Попытка номер два

14 Июня 2021

Збигнев Бжезинский: «Поспешная демократизация, навязываемая извне, обречена на неудачу. Устойчивая либеральная демократия выращивается постепенно и укрепляет себя изнутри»

Публицистические аналитические материалы, касающиеся вопросов политики, экономики, социальных аспектов, в своей основе предполагают анализ окружающего нас мира, причин, почему он таковым является и попытку заглянуть в будущее.

 

Практически стопроцентно они оказываются по части предсказания безуспешными, но вот анализ ситуации и причин каждый из авторов делает более достоверно. Все зависит от уровня компетенции, широты кругозора автора, а также в значительной степени -- от умения подняться над суетой: подавить свое субъективное суждение и руководствоваться объективными фактами, понимать тенденции современного мира.

 

Одним из таких мировых аналитиков является Збигнев Бжезинский. Он был допущен в святая святых – высшие политические круги США последних десятилетий, когда могущество этой страны достигло своего предела. Важно отметить, что автор не скрывает того, что «эта книга содержит субъективные утверждения. Моя оценка вытекает также из моего личного опыта… в качестве заинтересованного наблюдателя». И это вдвойне ценно, ибо Бжезинский является выразителем взглядов целого пласта американской элиты, именуемой сегодня глобальной.

 

Это вторая книга, которую я подвергаю такому анализу, называется она «Второй шанс». Безусловно, по ее прочтении у меня сложился свой цельный взгляд на причины того, почему Збигнев Бжезинский подобным образом излагает видение ситуации, и это можно было бы озвучить в предисловии. Однако считаю более основательным такой подход, когда анализ идет постепенно, по ходу книги: тогда есть возможность анализировать каждую реперную точку в его изложении, а таковых здесь немало.

 

&&& Кто в доме хозяин

 

Первые две главы книги целиком посвящены осознанию того, что произошло после развала Советского Союза и какой шанс получили в результате этого США.

 

«Никогда прежде в истории не было, чтобы лишь одна держава занимала верховенствующее положение. Поэтому для безопасности и благополучия не только самой Америки, но и для всего мира в целом жизненно важно, осуществляет ли Америка свое всемирное руководство ответственно и эффективно» (стр.9).

 

Автор сразу осуществляет подмену понятий, которые в дальнейшем лежат в основе его рассуждений – «верховенствующее положение» никак не обозначает «всемирное руководство». Более того, продвигаемые американцами т.н. демократические ценности в представлении, условно говоря, человека мира потому и являются демократическими, что навязываться насильно не должны. Понятие же «руководство» уже предполагает насилие. Конечно, добрые намерения, подкрепленные кольтом, воспринимаются более слабыми странами гораздо лучше, чем просто добрые намерения.

 

По-своему замечательной является следующая фраза автора книги: «Кроме совершенно очевидной потребности в обеспечении собственной национальной безопасности, возвышение Америки до уровня самого могущественного государства в мире возложило на Вашингтон три главные миссии» (стр.9).

 

Не в перечислении миссий дело, тем более что он их излагает довольно расплывчато. Дело в подходе – кто покушался в 1991 году на национальную безопасность США, в период, когда эта страна, по словам самого же Бжезинского, «занимала верховенствующее положение»? Ну и, конечно, американское мессианство по части распространения своих ценностей по всему миру… Истоки этого «демократически» довлеющего влияния восходят к периоду президентства Вудро Вильсона (1913-1921 гг.), который по сути первым озвучил глобальные притязания Америки: «Мы создали эту нацию, чтобы сделать людей свободными, и мы… не ограничиваемся Америкой, и теперь мы сделаем всех людей свободными. А если мы этого не сделаем, то слава Америки улетучится и мощь ее испарится». По его мнению, цели, стоящие перед Америкой, выдвинуты непосредственно Провидением, а безопасность Америки неотделима от безопасности всего человечества.

 

Збигнев Бжезинский сам приводит те миссии, которые США и продвигали за этот период по всему миру. Как видно, они носят исключительно военный характер --даже просто по названиям операций.

1989 – операция «Справедливое дело»;

1991 – операции «Щит пустыни и «Лиса пустыни»;

1994 – операция «Возвращение «Аристида»;

1995 – операция «Обдуманная сила»;

1995--1996 – разрешение кризиса в Тайваньском проливе;

1998 – операция «Лиса пустыни»;

1998 – операция «Длинные руки»;

1999 – операция «Союзнические силы»;

2001 – операция «Несокрушимая свобода»;

2003 – операция «Свобода Ирака».

 

Ни здесь, ни в дальнейшем действия США и их руководства не рассматриваются с точки зрения привнесения и поддержания в мире моральных ценностей, развития культурной составляющей человечества. Речь идет сугубо о плотских, меркантильных интересах. Понятие «ценности» у Збигнева Бжезинского употребляется лишь в следующем контексте: «Американцам необходимо спросить себя: руководствуется ли их общество ценностями, соответствующими эффективному и долговременному глобальному лидерству и действует ли подобным образом американское правительство?» (стр.12).

 

Вместе с тем следует отметить понимание Збигневом Бжезинским того факта, что даже в глобально-стратегическом аспекте за анализируемый им период с 1991 по 2006 годы у США возникли серьезные проблемы. Так, он отмечает, что первая война в Персидском заливе не принесла политических результатов, и мир на Ближнем Востоке не был установлен. А наряду с расширением НАТО на восток (вопреки обещаниям США, данным Горбачеву) и «институционно оформляющейся глобализации» путем создания ВТО и усиления роли МВФ с его резервным фондом и активностью Всемирного банка, был спровоцирован финансовый кризис в Азии. Это отрезвило местные элиты и «создало предпосылки для возникновения восточноазиатского регионального сообщества», характер которого стал определяться доминирующей ролью Китая.

 

Бжезинский также отмечает, что Штаты не смогли обуздать желания Индии, Пакистана и Северной Кореи иметь свое ядерное оружие. Крахом же надежд Америки на глобальное господство стали атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Впервые в заносчивом американском сообществе было посеяно чувство страха.

 

Мало того, Бжезинский трезво отмечает тот факт, что маломотивированное вторжение Штатов в Ирак в 2003 году раскололо Атлантическое сообщество. Очевидно, европейские партнеры шарахнулись от такого оскала американской демократии. Удивительным образом «ястреб» Бжезинский смог в своей книге признать, что к 2006 году «Соединенные Штаты признают необходимость сотрудничества с Европейским Союзом, Китаем, Японией и Россией по основным вопросам глобальной безопасности» (стр.18). Иными словами, попытка якобы мирового гегемона по довлению над миром потерпела крах.

 

Забегая вперед подчеркну, что спустя пятнадцать лет Соединенные Штаты Америки вновь наступили на те же грабли. Очевидно, признания Збигнева Бжезинского о необходимости сотрудничества с иными мировыми игроками слабо коррелировались с другими глобальными игроками Америки, и сегодня мир вновь поставлен на грань раскола.

 

&&& Два мира – два образа жизни

 

Одной из реперных точек в книге являются рассуждения автора об «империи зла» -- Советском Союзе и его развале.

 

Ни Бжезинский, ни многие другие адепты и идеологи капиталистической системы не стремятся анализировать коренное отличие ее от социалистической, которая была в СССР. Это и понятно – тогда пришлось бы говорить о том, что собственность на средства производства, владение которыми и определяет распределение материальных благ в капсистеме, принадлежит узкому кругу физических лиц, волюнтаристским образом присвоивших себе это право. Даже мало упоминается «священное право на частную собственность» -- дабы особо не раздражать неимущие широкие массы. Удобно говорить о «пустоте идеологии» и нависшей над человечеством коммунистической угрозе. «Чрезвычайно важно, что несколько президентов США разделяли общее понимание нависшей угрозы, которую представлял собой советский коммунизм» (стр.22). О какой угрозе здесь идет речь? Автор книги этого не расшифровывает. Но и так ясно – речь идет о ликвидации в первую очередь крупной частной собственности и о значительном усилении роли государства. Страх 1917 года навсегда поселился в американских умах.

 

Описав усилия Америки по наведению мирового порядка с точки зрения американского гегемона, Бжезинский задается вопросом: «И все же через пятнадцать лет после падения Берлинской стены Америку, тогда гордую и вызывавшую во всем мире восхищение, теперь повсюду встречают открытой враждебностью, ее легитимность и доверие к ней рушатся. Ее прежние верные союзники отдаляются от нее, и опросы мирового общественного мнения показывают широко распространенную враждебность по отношению к Соединенным Штатам. Почему?» (стр.23).

 

Попробую кратко ответить на этот вопрос: это произошло по той причине, что Америка силой попыталась распространить свое влияние на весь мир. Это проявилось и в навязывании единой валюты, и в продвижении своих демократических ценностей (даже там, где авторитаризм и фундаменталистские религиозные воззрения народов никак не предполагали этого), и, самое главное, в силовом военном давлении. Збигнев Бжезинский все это в дальнейшем пытается осознать.

 

Понятно, что на пути установления такой тотальной гегемонии стояли Советы. В своей книге Бжезинский мало внимания уделяет этому противостоянию. Между тем его основа является ключом к пониманию сегодняшних проблем. Очень вероятно, что в неразрешенности вопроса обладания средствами производства и кроются концептуальные проблемы мира. И обозначение его давало бы понимание Бжезинским его важности.  Однако автор уводит в сторону от него, замыливая вопрос в сферу надстройки: «Почти через полвека, в конце декабря 1991 года, спуск красного флага над Кремлем стал знаком не только развала Советского Союза, но и конца упорствующей в своей неправоте идеологии, также стремившейся к глобальному доминированию» (стр.24).

 

И далее: «Декабрь 1991 года был, по существу, символической датой, кульминацией целой серии событий, неудач, ошибок и действий – как внутренних, так и внешних, которые, сложившись, разнесли загнивавшее сооружение, претендовавшее на непобедимость и историческую неизбежность» (стр.25).

 

Следует отдать должное Збигневу Бжезинскому: анализируя ход противостояния двух направлений развития, захвативших Америку – глобализм и неоконсерватизм, он пытается не уйти от осознания моральных ценностей, сопровождающих любую форму организации общества: «Ответ должен быть найден путем морального определения мировой роли Америки. Иначе всемирное лидерство Америки было бы недостаточно легитимным» (стр.42).

 

Однако понимает он эти аспекты не с точки зрения собственно самих ценностей – морали, нравственности, сопереживания и сочувствия, совести наконец. Возможно, именно понимание этого иного подхода и поможет нам осознать разность между молодым – по сроку существования – американским сообществом и многосотлетней православной цивилизацией. Именно следующее выражение автора дает, на мой взгляд, ключ к пониманию этого различия: «Привлекательной моральной основой политики должны быть гуманитарные соображения. В этом случае права человека превращаются в глобальный приоритет, что отвечает устремлениям политически активной массы людей» (стр.43).

 

Именно культивируемые на Западе права человека позволили там организовать т.н. гражданское общество -- в отличие от нашего общинного, семейного уклада. Моральные ценности в этих обществах разные, в каждом обусловлены исторически, уже проросшие ментально, и именно поэтому они не могут быть навязаны друг другу.

 

&&& Глобальное вторжение. «Котлета по-киевски».

 

Удивительные вещи Збигнев Бжезинский излагает в ряде глав своей книги, где характеризует и анализирует процесс распада Советского Союза. Он всячески отрицает роль Соединенных Штатов в этом вопросе, делая акцент на том, что администрация Буша-старшего и он лично были настроены на сохранениt статус-кво в отношениях между Америкой и СССР.

«Единственным несогласным, постоянно выступавшим за распад Советского Союза, был министр обороны Чейни» (стр.58).

 

Позвольте, а в чем же тогда заключалось стремление Америки победить, как не развалить? В подтверждение этого приведу цитату самого автора книги, который «скромно» обозначает свой вклад в этот процесс. «Как помощник президента в конце 1970-х годов, глубоко убежденный в том, что многонациональный характер Российской империи был ее ахиллесовой пятой, я предложил скромную закрытую программу, направленную на поддержку стремлений нерусских национальностей Советского Союза к независимости» (стр.57).

 

Комментарии, думаю, здесь излишни.

 

В этих же главах Бжезинский как само собой разумеющееся излагает процесс вмешательства США во внутренние дела Китая и европейских стран, в первую очередь Восточного блока, оставшихся, так сказать, «без надзора» после распада СССР. С точки зрения консолидации мира логичным было бы делегировать эту функцию ООН. Однако Америка, оставшись без главного оппонента, организует однополярный мир в соответствии со своим видением и интересами.

 

О вполне меркантильных финансово-экономических интересах мы поговорим немного позже, пока же хочу привести несколько фраз, характеризующих процесс вмешательства Америки во внутренние дела других государств. «Американская поддержка демократического переворота в Польше неприменима к Китаю» (стр.53).

 

«Действия Буша заслуживают высочайшей похвалы. Уговоры, заверения, лесть, порой угрозы в мягкой форме – к чему только ни прибегал он в беседах со своим советским партнером. Он должен был соблазнить Горбачева, рисуя ему картины глобального партнерства и при этом склоняя его согласиться с распадом советской империи в Европе» (стр.55).

 

«Помимо чрезвычайно сложных усилий, направленных на мирный демонтаж советской империи, администрация Буша одновременно столкнулась с угрозой безопасности в Персидском заливе и должна была дать дипломатический и военный ответ на захват Ираком Кувейта» (стр.63).

 

Для нас, жителей современной Украины, особую ценность представляют воззрения руководителей Америки, которые они исповедовали на заре нашей независимости. Вглядываясь в туманные дали прошлого, можно, оказывается, обнаружить, что визит нынешнего руководителя США Джо Байдена в бытность его еще вице-президентом, был далеко не первой попыткой американских цивилизаторов привнести демократические ценности в наш православный мир. Речь Джорджа Буша-старшего, которую он произнес в августе 1991 года в Киеве, американские СМИ назвали «котлетой по-киевски». Вот как ее характеризует Збигнев Бжезинский: «Эту речь тысячи украинцев слушали в надежде, что их стремление к независимости найдет поддержку у президента ведущей демократической страны мира. К своему огорчению, вместо этого они услышали, что «свобода и независимость – не одно и то же. Американцы не поддержат тех, кто стремится к независимости, при этом заменяя уходящую тиранию местным деспотизмом. Они не будут помогать тем, кто распространяет самоубийственный национализм, основанный на этнической ненависти» (стр.57).

 

Даже Бжезинский понимает и не может скрыть того, что Буш подменяет понятия, прикрывая желание глобализировать мир под себя стремлением украинцев к «самоубийственному национализму, основанному на этнической ненависти». С одной стороны, совершенно верная характеристика прораставшего в Украине махрового шовинизма, но с другой – неприкрытое желание подавить украинское стремление к самостоятельности. К большому сожалению, все руководители нашего государства позволили поставить себя на эту убийственную растяжку, наживаясь на западных подачках и паразитируя на украинском патриотизме. Наша самодостаточность по части организации государства и экономический базис – лучшей из постсоветских республик – только деградировали в результате «приживления» демократического реализма. Так что зерна разобщения, брошенные Бушем и К° в начале 90-х, проросли у нас очень быстро. «Котлета по-киевски» вполне успешно поджарилась.

 

Люди уровня Бжезинского, которым мировой закулисой позволено выносить на публичное озвучивание обычно скрытые от широкой общественности, кулуарно хранимые факты, конечно, стараются этим правом воспользоваться. Вот и Бжезинский такие вещи озвучивает. Пространно рассуждая о процессе и причинах американского вторжения в Ирак в 1991 году (а позднее и в 2003-м), он вполне осознанно признает, что террористическая организация «Аль-Каида» была создана именно благодаря Соединенным Штатам и направлена в первую очередь против их присутствия в ближневосточном регионе.

 

«Размещение американских войск на священной земле Саудовской Аравии побуждало религиозных фанатиков проповедовать доктрину ненависти в отношении Америки… Таким образом, на мировой сцене появилась «Аль-Каида» (стр73).

 

Как и в своей предыдущей книге «Выбор», которую мне довелось анализировать ранее, Збигнев Бжезинский одним из концептуальных считает упоминание об основной причине присутствия США на Ближнем Востоке. «В этих условиях действия Саддама бросали вызов не только традиционной роли США в Персидском заливе – и особенно американским нефтяным интересам в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах – но, вероятно, в еще большей степени новой доминирующей роли США в мире и новому международному статусу» (стр.65).

 

Исходя из этого уже неоднократно озвучиваемого в разных книгах и разных формах посыла, становится вполне очевидным, что все действия, совершаемые США на Ближнем Востоке, – поддержка и ситуативное умиротворение территориальных аппетитов Израиля, лишь видимость решения палестинского вопроса, урегулирование иных конфликтных ситуаций в регионе носят в конечном итоге вполне конкретный меркантильный интерес. И это не удивительно – энергетическая составляющая есть основа производства любых товаров, их себестоимости. А глобальное доминирование предполагает тотальный контроль за производством и перемещением таких товаров. Так что любое «мирное урегулирование» на Ближнем Востоке с точки зрения США предполагает соблюдение и отстаивание их интересов.

 

В подтверждение такой точки зрения на расширение доминирования США силой, а не разумом и добрым примером, приведу еще две характерные фразы из книги:

 

«Зона доминирования США должна была расширяться в Европе на восток и консолидироваться на Ближнем Востоке» (стр.76). «Исторический момент требовал нового представления о мире в целом и решительного политического вмешательства США на Ближнем Востоке» (стр.77).

 

Напомню также, что относились эти смыслы к 1992 году, к окончанию президентской каденции Джорджа Буша-старшего.

 

Важнейшими моментами для понимания причин, почему США стали, с одной стороны, мировым гегемоном, а с другой – ненавидимым многими странами и народами агрессором, являются главы из книги, где проясняются истоки зарождения глобалистского мышления. По Бжезинскому, только сменивший Буша-старшего Билл Клинтон по-настоящему реализовал начала глобального проекта.

 

«Внешняя политика для Клинтона была в основном продолжением внутренней… Клинтон сделал акцент на глобализации, создав удобную формулу, соединяющую внутренние и внешние дела во взаимосвязанную задачу… Глобализацию нельзя ни задержать, ни предотвратить. Это экономический эквивалент таких сил природы, как ветер, вода» (стр.78-79).

 

Так что именно Билл Клинтон явился наиболее последовательным реализатором идей Вудро Вильсона, впервые еще высказавшего идею о том, что глобальная миссия Америки предопределена самим Провидением. Эта идея мессианства, навязывания своей воли всему миру, пустила глубокие корни в англо-саксонских умах и живет у их последователей и по сей день.

 

В контексте реализации идеи глобального влияния на мир Бжезинский проливает свет и на процессы того, как глубинная Америка действует через систему внутреннего лоббизма. «Наиболее активными и наиболее успешными из них лобби, имевшие ресурсы, для того чтобы добиться желаемых финансовых средств и обеспечения большой избирательной поддержки в двух главных штатах – Нью-Йорке и Флориде» (стр.83).

 

«Конгресс, средства массовой информации и заинтересованные лоббисты периодически организовывали пропагандистские кампании, избирая в качестве мишени тех, кто мог бы быть назван «врагом американского народа» (стр.83).

 

Важнейший вывод, который несложно сделать из этого: закулисные, глубоко скрытые от внешних взглядов, внутриамериканские силы через систему внутреннего лобби – своих марионеток, проплаченных ставленников, лоббирующих их интересы в государственных органах власти США, – стали эффективно осуществлять американское вторжение во внешний мир. В этих фразах все – и узаконенная коррупция, и купленные, манипулируемые американские СМИ, и марионеточность американской президентской власти… Именно в этих взглядах заложена основа понимания мира англосаксами. Моральные ценности здесь отсутствуют, есть лишь манипулятивная система тотального влияния.

 

Чем же характерно глобальное «расширение Америки» в период  президентства Билла Клинтона? Приведу хронологическую последовательность, изложенную самим Збигневом Бжезинским.

1993 год. Вспыхивает насилие в Боснии. После кровопролитных столкновений миротворческие войска США выводятся из Могадишо в Сомали.

1994 год. В феврале НАТО начинает наступательные действия в Боснии… Россия неофициально включена в «Большую семерку», а в сентябре Клинтон убеждает Россию о необходимости расширения НАТО (такова цена за включение в клан избранных. -- С.З.)

1995 год. Учреждена ВТО. В Израиле убит премьер-министр Рабин. В Тайваньском проливе происходит первое столкновение Японии и Китая.

1997 год. В мае подписан акт о взаимоотношениях России и НАТО, а шестью неделями позже Польше, Чехии и Венгрии предложено в НАТО вступить. Начало азиатского финансового кризиса.

1998 год. Карательная бомбардировка американцами Ирака. Индия и Пакистан проводят испытания ядерных бомб. «Аль-Каида» совершает нападение на посольство США в Восточной Африке. США отвечает бомбардировками Афганистана и Судана.

1999 год. НАТО ведет силовые действия по изгнанию Сербии из Косово. Происходит формальное расширение НАТО. Международные силы с участием США устанавливают контроль над Восточным Тимором. Сенат США отвергает Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний. Международное сопротивление глобализации усиливается. В США растут страхи перед глобальным сбоем компьютерных систем.

2000 год. Владимир Путин избран президентом России. «Аль-Каида» совершает нападение на американский военный корабль «Коул». Начало падения фондового рынка США.

 

Я являюсь убежденным сторонником точки зрения, по которой сами по себе факты мало что говорят, ими легко манипулировать. Но вот тенденции, ощущаемые во временной ретроспективе, дают объективное понимание ситуации. Так и здесь – упомянутые Бжезинским события на этом временном отрезке дают читателю пищу для размышлений и понимание того, к чему уже на первых порах привела глобализация по-американски. А ведь это были только цветочки.

 

Еще одним показателем безуспешности попыток США навязать свое глобальное доминирование, стало распространение в мире ядерного оружия. Несмотря на усилия американцев не допустить этого, Индия и Пакистан именно в этот период стали ядерными державами.

 

«В итоге к 1997 году, несмотря на настойчивое, но совершенно очевидно безуспешное противодействие США, в мире появились еще две ядерные державы. В эксклюзивном ядерном клубе, в котором до недавнего времени состояло пять стран, появилось два новых члена» (стр.95).

 

Важнейшее признание по части американской попытки силой понудить мир подчиниться Бжезинский делает в главе, описывающей отношения со своим ослабленным главным геополитическим противником – Россией. Там присутствуют два аспекта – экономический и геополитический. К первому следует отнести такую характерную цитату из книги: «Попытка Международного валютного фонда, управляемого Соединенными Штатами, помочь России преодолеть крах ее финансовой структуры в основном свелась к бегству западных инвесторов и спекулянтов. Все это вызвало серьезный сдвиг в психологии и сознании русского народа в сторону самодостаточного экономического национализма» (стр.111).

 

Два комментария к этому замечательному высказыванию. Первый – короткий: вот такова эффективность деятельности пресловутого МВФ, который сегодня так усердно помогает Украине с реформами.

 

Второй -- более пространный. Экономическая помощь России со стороны международных валютных, финансовых структур свелась к организации тотальной ее зависимости от доллара (впрочем, так Америка поступает со всеми своими «партнерами»). Условием финансовой помощи есть организация независимого в стране Центробанка (независимого от государства, но работающего на условиях МВФ). А также целой системы условий организации внутреннего рынка, которые не позволяют государству инвестировать в собственную экономику и развивать производство и внутренний рынок. Именно такую модель реализуют и на Украине.

 

Геополитический аспект имеет непосредственное отношение к Украине: «Особенно болезненной для Москвы была американская поддержка независимости Украины, поскольку без Украины Россия не могла бы надеяться на восстановление славянской империи» (стр.111). Здесь вообще комментарии практически излишни. Бжезинский, не стесняясь, делает признание, что Вашингтон осуществлял прямое влияние на внутренние вопросы организации нашего государства. И далее в той же главе высказывает сожаление, что США мало влияли на развал России путем организации сепаратистских движений в Чечне: «Нам никогда не узнать, могло ли более активное посредничество США привести к какой-либо компромиссной формуле, особенно во время первой российско-чеченской войны. Фактически получилось, что Клинтон вообще предпочел оставаться в стороне и даже сравнивал эту войну с Гражданской войной в Америке» (стр.112).

 

Описывая нарастающий процесс глобализации, который Америка определила в 90-е годы ХХ века как концептуальную цель, Бжезинский постоянно возвращается к теме Ближнего Востока. Это и не удивительно, ведь здесь находится энергетическое сердце мировой экономики, которую Штаты пытаются контролировать. Правда, как мне уже приходилось отмечать, делают они это под благовидным предлогом – организации мирного сосуществования местных туземных народов, которые сами по себе не способны-де цивилизованно – по понятиям США -- выстраивать свои межгосударственные отношения. Это вмешательство выливается и в неурегулированный палестино-израильский кофликт, и в разрушение вполне успешного государства Ливия (с публичной казнью американцами тамошнего президента, правда, уже в 2011 году), и в мало мотивированное вторжение в Ирак в 2003 году, и в многолетнее военное и экономическое противостояние с Ираном, центральным и самым сильным государством этого региона. А манипулятивная поддержка Штатами своего союзника в этом регионе Израиля только накаляет обстановку. Приведу лишь две цитаты, подтверждающие все это, из книги самого апологета глобальной демократии: «Клинтон оставил израильско-палестинские отношения в худшем состоянии, а положение на Ближнем Востоке более неустойчивым, чем оно было к началу его президентства» (стр.121). «Многие мусульмане после Второй мировой войны рассматривали политическое участие Америки в делах Ближнего Востока как освободительную силу, способствующую устранению англо-французского колониального господства. Но пять десятилетий спустя все большее число арабов, египтян и иранцев склонялось к мнению, что регион вновь становится объектом иностранного господства в новом его обличье» (стр.119).

 

С удивлением и прискорбием Бжезинский констатирует тот факт, что попытка глобализировать мир под свое влияние за почти 15 лет после исчезновения двухполярного мира не удалась: «Но к концу последнего десятилетия ХХ века нарастающая волна враждебности по отношению к Америке не ограничивалась Ближним Востоком. Некоторые из союзников начинали противиться верховной власти США. После восьми лет безрезультатных переговоров и тщетных протестов в мире происходило распространение ядерного оружия» (стр.122).

 

В чем Бжезинский видит основные причины начала если не падения Америки как глобальной державы, то как минимум сильное понижение авторитета на международной арене? В значительной степени – по причине их вторжения в Ирак в 2003 году. «Эта война оказалась пагубной для положения Америки как глобальной державы. Престиж Америки был поколеблен. До 2003 года мир привык верить слову президента Соединенных Штатов. Когда он говорил о чем-то как о факте, предполагалось, что он знает эти факты, и то, что он говорит, правда. А два месяца спустя после падения Багдада Буш продолжал решительно уверять, что «мы нашли оружие массового поражения». В результате способность Америки получить доверие и поддержку по таким вызывающим споры международным проблемам, как ядерная программа Ирана и Северной Кореи, сильно пострадала» (стр.135).

 

Но не только в мало мотивированном, не поддержанном рядом ведущих стран (Россия, Германия, Франция, Китай) вторжении в Ирак видит автор книги возникшие у США проблемы. «Моральная позиция Америки в мире, важная составляющая ее легитимности, была скомпрометирована тюрьмами в Абу-Грейбе и Гуантанамо, а также все новыми и новыми свидетельствами того, что деморализация, присущая психологической жесткости мер, применяемых против враждебного гражданского населения, начинает заражать оккупационные войска» (стр.135). И далее: «Раньше мощь Америки считалась легитимной, потому что ее так или иначе связывали с основными интересами человечества. Сила, которую считают незаконной, по сути слабее, потому что ее применение требует больших ресурсов для достижения желаемого результата» (стр.135). «И самое главное – эта война дискредитировала глобальное лидерство Америки. Эта страна оказалась не способной ни сплотить мир для поставленной задачи, ни одержать решительную победу силой оружия. Ее действия разделили ее союзников, сплотили врагов и создали дополнительные возможности для ее соперников и недоброжелателей. Исламский мир был взбудоражен и приведен в состояние ярой ненависти. Уважение к американскому государственному руководству резко упало, и способности Америки лидировать был нанесен тяжелый урон» (стр.136).

 

К несомненным достоинствам повествования Збигнева Бжезинского следует отнести его откровенные признания о том, что ни силовое давление, ни насильственное внедрение демократии в странах с консервативным, традиционным укладом успеха не принесло. О первом, силовом, варианте неоднократно упомянуто выше, а вот как он списывает попытку реализации демократических устоев: «Мнение, что решить проблему, с которой здесь сталкивается Америка, можно ускорением развития в этом регионе демократии, также ошибочное… Быстрое внедрение демократии в традиционалистских обществах, не готовых к последовательному расширению гражданских прав и постепенному возникновению власти закона, вызывает острые конфликты и появление непримиримых экстремистов и актов насилия» (стр.142-143).

 

Самое интересное, что Бжезинский указывает и на сателлита США на Ближнем Востоке – Израиль, также нагнетающего здесь напряжение: «То, что уже случилось в Ираке, и растущие проблемы Израиля, продолжающего ошибочно руководствоваться подобными идеями в отношении соседних стран, предвещают также трудности, которые могут создать серьезную угрозу глобальному статусу Америки» (стр.143).

 

&&& Заключительная часть

 

Здесь следует остановиться на совсем неочевидном в течение всего повествования достоинстве понимания ситуации Збигневом Бжезинским. Выше уже отмечалось, что основными аспектами, которыми руководствуется автор книги при анализе причин глобального влияния Америки, есть политическое влияние (демократические устои) и силовой аспект (военная мощь). Даже экономику Бжезинский не ставит во главу угла, она не его конек в миропонимании, хотя является первоосновой всего. Но менее всего автор книги уделяет внимание разнообразию культур и религий, ментальным разностям стран. И только в конце, в заключительной главе он возвращается к этому вопросу.

 

Возможно, именно в процессе написания труда к Збигневу Бжезинскому пришло понимание того, что без учета этого важнейшего фактора мир не осознать. Не говоря уже о возможностях его контроля и изменения. «Только придерживаясь идеи всеобщего чувства человеческого достоинства с его основным принципом уважения к культурному многообразию проявлений этого чувства в политической, социальной и религиозной сферах, Америка была бы в состоянии снизить риск обращения глобального политического пробуждения против нее. Человеческое достоинство подразумевает наличие свободы и демократии, но идет еще дальше. Оно также включает социальную справедливость, равенство полов и сверх всего этого уважение к культурной и религиозной мозаикам мира. Это еще одна причина того, что поспешная демократизация, навязываемая извне, обречена на неудачу. Устойчивая либеральная демократия выращивается постепенно и укрепляет себя изнутри» (стр.187).

 

В заключение хотелось бы сделать несколько выводов на основе концептуально изложенного повествования американского политического аналитика.

 

1. Бжезинский в книге дает анализ работы трех президентов США – Дж. Буша-старшего, Билла Клинтона и Дж. Буша-младшего. Он делает вывод о том, что политика администраций трех президентов по отношению к мировым процессам разнилась, что приводило к кризисам в мире, не способствовало оздоровлению мировой обстановки. Из этого следует естественный вывод, что демократия не является фактором, укрепляющим мир, а тем более не является основой для его организации.

 

2. Збигнев Бжезинский не дает анализа экономической картины мира – влияния и распространения доллара, роли ФРС, становления транснациональных корпораций и т.д. Такой сугубо односторонний, политически ангажированный подход не дает цельной картины мира, не вскрывает саму суть капиталистической системы.

 

3. Анализ ситуации в мире включает в себя период, когда США были вполне конкретным субъектом мировых взаимоотношений, лидером и гегемоном. Последующие (после 2006 г.) 15 лет сильно изменили наш мир. Сегодня довлеющее влияние имеет не одна страна-гегемон, а наднациональные структуры. Бывшая страна-лидер сама находится в состоянии сильнейшего кризиса и вступает в режим сильной трансформации.

 

4. Збигнев Бжезинский, сам того особо не выпячивая, признает тот факт, что мир разнообразен. Ближний Восток со своей фанатичной религией, совсем закрытая в своей кастовой организации Индия, авторитарная Россия со своими необъятными просторами, возрождающийся Китай с многовековыми устоями, очень бедная Африка, традиционалистская, но разорванная Европа – где здесь место демократическим устоям, привносимым в этот мир Америкой? Возможно, в этом и состоит главный вывод этой книги.

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

Читайте новости Украины и мира на страницах «2000» и в социальных сетях FacebookTwitterLivejournal, а также Telegram

Лариса Скорик: нас должно остаться 17 миллионов

«С АТО пора кончать», — эта мысль, многократно повторенная на ток-шоу и в СМИ в...

Умер Збигнев Бжезинский

Автор «Великой шахматной доски» скончался сегодня ночью

Альянс должен четко дать России понять, что никогда не...

Разрешение украинского кризиса должно учитывать российские интересы, подчеркивает...

Без санкций США и ЕС Россия уже захватила бы Украину,...

И повторила бы такой же сценарий в других странах, особенно в странах Балтии

Кулеба и Ермак прибыли в Вашингтон для подготовки...

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба и глава Офиса президента Андрей Ермак...

К Земле приближается астероид: NASA объяснило, есть ли...

Национальное управление США по аэронавтике и исследованию космоса (NASA) предупредило...

Байден встретился с Тихановской

Президент США Джо Байден заявил, что в среду провел в Белом доме встречу с лидером...

«Исчезнувшие» на Кубе: манипулятивный и...

Списки с именами сотен людей, которые "исчезли", распространяются в социальных сетях...

Министр иностранных дел Кубы осуждает давление и...

Правительство США сегодня оказывает давление и шантажирует третьи страны, подстрекая...

Дату визита Зеленского в США могут изменить

В Конгрессе США обратились к Белому дому с просьбой изменить дату визита президента...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка