Взломать можно любой закон

№51–52(801) 23 — 31 декабря 2016 г. 23 Декабря 2016

А идеальный нам просто не нужен

Провал закона о спецконфискации может стать миной под подготовленный бюджет-2017 — ведь Кабмин намеревался с помощью этого механизма получить сумму в 10,5 млрд. грн.

Закон недобрал на голосовании 8 декабря 50 голосов народных депутатов — и основным оправданием отступников стала риторика о защите прав людей, которые могут пострадать от произвола правоохранителей. Эти тезисы повторяют и некоторые эксперты. Например, политолог Александра РЕШМЕДИЛОВА предупреждает:

«В августе замминистра юстиции Павел Мороз заявлял, что количество рейдерских захватов в 2015 году достигало трех тысяч, 2700 из них завершились успешно. На своей странице в Facebook он написал, что «истерия» вокруг рейдерства преувеличена. Однако в Антирейдерском союзе предпринимателей Украины оптимизма Мороза не разделяют, утверждая, что в 2016-м количество рейдерских захватов выросло почти до 5000.

О том, что ситуация с защитой собственности в Украине близка к катастрофе, говорит и подготовленный Международным альянсом прав собственности рейтинг стран по уровню защиты собственности, в котором Украина по результатам 2016-го опустилась с 109-го на 115-е место среди 129 стран, оказавшись в компании Никарагуа и Мадагаскара.

Динамика показывает, что рейдерство представляет собой системное явление, главным базисом которого является тотальная коррумпированность законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, тесно взаимодействующих между собой.

Изменения в закон об акционерных обществах, законы об исполнительном производстве, органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов, открытие государственных реестров, внедрение электронных деклараций — представляют собой вымощенный благими намерениями путь к фактически безнаказанному отжиманию чужой собственности.

Вишенкой на этом сладком торте должен стать закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов».

Принимая в расчет официальные данные МЭРТ, согласно которым 40% украинской экономики находится в тени, а по неофициальным больше 50%, власть получит инструмент, с помощью которого сможет как обзавестись ценными активами, отняв их у конкурентов, так и привести к лояльности наиболее буйных политических оппонентов, воздействуя на них через механизм спецконфискации».

«2000» спросили у Ярослава ЮРЧИШИНА, исполнительного директора Transparency International Ukraine, насколько подобные опасения обоснованны.

— Законопроект о спецконфискации много перерабатывали. Является ли последний вариант абсолютно безопасным, не несет ли угрозы злоупотреблений?

— В нашей судебной системе ничего гарантировать нельзя! Но разница между первым вариантом закона, подававшимся Пашинским и компанией, и нынешним документом огромна. То, что спецконфискация проводится в рамках не уголовного, а административного дела, только по решению суда, делает защиту третьих сторон (тех, кто мог быть неумышленно вовлечен в коррупционные схемы и даже сам стал их жертвой) максимальной.

Говорить о том, что все проблемы решены — нельзя. Но действенность этого механизма без практической проверки изучить невозможно.

Самый главный риск заключается как раз в том, что за дискуссиями и попытками создать сверхсовершенный механизм мы можем банально потерять те ресурсы, которые могли пополнить бюджет. Особенно это касается денег на счетах, которые непрерывно обесцениваются инфляцией.

Поэтому, выбирая между идеальным, но в далеком будущем, и хорошим, но сегодня, я предпочитаю второй вариант. Ни один самый великолепный закон в Украине, где лишь частично применяется принцип верховенства права, не гарантирован от взлома.

— Существует и мнение, что проталкивание закона призвано снять общественное и политическое давление с Генпрокуратуры, не способной успешно завершить громкие дела о коррупции.

— Конфискация в рамках уголовного производства занимает определенное время. Принимая во внимание эффективность нашей Генпрокуратуры, мы можем ждать от нее результатов вечно.

Transparency International снимать давление с прокуратуры точно не будет. Этот законопроект также не снимает с ГПУ обязанности быть активной по санкционному списку, по возврату активов в Украину — а ведь в этом направлении делается очень мало.

В то же время мы имеем значительные средства, замороженные на активах Ощадбанка. И эти средства не работают, обесцениваются, ими никак нельзя воспользоваться!

Нужно понимать, что данный закон — это не борьба с коррупцией. Это всего лишь технический механизм, который возвращает деньги налогоплательщикам, нам с вами.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка