Тектология и национализм

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

Идеология — вообще самая консервативная сторона социальной природы;
выработка нового быта, нового миропонимания, новой культуры —
наиболее трудное дело в жизни класса.
А. А. Богданов, «Тектология: Всеобщая организационная наука»

Интересную статью — «Кричали, кричали — и докричались» (№ 34(426) от 22—28.08.08) написал Евгений Кушнарев, по трагической случайности так рано ушедший от нас. Проблемы, поднятые в ней, всегда будут актуальны. В целом разделяя его идейные позиции, хочу обратить внимание читателей «2000» на одну из них, вскользь упомянутую автором.

Кушнарев приводит результаты соцопроса, проведенного в 2001 г. Центром Разумкова: «Респондентам был задан вопрос о том, какой фактор больше всего объединяет или может объединить народ Украины в единую общность. 71% набрали совместные политические принципы и идеи, а также сосуществование и равные права в рамках одного Украинского государства! И только 29% получили ответы, так или иначе направленные в пользу этнокультурной идентичности».

Ссылаясь на эти результаты, Евгений Петрович, к сожалению, делает неверный, как мне кажется, вывод. Он утверждает: «Украинский народ давно уже готов отойти от старого этнонационализма и опереться на новую, гражданскую национальную идентичность! Не понимать или не замечать этого — значит идти против своего народа».

Если бы так! В том-то и беда, что 29% населения не только не отошли от «старого этнонационализма» (таким мудреным эвфемизмом Евгений Петрович заменяет простое и жуткое понятие — расизм), а наоборот, обеими руками держатся за него. Без этого Виктор Ющенко никогда бы не стал президентом, а Роман Шухевич — Героем Украины.

Объективность данных исследования Центра Разумкова подтверждается и другими фактами, которые не пришлось даже долго искать.

«Так, социологические исследования всеукраинской киноаудитории, проведенные мной пять лет назад, свидетельствуют: только по-украински хотели бы смотреть фильмы в среднем лишь 29,1%, тогда как остальные 70,9% в тех или иных вариантах не поддерживают моноязычие на экране» (Александр Рутковский, «Самоубийство языком» № 34(426) от 22—28.08.08).

«Очевидно: отправку войск в Ирак, что наших, что польских, население не поддерживало — более 70% было против» (Анатолий Гриценко, «Большей угрозы, чем мы сами, для Украины не существует», «ЗН», № 30 (709) от 16 — 22.08.08).

Что стоит за этими цифрами? Ответ дают результаты переписи населения Украины в 2001 г., согласно которым около 70% населения составляют горожане и около 30% — селяне. Это не случайное совпадение, а вполне закономерное проявление той социально-культурной самоидентификации, которая целиком и полностью определяется образом жизни: более либеральным и современным — в городе, более консервативным и архаичным — в селе.

В высокоразвитых государствах давным-давно нет ни селян, ни сел, а образ жизни фермеров отличается от городского только большей интенсивностью труда и проблемой с устройством семейной жизни.

В украинском случае — нечто совершенно противоположное: резкое столкновение интересов разных социально-культурных групп населения — городского и сельского. В зависимости от исходной точки зрения можно дать два разных объяснения этого конфликта.

Так, если считать украинское общество целостным, можно говорить о чрезвычайном (70%: 30%) расхождении частей некогда единого и однородного социума. Ответ на вопрос о том, чем вызвано это расхождение и каковы его механизмы, надо искать в исторической эволюции внешних условий и образа жизни наших предков.

Если же считать украинское общество состоящим из двух разных частей (двух — только для упрощения анализа), можно говорить о чрезвычайно слабой связанности этих частей в одном, общем для них государстве.

И в том, и в другом случае неоспоримым фактом является четочная, по А. А. Богданову, структура украинского общества, т. е. такая, в которой связи между отдельными ее элементами неодинаковы: внутри каждого из подкомплексов они сильнее, а между ними — слабее.

Я бы сравнил конструкцию нашей государственности со снеговиком: как целостность последнего полностью определяется равнодействующей сил тяжести его частей, так и целостность нашей государственности целиком и полностью определяется равнодействующей сил вертикали власти. Неслучайно всю Украину трясет даже от слабого политического ветерка, а любое серьезное потрясение грозит обернуться катастрофой.

Оставив до другого раза анализ верхней части нашего «снеговика» (власти), разберем причины расхождения двух других его частей. Они очевидны. Любое расхождение некогда целостных комплексов как в неживой, так и в живой природе обусловлено вечным процессом саморазвития всего сущего, будь то космические явления или природные ландшафты, флора и фауна или социальные системы. Не вдаваясь в далекий исторический экскурс, можно утверждать, что ко времени распада СССР 52-миллионное население Украины представляло собой сложный социально-культурный комплекс, между частями которого образовались четко выраженные тектологические границы, т. е. такие границы, которые по каким-либо свойствам разделяют большие группы граждан новообразованного государства.

Мы разделены, потому что говорим на разных языках, ходим в разные церкви, славим разных героев, по-разному видим свое будущее, а главное — у нас разная философия жизни! Для анализа создавшихся противоречий воспользуемся методом индукции, т. е., следуя от частного к общему, сначала разберем частные противоречия, а потом попытаемся обобщить промежуточные результаты.

Итак, крестьяне крепко привязаны к месту жительства, т. е. к своей земле, которая обеспечивает их (а заодно и горожан) существование и сам образ жизни. Ограниченный (и по этой же причине — тесный) круг общения в селе как бы консервирует и сохраняет в почти неизменном виде традиции и обычаи, а главное — украинский язык. Горожане, наоборот, слабо привязаны к земле предков, поскольку относительно легко могут менять место работы, профессию и даже страну проживания. Пестрый и многоликий, к тому же постоянно меняющийся круговорот городской цивилизации постоянно продуцирует стандартных прагматиков-космополитов, во всех сферах жизни ориентирующихся на сложившиеся культурные предпочтения интернационального большинства.

Нравится это кому-то или не нравится, но основным языком общения городского населения Восточной Украины стал русский, а Украины Западной (до 1939 г.) — польский. Нельзя, пожалуй, назвать ни одного крупного города в Украине, в котором хотя бы сто лет основным языком общения был украинский. И не потому, что последний угнетали и не пускали в город коварные инородцы, а потому, что язык еще только формировался (XIV—XVII вв.), а потребности времени, повседневная практика не могли ждать, когда он сможет полноценно обслуживать все сферы жизни.

Проклинаемая сейчас советская власть, можно сказать, реанимировала украинский язык, развернув грандиозную программу всеобуча и юридически уравняв его в правах с русским, однако она не могла (да и не хотела!) навязывать собственным гражданам какой-либо выбор. Вследствие указанных причин, а также политических итогов Второй мировой войны, в Западной Украине — впервые за всю ее историю! — и в селе, и в городе возобладал украинский язык. В то же время на Украине Восточной усилился процесс смешения русского и украинского языков, в результате чего образовался их неблагозвучный гибрид — суржик. Создавшаяся на Украине лингвистическая ситуация не является каким-то досадным исключением, наоборот — она типична для всех молодых государств с бурной политической историей.

В общем, проблема выбора государственного языка (языков) неразрешима, так как здесь сталкиваются между собой две абсолютные ценности — свобода самоидентификации личности и свобода самоопределения разных народов, проживающих на одной территории. Так или иначе, чем-то или кем-то приходится жертвовать. Любое принуждение к «единству» грозит распадом государства, а свободное «плавание» — угнетением, вплоть до поглощения, более слабой социально-культурной общности более сильной. Мирное сосуществование в одном государстве многих народов с разной социально-культурной самоидентификацией возможно только в условиях процветания всех его этносов, культур, религий и социальных групп, когда (вспомним классику) свобода развития каждого является залогом свободного развития всех.

О церковном расколе можно было бы вообще не говорить (выбор веры — дело сугубо личное), если бы в Божью парафию не вторглись со своими «мудрыми» указаниями шустрые чиновнички. Особенно в этом богопротивном своевольстве преуспел бывший убежденный атеист и член КПСС, а ныне — смиренный христианин и по совместительству — Президент Украины Виктор Ющенко.

Гораздо трудней объяснить иррациональную, противоречащую общеизвестным фактам и элементарной логике героизацию головорезов УПА, мазепинцев и петлюровцев. Трудность в том, что примитивная логика националистов состоит всего из одного правила, а именно: права силы. Сейчас они думают, что сила на их стороне, и поэтому без разбору навязывают всему обществу свои ветхозаветные порядки земли и крови.

Богданов называет такой тип связи эгрессией, а это и есть национализм в чистом виде: один Бог, один вождь, один народ, один язык! Чего еще надо для полного счастья? Надо изгнать, покорить или уничтожить всех «чужаков» — «москалів, жидів, ляхів, мадяр, румун»... всех говорящих и думающих «не так». Отнюдь не случайно лозунгом «оранжистов» стало истерическое «Так!». Ясное дело, что тот, кто осуществит эту чудовищную задачу по «очистке» территории от чужаков, — и будет считаться героем! Вот и «очищали» от «чужаков-инородцев» Малороссию-Украину головорезы, предатели и перевертыши всех времен и мастей. Кровь лилась рекой. Их преступления можно объяснить, но нельзя оправдать и простить!

Однако все это «мелочи» в сравнении с основным мировоззренческим расхождением города и села. Открытость миру первого и закрытость, обособленность от мира второго порождают прямо противоположные психологические установки: стремление города к миру, к постоянному поиску компромисса всех со всеми. И наоборот, стремление села к самоутверждению путем противостояния всему миру, т. е. к войне всех против всех.

Иначе говоря, любое замкнутое сообщество неизбежно, всегда и везде самовоспроизводит ущербную, интеллектуально ограниченную идеологию национализма. В нашем случае источником этой убогой и страшной идеологии является 30% населения! И кто-то рассказывает нам бабушкины сказки о необыкновенном миролюбии украинского народа? Западная Европа только к середине XX века изжила эту бесовщину, и то только потому, что, во-первых, пережила две мировые войны, спровоцированные этой варварской идеологией, а во-вторых, численность сельского населения в результате наплыва дешевых импортных продуктов и жесткой конкуренции резко сократилась.

На Украине же — вот парадокс! — сокращение численности сельского населения (а точнее — его физическое вымирание) происходит в условиях дефицита продовольствия, провоцирующего резкий рост цен. Даже неплохой урожай зерновых в этом году сопровождался подорожанием хлеба.

А теперь объединим промежуточные результаты в один общий вывод. Итак, никакой единой украинской нации нет и в обозримом будущем не будет. И не надо обманом и силой загонять Украину в национал-фашистский рай — можно погубить страну! Для изменения идентификационной матрицы многонационального 46-миллионного населения Украины необходимы многие годы напряженного и самотверженного труда. Бедное, замкнутое в своей убогой жизни украинское село до тех пор будет сдерживать развитие государства и продуцировать погибельную идеологию национализма, пока производство сельскохозяйственной продукции не станет высокоэффективным, а главное — высокоприбыльным для самих земледельцев!

Для этого понадобятся современные аграрные технологии, высокообразованные специалисты, научные кадры, оборотистые менеджеры — и все это может и должен дать город. Тогда — и только тогда — довольные жизнью крестьяне и горожане Украины захотят и смогут договориться между собой по всем вопросам: и о языках, и о церковных канонах, и о национальных героях, и обо всем остальном.

Но прежде чем заниматься большой политикой, наши вожди должны публично назвать своими именами цели своих партий и блоков, а также методы достижения этих целей. А мы, простые налогоплательщики, нанимая себе на службу политиков, всегда должны помнить как «Отче наш» универсальную богдановскую формулу проверки златоустов:

«В обыденном сознании постановка вопроса бывает такова: «что лучше?» (сохранение или разрыв связи). Неосознаваемый тектологический смысл этого выражения: в каком из двух случаев организованность выше?

Определенность придается пояснением: для кого, для чего лучше; т. е. указывается та организационная единица, которая принимается при этом в расчет; одна ли сторона, другая ли, или еще более широкий, включающий их комплекс. И решение может оказаться совершенно различным в зависимости от выбора точки зрения».

Выбор за нами.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Польша как приманка для украинцев

Достаточно оснований считать, что реклама успехов Польши — один из сюжетов давно...

Любой процент за ваши деньги

Явка на выборы-15 на юго-востоке будет крайне низкая, и те, кто придут, проголосуют за...

В России — фашисты, у нас — хулиганы

Да, автору украинские фашисты явно милее российских.

Реальные фашисты сидят в высоких креслах

Неосознанный протест против преступной системы власти аккумулируется и...

Европа перед угрозой сепсиса?

Любое государство, соглашаясь на сближение с Украиной, дает сигнал не только элите...

Место каждого в партии определяет хозяин

В таких образованиях, где лидер обладает контрольным пакетом акций, о демократии, тем...

Загрузка...

Толкотня у корыта вместо политического процесса

Не всякого, кто вылез на сцену, можно считать драматическим актером

Европа прогнулась перед Януковичем

Европа сменила в наших глазах статус Тимошенко — политического заключенного на...

Зачем рожать новых украинцев, если старых некуда...

Зачем нас постоянно призывают рожать новых украинцев, если старых никуда пристроить...

Заведомо невыполнимая задача

Комментарии к статье Сергея Лозунько: «Украина заплатит пять годовых бюджетов за...

Унылый цирк жонглера Пиховшека

Как знать, не выйди Юлия Владимировна в 2001 г. на свободу, возможны ли были и ее...

Яценюк и ливийская демократия

Комментарии к материалу Александра Леонтьева: «Купание оранжевого коня».

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка