Прогноз от Карасева: вторая половина года будет бурной

№51–52(801) 23 — 31 декабря 2016 г. 23 Декабря 2016 4 4.1

В конце года хочется думать о хорошем, но что-то не выходит.

А тут еще опрос, который недавно проводили «Деминициативы» на предмет соблюдения в стране прав человека.

Так и спрашивают: каким образом за последние два с половиной года, что минули после майдана, изменилась ситуация?

Интересно, кто-то считает, что с правами стало лучше?

С этой темы мы и начали беседу с известным украинским политологом Вадимом КАРАСЕВЫМ.

Встретились в парке Шевченко, в ресторанчике «О'Панас». Там у Вадима Юрьевича, можно сказать, свой столик. Прошлой осенью, когда мы виделись, он сидел там же, у окна, за компьютером, а весь стол — в стопках книг и рукописей.

— Если говорить о правах гражданских, — принялся рассуждать г-н Карасев, — то они существенно не изменились: найти правду в судах человеку как было сложно раньше, так и сейчас. Улучшения тут нет: суды больше — для элиты.

Такое правовое государство — т. е. для элиты — было сформировано в Украине еще лет 10—15 назад, когда эта олигархическая республика была в расцвете. Собственно, таким же образом развитие правовой государственности шло и в Европе в ХIX столетии. Хотя потом правовое государство для элит просачивалось и вниз, к народу, поскольку часть народа становились собственниками, обрастали имуществом. И для того, чтобы защитить свои имущественные права, надо было иметь доступ к судам. А что такое всеобщий доступ к судам? Это доступ к справедливости — через институт независимого суда..

При всех больших обещаниях, заверениях о независимости судебной власти — ничего существенного не происходит. Вся судебная реформа сводится к попыткам обеспечить инструментализацией судей в пользу тех или иных политических групп. Т. е. это — способ защиты своего политического клана. С одной стороны, от внешних политических и «бизнесвторжений». С другой — подавление политических конкурентов.

Поэтому до сих пор право и судебная система у нас носит не столько универсальный, сколько технический характер. Несмотря на то что было ключевое явление, которое назвали «революцией достоинства», на судах, призванных по сути обеспечивать достоинство человека, это никак не сказалось.

— Тут по поводу судов письмо президенту на днях передали: просят по-новой создать систему независимого правосудия, лишенного коррупции и прочих грехов. Обращение подписали и патриарх Филарет, и певец Вакарчук, и актриса Роговцева, и группа представителей общественных организаций, включая г-жу Бекешкину из «Деминициатив». Думаете, это сработает?

— Можно давать бесчисленное количество советов, выдвигать массу инициатив, но все это будут подпорки, протезы, искусственные способы поддержания нездорового пациента. На самом же деле проблема вот в чем. Что значит «жить по праву»?... Кстати, во многих языках нет слова «право»: это такое романо-германское изобретение. Если же взять русский язык, то «право» — однокоренное с «правдой». Но это ложная альтернатива, когда говорят — «жить по правде либо по праву». Запад давно дал ответ: надо жить по праву. А это — очень сложная наука.

Что же касается в целом социальных прав человека — насколько они изменились в стране за последние два—два с половиной года, то тут мы еще больше потеряли. Есть такой штамп с советских времен — «уверенность в завтрашнем дне», которая как раз и обеспечивалась сеткой социальной безопасности. О какой уверенности сейчас можно говорить? Люди не знают, будет ли у них работа, смогут ли они защитить свои депозиты в банках, не уверены — насколько курс национальной валюты будет стабилен в течение какого-то промежутка времени. В конце концов, люди не знают, можно ли вообще доверять власти и государству в нынешней ситуации.

— Вернусь к опроснику «Деминициатив». Спрашивают: кто больше всех нарушает права человека? И дается список из 15 вариантов ответов, в том числе «президент», «премьер» и т. д. Вы бы что выбрали?

— «Власть». У нас даже иногда это слово пишут с большой буквы. А западный дискурс скажет — «правительство», причем с маленькой напишет. Правительство — от слова «право», управление, правила. А «власть» — это что-то внешнее, чуждое, которое тебя сильнее. И когда я говорю, что главным нарушителем права в Украине является власть, то это потому, что она изначально выше, несмотря на то что ее должны избирать. Но у нас избирают людей, но не избирают власть.

Все пропало, снимают гипс

— Весь год у страны была главная фишка: вот-вот нам дадут безвиз. Никто по сути не вникал — даже если б случилось чудо и все-таки дали, то что бы по большому счету изменилось для подавляющего большинства граждан?

— Знаете, у нас есть такая черта ментальная — преувеличивать, сакрализировать или астеризировать — от слова «астероид». Это такая «возгонка» из-за того, что не хватает возвышенных целей в стране. И сублимация европейской мечты — это безвиз. Для многих сегодня — и во власти, и в обществе — становится понятным, что цель Украины — ЕС — весьма далекая и труднодостижимая. Таким образом, должно быть какое-то замещение. Учитывая, что никакой другой стратегии нет, и начали в качестве «варианта евромечты» это муссировать.

Скажу так: безвизовый режим стал некоей коллективно воображаемой формой, которая была навязана с помощью медиа и постоянных риторических упражнений. Вот такая текстурбация — со стороны властей, чтобы поддерживать настроения того, что мы как бы движемся по пути евроинтеграции.

— И когда в очередной раз этот самый безвиз не дали, то вице-спикер г-жа Геращенко разразилась гневной отповедью в адрес неблагодарной Европы, а крупный деятель во фракции БПП демонстративно стал топтать мандат депутата.

— Это как в «Бриллиантовой руке». Помните возгласы Козодоева: «Шеф, все пропало, гипс снимают!» Истерики политиков мне часто напоминают эту комедию... Потому что безвиз — это способ имитировать движение по евроинтеграционному пути. Такое накручивание приводит к эмоциональным всплескам, что выражаются в подобных истероидных вещах, о которых вы сказали.

А что такое истерик? Это человек, который лишен опоры, не знает, как ему действовать. Так вот все говорит о том, что у тех, кто делает подобные заявления, нет плана Б.

Хотя, если уж посмотреть здраво, не должен государственный курс сводиться к одному-единственному — фетишу... Впрочем, мы этим занимаемся все 25 лет: создаем кумиров, потом разочаровываемся, проклинаем. Сегодня ты президент, тебя любят, обожают, а завтра — ненавидят, унижают.

Просто на самом деле у нас нет четкой опоры. Ведь и прежде считали, что главные проблемы за нас будет кто-то решать: одни говорили — Россия, поэтому нам надо туда, в Таможенный союз, там наше спасение. Кто-то говорил — нет, нам в НАТО, на Запад. При этом свою столицу мы искали где угодно, только не в Киеве.

— Украина перестала быть приоритетом №1 в Европе. Об этом не так давно заявил депутат Европейского парламента от Словацкой Республики, член комиссии по вопросам сотрудничества ЕС—Украина г-н Штефанец, Понятно, есть другие проблемы — Сирия, миграция, Brexit. Но к нам, по-моему, Евросоюз в целом за последний год прилично охладел. Или это не так?

— Европа устала, поскольку до сих пор не знает, что с нами делать. Единственное, что определила для себя, — это не отдать Украину России. Но наша страна оказалась лишь элементом игры, а не самоценным активом для Европы.

Тем более что такую большую державу, как наша, с ее сложными отношениями с РФ, конфликтом на Донбассе, слабой экономикой при огромнейшей коррупции очень трудно переварить Европейскому Союзу. Даже в лучшие времена Украина была не по силам ЕС: слишком большой кусок для того, чтобы его обжарить, подготовить, накачать разными специями, как это делалось с Польшей. Польша ведь до сих пор получает помощь и еще два года будет получать. Не говоря уже о других странах восточной периферии ЕС.

Но с Украиной ситуация получилась несколько иной: мы не успели на праздник жизни ЕС в начале 2000-х. Но до сих пор туда стремимся. И вот когда уже оказались на пороге ЕС, выяснилось: праздник жизни там заканчивается. Свадьба завершилась. И теперь начинается развод. А мы-то все еще к свадебному столу спешим...

И перед какими альтернативами сегодня оказались? Быть полупериферийной экономикой ЕС, как другие восточно-европейские страны? При нынешнем уровне жизни и самой структуре экономики это значит, что постепенно будут усекаться индустриальные отрасли, космос, авиа. Да это, собственно, уже происходит. Тогда встанет вопрос о так называемой «полезности Украины», потому что как таковая вся страна для Европы не полезна, только часть нужна ЕС... И как быть? Вот об этом мы сейчас по-взрослому должны задуматься.

— Прискорбно, что у нас сплошное «крушение мечт»...

— Если уж говорить о мечтах, которые нами овладевали последние четверть века, — жить лучше, в большем достатке и т. д., то единственное, что может сегодня сделать человек, так это отсюда уехать и работать в Европе или еще где-то, обеспечивая стремление к той самой своей мечте.

Кто кому террорист

— Собственно, неудачи как 2016-го, так и предыдущих двух лет оправдывают одним словом: «Донбасс». «Что ж вы хотите, у нас война на Донбассе!» — т. е. и зарплаты, и любое «покращення» откладывается само собой. И тут Савченко со своими инициативами — возможно, наивными, где-то спонтанными, но, может, рациональное зерно там все-таки есть, чтобы войну закончить. А мы сразу ее из фракции исключаем, в «агенты Путина» записываем... Нет, записали давно, «кремлевским проектом» окрестили. А сейчас хотим вообще из парламента выкинуть.

— Это сложнейшая тема. И мы тут будем входить и в лингвистику, — предупредил собеседник и произнес целый монолог.

«В политике, дипломатии слово — впереди действия... Что касается позиции представителей «ЛНР»—«ДНР». Да, они защитники своей родины, своей территории. Но они защищают ее с помощью РФ — советников, войск и т. д. И этот детонатор привел к вооруженному конфликту. Были вооруженные наемники из группы Гиркина—Бородая, которые пришли из Крыма, в апреле позапрошлого года взяли Славянск, отсюда все началось.

Далее, если говорить о самом конфликте. Когда в первые дни после майдана все были в эйфории, победители скоропалительно принимали глупые решения, в том числе и по языку... Многие тогда на Донбассе думали: постойте, мы так не договаривались. Следовательно, они вышли из общественного договора. Защитить их не было кому: Партия регионов рухнула, да она их в принципе не особо-то и раньше защищала, разве что свой бизнес на Донбассе. И люди оказались без поддержки. Центральная власть ничего не делала, чтобы вернуть их или хотя бы услышать. А вот РФ в условиях «Русского мира» и с помощью своих других искателей «счастья» спровоцировала вооруженные действия.

Но, с другой стороны, это и конфликт между Украиной и Россией, и конфликт между Западом и РФ. Ведь Запад тоже подталкивал нашу страну на действия, чтобы ослабить Россию. Так что все, о чем мы говорим, не имеет единого измерения.

Даже сам Минский процесс — больше внутренний, а «нормандский» формат — больше внешний. Так вот и на уровне этих форматов, призванных рассмотреть ситуацию на Донбассе, уже учитывается «слоистость» всего «комплекта».

Савченко сказала, что «ЛНР»—«ДНР» — не террористы, не сепаратисты. Где-то она права. Потому что террорист имеет обозначения в международном правовом поле.

В отличие от чеченских террористов, террористы Донбасса, слава Богу, не подкладывали бомбы в Киеве в метро. Создав свои вооруженные группы, не обвешивались поясами джихадистов. Но сепаратисты ли они? Тут подлость и парадокс в том, что на самом деле они не хотят, по крайней мере на словах, эти территории отколоть от страны! Они говорят: мы готовы жить в Украине. Значит, не сепаратисты? Так кто же они такие? Этот вопрос не решен ни на лингвистическом, ни на каком другом уровне. Более того, если посмотреть ТВ, особенно в разгар военных действий, то в одном сюжете об этих событиях могли использовать слова «террорист», «сепаратист», «боевик», «повстанец», «ватажок» и т. д.

Минский процесс ни шатко ни валко войну все же остановил, но он движется по замкнутому кругу. И непонятно — где его логическое завершение? Точно так же и «нормандский» формат: когда собираются президенты и премьеры, они тоже в основном занимаются формальными договоренностями, не совсем понимая, как решить этот конфликт.

И снова приходим к лингвистической неопределенности, когда говорим — это АТО или война? Военные действия могут быть и без войны. А война — это правовое состояние. Если так, то есть конвенция по пленным, которую надо выполнять.

Если война, то Плотницкий и Захарченко уже не террористы, а враги. Враг легализован, его даже где-то уважают, а террористов уничтожают. С другой стороны, назвать их террористами можно разве что на уровне морального негодования. Но тогда мы с ними никогда не сможем договориться, потому что с террористами не договариваются.

И еще. Если это война, то вы либо побеждаете, либо капитулируете. Другого решения нет. Либо победа, либо поражение. Как-то у меня был немецкий журналист, так вот он спрашивает: «Когда же вы будете выполнять Минские соглашения?», я отвечаю: «Когда проиграем». А он: «Так вы уже проиграли», на что говорю ему: «Ну нет! Расскажите это любому человеку на улице, он вам скажет — нет, мы выиграли, наши киборги сохранили аэропорт и т. д». То есть в обществе нет впечатления, что мы проиграли, наоборот — что победили Путина.

Лучше всего строить государство не на мирных переговорах, договорах, консенсусах, а с помощью внешней войны. Во-первых, налоги, во-вторых, все можно оправдать войной: не власть враг народа, а кто-то извне. Поэтому на войне быстрее выстраивается силовой контур державы: армия, служба безопасности, к тому же это хорошая расчистка и политического поля, потому что если «война», то есть и «агенты», «пятая колонна». И очень сподручно в таких условиях ограничивать возможности тех, кого власть называет «колаборантами».

Вадим Карасев, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Призрак Коломойского

— Один из последних опросов Центра Разумкова дал такие результаты: более половины респондентов категорически не считают патриотами Украины Петра Порошенко, Владимира Гройсмана и, что особенно умиляет, Андрея Парубия. Ваше мнение: что случилось с опрошенными? Они разуверились в «ватажках» майдана?

— Когда народ увидел е-декларации, то ощутил бездну между ними и собой... На одной из ТВ-программ, а я в ней участвовал, озвучивалась такая цифра: у 75% граждан вообще нет сбережений! Я был потрясен. Вот поэтому люди и считают, что патриотизм, демонстрируемый руководством страны, не настоящий, им прикрывается банальное стремление элит к самообогащению. И если секретарь СНБО заявляет, что держит деньги не в банке...

— ...и всем советует переводить гривни в доллары, пока не поздно...

— ...то откуда ж возьмется патриотизм?

— Коль уж мы заговорили о деньгах — и как о них не говорить! — а также о патриотизме, то не могу обойти тему «ПриватБанка» и самого Коломойского, который в 2014-м называл себя большим патриотом, «жидобандеровцем», а теперь переходит в разряд пока не то чтобы врагов, но близко к этому...

— Империя Коломойского практически исчезла в результате длительной осады. Он защищал свои бизнес-активы в 2014 году. Но в то время бизнес-интерес Коломойского, Корбана, Филатова совпал с интересами страны. Просто тогда так вышло, что защищая себя, они защитили Днепропетровск. Теперь же, потеряв «Укрнафту», ряд активов на Донбассе, тот же Стахановский ферросплавный завод, как у страны в целом, так и у Коломойского стало меньше денег. Но его, конечно, прижали.

— И как только, по меткому выражению одного из моих давних знакомых, что трудится в АП, «призрак Коломойского стал появляться на Банковой и у Гонтаревой», было понятно: «Приват» у него отберут или по-хорошему, или по-плохому.

— А ведь этот банк — жемчужина олигархической империи. Через него можно было давать льготные кредиты своим предприятиям. Собственно, вся наша экономика поддерживалась за счет олигархических производств, которые кредитовались в своих банках под хорошие проценты. В Европе это может быть 2%, но не 22% или 25%, как у нас!

Фирташ пал, до этого пал Живаго. Пока еще на плаву империя Пинчука, но у него, правда, не было такого банка, как у Коломойского. Остался еще Ахметов. И он по-прежнему считается королем Донбасса: без него решить какие-либо проблемы там и сейчас невозможно. В какой-то степени, я бы сказал, Ахметов — это статус-кво между Донбассом и Украиной.

А вот в услугах Коломойского такого рода власть не нуждается. Более того, он мешает. Поэтому разгром старых олигархов продолжается... Может, вместо Ахметова и ему подобных придут олигархи яиц и кур? Раньше главными направлениями экономики что было? Уголь, сталь, локомотивы, промышленные предприятия Восточной Украины. А теперь это Центральная Украина, холдинги, «наши рябы» и т. д. Может быть, это вообще изменение профиля страны?

— Как-то нерадостно заканчивается год, особенно для «приватовских» вкладчиков...

— ...зато для президента заканчивается вполне удачно. Именно потому, что империя Коломойского рухнула. Думаю, и другие олигархические группы начнут падать, как фишки на игровом поле. Потому что они уже слабые.

Трамп не будет нами заниматься

— Каждый год мы ждем чего-то. Последнее время — выборов. Причем не меньше, чем безвиза. Хотя на самом деле — опять же! — все убеждаются: с приходом новой каденции ничего не меняется. Нам обидно, мы страдаем, как мыши, которые колются, но продолжают есть кактус. И когда говоришь с кем-то из политиков на предмет — есть ли в стране оппозиция, то непременно слышишь что-то вроде этого: «Конечно, есть! Как не быть? Вот будут выборы...» и дальше по тексту.

— Сейчас оппозиция — в рамках ролевой игры. В чем подлость нынешней ситуации? Когда был Янукович, была контрэлита. Знали, кто может прийти ему на смену... А вот сейчас, если обвалится, кто придет? Лещенко?.. Коломойский?

— Интересный ряд.

— Но их хорошо нейтрализовали: одного — через квартиру, другого — через банк... Назовите еще кого-то! А нету никого — новых нет и не будет долго! Потому что произошла смена политических поколений. И все, что было более-менее подходящее, оно ушло, уехало. Кто остается? Саакашвили?

— Типун вам на язык.

— Контрэлиты попросту нет. Когда в начале 2000-х премьером был Ющенко, вокруг него сформировалась элита национал-демократическая. И тогда через такой брутальный повод, как «пленки Мельниченко» и проч., власть перетекла к этой группе. Правда, у Ющенко хватило ума подождать 2004-го: он не особо стремился к власти. А сегодня ситуация говорит о том, что мы исчерпались. У нас нет людей, с кем можно было бы связывать позитивный альтернативный курс.

А что касается парламентских выборов... Тут есть только один смысл. Они могут привести лишь к тому, что выскочит «Народный фронт» из ВР, придет какой-нибудь Рабинович-Мураев и тогда, возможно, сыграет на новую коалицию, изберут премьера, который и станет альтернативой президенту.

— Могли б под елочку нашим читателям и напророчить что-нибудь пооптимистичнее.

— Могу точно сказать, что вторая половина года будет бурной. Это не зависит от внутренних факторов. Вообще внутренних факторов как таковых в Украине нет.

— Думаете, на нас скажется политика нового президента США?

— Трамп вывел Америку из глобализации. Вот и все. И он не будет заниматься Европой и Украиной. Значит, нами будет заниматься Меркель либо кто-то другой... Стало быть, глобальная конструкция начнет меняться.

А у нас ведь все завязано на глобальный тренд, и курс — полностью на Запад. Но если Запад будет ослабляться, то... В любом случае для нас это станет проблемой. Потому что для власти каких-то внутренних соперников, раздражителей по сути нет. И она сейчас сильна как никогда.

Но что дальше? Дальше может быть все что угодно. Потому что потеряв государство-покровителя, придется самим принимать очень трудные и серьезные решения. Вплоть до того, что тот же Донбасс или весь минский формат будет отодвинут в сторону.

Возможно, решать проблемы, в том числе и по Крыму, придется в двустороннем порядке с Путиным. И идти по пути Эрдогана. Иногда в политике приходится делать кульбиты. В этом и состоит ее искусство. Меняться, не изменяя себе, — закон политики. Хотя при этом нужно держать четкий курс, иначе можно все проиграть. На кону большая территория. И нам ее надо сохранить.

В этом столетии будет четкое размежевание для государств: либо оно сильное, либо слабое. Либо менеджер, либо «государство-пролетарий». Но это значит, что тебе кредит не дадут, пока, допустим, не поменяешь прокурора. И гарантий на поддержку тебе никто не даст.

Так вот Украина должна попасть в первую колонку государств. Мы не будем такие, как Иран, Россия, Китай. Но статус средней региональной державы можем себе обеспечить. Не стоит ждать, что нас куда-то пригласят, еще и стульчик подставят.

Мы на пороге колоссальных перемен. Это может спровоцировать и наши внутренние изменения в сторону усиления державности. Наконец-то, возможно, главной целью для наших властей станет не обогащение и прикрытие этого обогащения ложными мишенями, а четкое понимание — либо в ЕС, либо в ТС. Третьего не дано.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Егор Калейников: Пока есть энергия, надо играть

Украинцу, который смотрит политические дебаты, знает все об управлении страной, не...

Юрий ЧЕБАН: Бомбить Москву не собирался

«В Рио у меня на лодке были изображены украинские казаки — и то некоторые...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Комментарии 4
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ярослав Дабижа
26 Декабря 2016, Ярослав Дабижа

Неожиданно интересное и содержательное интервью. Стыдно признаться, начинаю лучше думать о Карасеве:). И конечно, отличная работа журналиста. Спасибо.

- 10 +
Ivan Kovalets
24 Декабря 2016, Ivan Kovalets

Это интервью Карасева понравилось гораздо больше предыдущих. Но читая его никогда не уверен в том, говорит он от себя, или озвучивает чей-то посыл. Вот он фактически признал, что ДНР - не террористы. От себя он это сказал, мб даже где-то рискуя, или озвучивает новые настроения президентских кругов?

- 21 +
Владимир Расчубкин
05 Января 2017, Владимир Расчубкин

Вы правильно сказали. А я скажу проще - это шкура продажная(умная, начитанная,образованная - что вдвойне страшно), меняющая свое мнение в зависимости от конъюктуры. В Библии таких индивидов называли ложными пророками.

- 10 +
Fed Stogrammovich
24 Декабря 2016, Fed Stogrammovich

То же мне оракул нашёлся!.... Статью читать не стал.... Заголовка достаточно, без него знаю, что хреново будет......

- 4 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка