Галичину.     
ЗУНР приказала долго жить. Больше половины ее вояков дезертировало. Остатки армии, еще достаточно многочисленные (45 тыс. штыков) и политическое руководство перебрались на Большую Украину. Но сливаться с УНР не спешили. «Злука» продолжала оставаться чисто декларативным документом. С самого начала галицкая сторона руководствовалась собственными интересами: вела сепаратные переговоры с Польшей, настойчиво искала благосклонности Антанты. Ее представители  «слонялись по антантовским прихожим, изо всех сил стараясь доказать, что они… тихие, благонадежные рутены, каким надо даровать право  на самоопределение».  (2)   
Такие действия противоречили договору о «злуке», вызывали негативную реакцию правительства УНР и ярость Петлюры.
После потери Галичиной территорий, позиция Антанты относительно нее ужесточилась. Теперь она совпадала полностью с польской, утверждавшей, что «у галицких политиков отсутствует всякая организованность и государственный инстинкт; отсутствует какая-либо юридическая и вообще умственная культура, необходимая для того, чтобы управлять собственным государством».   (4)    В конечном итоге закончилось тем, что «благонадежным рутенам наказали слушаться поляков, не ссориться с ними и не надоедать Антанте своими нудными жалобами и не выдумывать никаких самостийностей и самоопределений, а достичь взаимопонимания либо с поляками, либо с русскими контрреволюционерами».  (2)
Не помог и папа римский, к которому обращался митрополит Шептицкий.
И галичане, к тому времени уже ярые «национально-свидомые» украинцы, всхлипнув, начали тайно сговариваться с Деникиным о новой «злуке» в надежде получить в составе «единой и неделимой» России какую-нибудь автономию.  (3)   Вынуждала и ситуация в армии: полураздетая, без медикаментов она погибала от тифа.
Одновременно активизировались представители ЗУНР в руководстве УНР и ее правительстве. Мастера интриг, они дважды пытались совершить переворот с целью смещения Петлюры и переориентации УНР на Антанту и Деникина. Что примечательно, все это проводилось после заявления Деникина: «Самостийной Украины не признаю!» и начала масштабных военных действий Добровольческой армии против УНР.  (3)
7 ноября 1919г. приказом «диктатора» ЗУНР Петрушевича армия и правительство были переданы в подчинение Деникина.  «Злука» умерла. Большинство ее «отцов» бежали из Украины. Бежал и Петрушевич с «урядовцами», бросив на произвол судьбы войска.   (5)
Союз с Деникиным просуществовал недолго. Потерпев несколько поражений от большевиков, его дивизии отступали в Крым. Стало очевидно - большевики будут победителями в гражданской войне. Тут же среди командования галицкой армии объявились сторонники Советской России. Уже в декабре подписывается с винницким губернским комитетом КПБ (У) т.н. союзный договор.  (5) Очередная «злука», согласно с которой разрывался союз с Деникиным, армия объявляла себя Червоной Украинской Галицкой Армией (ЧУГА) и присоединялась к вооруженным силам РСФСР. Еще  ЧУГА обязалась создать внутри себя коммунистическую партию.  (5)
Ни КПБ (У), ни украинское правительство договора не утвердили: такого рода союзники большевикам уже не были нужны. Тем более, что на тот момент ЧУГА не могла вести  военных действий. Речь шла, скорее, о ее выживании. Вопрос решился в иной способ: приказом из Москвы ее реорганизовали в три отдельные бригады и рассредоточили по дивизиям Красной Армии.   (5)  Шаг оправданный: будучи единой, она могла при удобном случае в очередной раз перекинуться к новому союзнику и оголить значительную часть фронта.   
Так и получилось. Уже весной 1920г. галичан потянуло домой. Две бригады ушли к полякам, несмотря на террор, чинимый теми в Галичине. Они были разоружены и пережили весь ужас польских концлагерей. Третья бригада, отступая, попала в плен и оказалась там же.   (5)
На этом, игра в политиков и военных стратегов завершилась. Не сплоченные идеей, без конкретных целей и задач, ее участники не могли закончить иначе. Весь их путь – путь интриг, измен, упования на милость сильнейшего, кем бы он ни был. Не меньшую роль сыграла традиционная местечковость и неприятие нового, непредсказуемого, пусть даже сулящего свободу. Беспокойные большевики  с их идеей мировой революции, дисциплиной и готовностью воевать до победы, отталкивали. Ближе казались поляки, с ними было привычнее, их буйство, думалось, как-то перетерпится, жизнь наладится.
По этому поводу нельзя не процитировать И.Франко: «Я не люблю русинов…Так мало между ними нашел я характеров, а так много мелочности, тесной заскорузлости, двуличия и гонора…не знаю, за что должен я любить ту расу, лишенную закалки и силы воли, так мало способную к политической жизни…такую плодовитую на оборотней самого разнородного сорта».     (8)
Был ли у Галичины шанс на успех в противоборстве с Польшей? Был! Становление польского государства  происходило нелегко, в состоянии войны с УНР, большевиками, в вооруженных конфликтах с Чехословакией, Германией, Литвой, что требовало немалого напряжения сил и средств. Стотысячная галицкая армия, более чем двукратный перевес населения, лесистая местность давали ЗУНР прекрасную возможность для успешной партизанской войны. Польша физически бы не выдержала ее. Но для этого нужны были воля, целенаправленные действия и поддержка народа, ожидавшего раздела панских земель. Без выкупа, естественно.
Как раз земельную реформу в условиях Галичины провести было невозможно. Греко-католическая церковь противилась такой реформе, она была одним из крупнейших землевладельцев. Земельным магнатом являлся и ее глава митрополит Шептицкий. Учитывая всеохватывающее влияние церкви, посягательство на ее земли было сродни богомерзкому поступку. Потому здесь и не было самозахватов, как на Украине. Политики же молчали, отделываясь воззваниями, призывами к патриотизму, проводя бумажные реорганизации. «Они не желали никаких социальных или политических изменений в Галичине – этом многовековом  феодальном княжестве».   (2)
В результате, народ проигнорировал ЗУНР, получив вместо земли мобилизацию в армию, непомерные реквизиции, «коррупцию и взяточничество среди многих представителей властных структур».   (1)    Напротив, польское меньшинство продемонстрировало активную партизанскую деятельность, переросшую к лету в массовое восстание. 
 
                                   Использованная литература:
1 – І.Васюта    «Політична історія Західної України».
2 В.Вінниченко    «Відродження нації».
3 – Н.Полянська-Василенко    «Історія України  1903-1923 гг.».
4 – О Бойко  « Історія України».
5 – Н Гірняк   «Останній акт трагедії УГА».
6 – В.Поліщук   «Український націоналізм у документах».
7 – Я.Грицак та інші     «Історія України».
8 -  И.Франко      «Дещо про себе самого».

Редакция может не разделять мнение автора материалов. Публикации подаются в авторской редакции.


Загрузка...
Загрузка...

Урина как панацея для украинских пациентов

На всём юге Украины – а это Одесская, Николаевская, Херсонская и Запорожская...

Два скандала в один день

22 мая 2018 - Черная среда постсоветской Украины?

Приговор для «партии войны»

Чтобы совершать великие дела … не нужно быть выше людей, нужно быть вместе с ними...

Франция победила гитлеровскую Германию? Удар Европы...

За победу Европы над нацизмом. В планетарном масштабе.

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Виктор
16 Ноября 2017, Виктор

Если даты не смотреть и действующих лиц, то фактаж, что про сегодняшний день.

- 7 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка