Мировой финансовый и экономический кризис

08 Декабря 2017 4.3

Мы продолжаем публикацию глав из книги Жореса Медведева «Опасная профессия». Предлагаем ознакомиться с главой 114.

С 1995 года я получал по подписке основные периодические издания Института по наблюдению за миром (The Worldwatch Institute), находившегося в Вашингтоне. Помимо десятков брошюр по различным экологическим, экономическим и другим проблемам Институт публиковал тома ежегодников «State of the World» и «Vital Signs», в которых обсуждались тенденции в мировой экономике, в связи с проблемами экологии, роста населения, развития сельского хозяйства, разработки природных ресурсов и многих других факторов. Основным из этих факторов с 1990 года оказывалась «глобализация»,, которая состояла в переносе многих производственных процессов из США и других индустриально развитых западных стран в восточные: Китай, Индию, Бангладеш, Южную Корею и другие, имевшие обширные ресурсы дешевой и легко обучаемой рабочей силы. Капитал всегда стремится к использованию максимально дешевого труда. Корпорации по производству одежды, обуви, игрушек, мебели, телевизоров, компьютеров и множества других потребительских товаров смогли в новых условиях снизить стоимость изделий более чем наполовину и увеличить свои прибыли на 40-50%, прежде всего за счет роста объемов продаж, снижения налогов и отсутствия социальных обязательств перед рабочими. К 2000 году очень четко определилось существование двух групп стран, восточных, в которых производство по объему материальных затрат намного превышало потребление, и западных, прежде всего США , Канады и Великобритании, в которых потребление значительно превышало объемы производство. «Прибавочная стоимость» создавалась в восточных странах, тогда как труд в западных странах оплачивался выше стоимости его продукта. Эти процессы стали возможными лишь после исчезновения СССР и окончания «холодной войны», которые делили мир на два конфликтующих экономических блока.

Глобализация, с другой стороны, привела к значительному росту мировой торговли, прежде всего морских перевозок сырья, металлов, нефти, готовой продукции и продовольствия на очень большие расстояния. Цены на нефть в 1980-е и в 1990-е годы были очень низкими, в пределах $10-20 за баррель и транспортные расходы были поэтому незначительными.

Однако мировые цены на нефть начали расти с 2000 года, достигнув в 2004 году $40 за баррель. В августе 2005 года в США произошла природная катастрофа. Сезонный ураган, «Катрина», обрушившийся на приморские районы Луизианы, оказался исключительно разрушительным. Давно построенные плотины, защищавшие , Нью-Орлеан, город с двухмиллионным населением от возможного поднятия уровня воды в дельте Миссури, самой протяженной реки США, были прорваны.. Больше миллиона жителей покинули свои затопленные дома. Кадры телевизионных репортажей о спасении людей вертолетами с крыш их домов я помню до настоящего времени. В сентябре второй ураган «Рита» принес дополнительные наводнения и разрушения.

Мексиканский залив являлся в это время главным американским центром добычи нефти. Ураганы сорвали с места и повредили 167 морских нефтедобывающих платформ и 180 нефтепроводов, соединявших платформы с нефтеперегонными заводами на берегу Мексиканского залива. Добыча нефти и ее переработка были остановлены на длительный срок. Мировые цены на нефть быстро возросли, достигнув $70 за баррель. При таких ценах нефть, и еще более сильном повышении цен на продукты ее переработки, транспортные расходы, как по суше, так и по морю, увеличились в несколько раз. Значительно поднялись поэтому и цены на потребительские товары, изготовленные «за океаном». Объемы потребительства, прежде всего в США и в Великобритании, стали неизбежно снижаться. 

Между тем именно растущее потребительство, главной стимуляцией которого была ипотечная покупка семейных домов, лежало в основе экономического развития этих стран. Снижение объемов продажи домов, цены на которые также росли, стало особенно заметным с конца 2006 года.

Продажа домов в США, в Канаде и в Великобритании и квартир в континентальной Европе традиционно происходила благодаря ипотечному кредитованию, при котором около 20-30% стоимости дома или квартиры сразу оплачивал из своих сбережений покупатель, а около 70-80% стоимости составлял ипотечный банковский кредит с фиксированными или варьирующими процентами, на погашение которого отводилось по договору от 20 до 30 лет. (Документы на владение домом переходят от кредитора к покупателю лишь по завершению всех платежей..Я уже описывал эту систему в главе 31 о событиях конца 1975 года, главным из которых для меня быа именно покупка в Лондоне, того полу-коттеджа, в котором мы с Ритой живем и до настоящего времени. Прим. автора.)

Депозит покупателя и предоставление документов о наличии у него счетов в банке, регулярной работы и постоянного заработка или дохода были обязательным элементом всей сделки. Банки, предоставлявшие кредит на столь длительный срок, получали, таким образом, гарантии возвращения своих денег с прибылью.

Глобализация в течение 15 лет привела к значительному изменению структуры экономик западных стран, избавлявшихся от производственных отраслей. Здесь получало приоритет развитие финансового, банковского, страхового, инвестиционного, арбитражного и юридического секторов, обслуживавших весь мир. Лондон и Нью-Йорк увеличили свою роль глобальных биржевых центров. Происходило быстрое развитие информационных технологий, фармацевтической промышленности, биотехнологии, медицины, образования и научных исследований. Расширялись службы безопасности и правопорядка. Экономика западного мира переходила на «постиндустриальную» модель. Строительство и продажа новых домов стали в этих условиях основным источником национального богатства в западных странах и цены на собственность быстро росли. Один из американских экономистов назвал этот процесс «Потемкинской экономикой».

В 2007 году именно США оказались основной зоной финансовых рисков прежде всего потому, что банковская система в этой стране была наиболее сложной и раздробленной. В европейских странах банковский сектор состоял из сравнительно небольшого числа крупных банков с общенациональной сетью отделений. В США деятельность банков регулировалась не только федеральным законодательством, но и законодательством отдельных штатов. Общенациональных банков здесь не было. Каждый штат имел самостоятельную банковскую систему и в любом городе, даже небольшом, имелся собственный независимый банк, а иногда и несколько банков. Общее число банков исчислялось тысячами. Ипотечные кредиты, оформлявшиеся местными мелкими банками в разных штатах, могли затем продаваться в более крупные банки Нью-Йорка, Вашингтона, Чикаго и Сан-Франциско.

Быстрый рост мировых цен на нефть и значительное снижение объемов мировой торговли неизбежно вели к рецессии. Снизились и продажи домов, что, в свою очередь, угрожало убытками тем банкам, специализацией которых были ипотечные кредиты. В этих условиях именно в США стихийно возникала практика предложения ипотечных кредитов тем гражданам, преимущественно из этнических меньшинств, которые не имели регулярного дохода и по кредитному рейтингу входили в группу высокого риска. Поскольку эти граждане США, а это были десятки миллионов, не могли в прошлом покупать дома прежде всего потому, что у них не было сбережений на оплату даже 10% депозита от стоимости дома, им теперь предлагалась особо льготная ипотека, покрывавшая не только все 100% от цены дома, но и включавшая дополнительный кредит на покупку мебели. Они также получали двухгодичную отсрочку выплат по ипотеке. Процентные ставки по ипотекам также были снижены.

Мечта о собственном доме присуща любой семье. В течение двух лет в США появились миллионы новых домовладельцев.

Этот процесс происходил только в США, но не в Европе. В Великобритании выселение семьи из дома в случае прекращения выплат по ипотекам может происходить только по решению судов. Это сложный, долгий и дорогой процесс и его результаты в пользу кредитора не гарантировались. Поэтому 100%, а тем более 110% ипотеки были здесь невозможны. В США выселение неплатежеспособных семей из домов (foreclosure) не требовало решений судов. Это была одна из функций полиции. Дома быстро освобождались от несостоятельных, прекративших оплату кредита жильцов, и могли быть снова выставлены на продажу.

По некоторым подсчетам общая сумма неоплачиваемых ипотек достигла в 2007 году $450 миллиардов. Происходивший в это же время рост цен на нефть и жидкое топливо увеличивал стоимость транспортировки потребительских товаров из Китая и Индии. Соответственно возрастали и их продажные цены. У американских семей неизбежно уменьшались финансовые ресурсы для ежемесячных выплат по ипотечным кредитам. К началу 2008 года в таком положении оказались почти 6% американских семей. Банки-кредиторы в таких случаях, выселяя семьи-банкроты, быстро возвращали дома в рыночный оборот для повторной продажи. Но это были миллионы домов. Покупателей для них, однако, уже не было и стоимость домов, при отсутствии спроса, стала неизбежно снижаться, упав за несколько месяцев на 15%. В июне почти четыре миллиона домов, общая стоимость которых превышала триллион долларов, оказывались непроданными.  

В это же время мировые цены на нефть продолжали расти и к июлю 2008 года достигли рекорда в $147 за баррель. Импортно-экспортные потоки резко сократились. Импорт в США из Китая упал к концу 2008 года на 26%, из Индии на 27% из Европы на 29%, из Японии на 31%. Я внимательно следил за всеми этими процессами по многим газетам и еженедельникам, собирая и классифицируя вырезки. Наиболее подробная информация публиковалась в «Financial Times».

Неизбежно началось банкротство тех банков, мелких и крупных, специализацией которых было именно ипотечное кредитование. Два наиболее крупных акционерных банка в Вашингтоне, (популярно известные как Fannie Mae и Freddie Mac, владевшие почти половиной ипотечного рынка США, равного 12 триллионам долларов, оказавшиеся на грани банкротства, были спасены правительством, осуществившем их национализацию в начале сентября. Среди акционеров этих банков, считавшихся надежными, были иностранные резервные и пенсионные фонды, китайский, норвежский российский и другие.

Однако следующий крупный банк, Lehman Brothers, оказавшийся жертвой кредитного ипотечного кризиса, был частным, основанным в Нью-Йорке около 150 лет назад братьями Генри, Эмануэлем и Мейером Леман, иммигрантами из Германии. Этот банк, также вовлеченный в ипотечное кредитование, не мог рассчитывать на национализацию, это противоречило бы принципам свободного рынка. 15 сентября руководство банка объявило о банкротстве, которое оказалось крупнейшим в истории США. Общие активы банка составляли около $300 миллиардов и число его сотрудников приближалось к 30 тысячам. Банк имел филиалы в Лондоне, Токио и в других столицах. Реакцией на крах четвертого по величине банка США было сильное падение курсов акций множества других банков на биржах всего мира. Сильнее всего упали акции страховой финансовой корпорации American International Group (AIG), самой большой в мире в области страхования от финансовых рисков. Крах AIG мог привести к цепной реакции банкротств и к панике на финансовых рынках. Президент и Конгресс США срочно одобрили выделение 700 миллиардов долларов для спасения AIG и других банков. Эти доллары, которых не было в бюджете, были созданы за счет увеличения национального долга. В ноябре субсидией из этого фонда был спасен самый крупный американский банк Citigroup, который имел отделения в 107 странах и контролировал фонды в 2,2 триллиона долларов. В этом банке работали 358 тысяч сотрудников, обслуживая около 200 миллионов счетов.

Финансовый кризис в США привел к значительному падению стоимости акций на биржах всего мира. Повсеместно замораживались межбанковские кредиты. Финансовый кризис быстро трансформировался в экономический. Снизился объем международной торговли. Упал спрос на нефть, металлы и другое сырье, цены на которые быстро падали. США, Канада, Япония и страны ЕС входили в сильнейшую после депрессии 1929=1934 годов рецессию, что означало сокращение экономической активности и массовые увольнения. Только в США в 2008 году потеряли работу 2,6 миллиона человек, в основном во второй половине года. Сотни тысяч людей потеряли работу и в Европейском Союзе, главным образом в финансовом и строительном секторах. Банкротства распространились и на сферу торговли. К концу 2008 года кризис стал глобальным и прогнозировался на длительный срок.

Кризис распространяется на Россию

Мы с Ритой приехали в Россию, в сентябре и собирались провести здесь около месяца. В конце сентября Рой и я подготовили очерк «Геополитический сдвиг с эпицентром в Южной Осетии» о последствиях короткой войны России и Грузии. Очерк был опубликован в киевском еженедельнике «2000» 3 октября. Однако следующую совместную работу мы посвящали мировому экономическому кризису, который распространился и на Россию, прежде всего из-за сильного падения мировых цен на нефть, снизившихся к концу 2008 года почти в три раза, до $35-40 за баррель. Наш очерк «Глобальный экономический кризис может перейти в депрессию» был также опубликован в киевском еженедельнике в конце января 2009 года. Он обсуждал, однако, главным образом возникновение и развитие кризиса в западных странах. В Россию кризис пришел с небольшим опозданием и не только в результате зависимости российской экономики от экспортных цен на нефть. Более быстрые признаки кризиса возникли в связи с прекращением западных кредитов и инвестиций. 

Решение возникавших проблем было задачей правительтва, премьером которого был теперь Путин. Очерк о российском кризисе мы с Роем готовили для западной прессы, так как источником нашей информации были главным образом российские газеты и аналитические программы. Освещение российских проблем в западной прессе обычно содержало множество искажений:

«Глобальный экономический кризис дошел до России в октябре 2008 года не только из-за обвала цен на нефть, главный российский экспорт. Сильно пострадали многие частные банки, перепродававшие на внутреннем рынке дешевые западные кредиты. Кредиты в рублях из-за высокой инфляции отечественные бизнесмены могли получить лишь на короткий срок и с 20% годовых, кредиты в долларах или евро были в два раза дешевле. Но эти кредиты внезапно прекратились в сентябре 2008 года, так как кредитный голод распространился на весь мир. Все проекты в России, которые зависели от валютных займов, стали постепенно останавливаться.

В Москве это было видно по замороженным сройкам высотных зданий в деловом центре Москва-сити. Правительство не пыталось спасать эти престижные проекты. В конце ноября, однако, поступил сигнал SOS, который Путин не мог игнорировать. В Рыбинске в Ярославской области терпел бедствие завод «Сатурн», когда-то знаменитое крупное предприятие «Рыбинские моторы». Теперь это было открытое акционерное общество, 75% акций которого распределили между собой его руководители. Завод был обеспечен госзаказами. Здесь производились авиационные двигатели для Ту-154, ИЛ-62, Ил-76, для вертолетов, крылатых ракет, истребителей и для нового авиалайнера «Superjet-100»… Однако владельцы завода, теперь ОАО, в ожидании прибылей рассчитывали на крупные иностранные кредиты, намереваясь выйти на экспортный рынок, выполняя заказы из Китая, Северной Кореи, стран СНГ. Кредитный голод остановил несколько производств и привел к увольнению более 5 тысяч рабочих. Для Рыбинска это была катастрофа. Акции «Сатурна» упали в цене в несколько раз…

Путин с группой советников сразу прилетел в Ярославль, а затем вместе с губернатором области прибыл в Рыбинск. Здесь он осмотрел цеха завода, провел беседы с рабочими и инженерами. Завод был в полном порядке. Но на рефинансирование долгов требовалось 10 миллиардов рублей…..

1 декабря состоялось совещание руководства области, завода, заказчиков «Сатурна» и директоров предприятий оборонной промышленности. Совещание шло в открытом режиме и его стенограмма публиковалась на портале правительства РФ. Выступление Путина было сформулировано как готовое решение:

«Государственная компания «Оборонпром» приобретает все акции «Сатурна» у частных владельцев. Акции покупаются по их текущей биржевой стоимости. Прежнее руководство завода остается работать, оно зарекомендовало себя как профессиональное…».

Завод «Сатурн», становившийся теперь государственным, тут же на совещании получил новые крупные заказы от разных авиационных заводов, «Роснанотеха» и «Газпрома». Какую сумму «Оборонпром» заплатил за акции осталось неизвестным. Но она не была большой, так как цена акций разорявшегося завода упала во много раз.» 

В начале декабря пришел новый сигнал бедствия из Ростова-на-Дону. Остановился легендарный завод «Ростсельмаш». Здесь была другая проблема. Прекратилась покупка комбайнов и другой техники. У приватизированных сельхозпредприятий, в прошлом это были колхозы и совхозы, не было денег. Они, как оказалось, тоже покупали технику на иностранные кредиты, расплачиваясь прибылями от экспорта своей продукции.

На фото Владимир Путин

Путин прилетел в Ростов-на-Дону 11 декабря. Совещание было созвано на территории завода, забитой сотнями непроданных комбайнов. В своем выступлении Путин формулировал решения и они тут же оформлялись как постановления правительства. Государство начинало интервенцию на рынке зерна. Это обеспечивало рост цен на зерно и поступление денег его производителям. На импорт зерна была введена высокая пошлина. Высокая пошлина вводилась и на импорт комбайнов и другой сельхозтехники. «Ростсельмаш» с сельхозпроизводители освобождались от зарубежных конкурентов. Россия в 2009 году еще не была принята в ВТО и могла поэтому игнорировать правила этой торговой организации. Сельхозпроизводителям была открыта льготная кредитная линия в 25 миллиардов рублей. 

Результаты принятых решений были быстрыми. В течение двух месяцев 1400 комбайнов и вся сельхозтехника, накопившаяся на складах и площадках, были проданы и завод объявил об открытии вакансий на новые рабочие места.

«Почти вся российская металлургия была с 1996 года в частном владении нескольких олигархов-миллиардеров. Однако спрос на металлы упал во всем мире в несколько раз. Не имея прибылей, олигархи закрывали цеха и сокращали штаты… Но куда могут уйти рабочие из Норильска, Магнитогорска или из Братска-на-Ангаре? В декабре 2008 и в январе 2009 Путин посетил пятьдесят предприятий в тридцати областях России. Российское телевидение и пресса показывали беседы Путина с рабочими и инженерами, но не с олигархами или акционерами. Правительство приняло решение о запрете увольнения рабочих из предприятий в северных и восточных районов страны и из градообразующих предприятий во всех областях. Для исполнения этого решения олигархи-собственники и акционеры должны были платить долги из собственных фондов. Производство продолжалось, сталь и цветные металлы складировались на будущее. Это не скоропортящийся материал и может полежать не один год…

Таким же путем был спасен и Тверской вагоностроительный завод. Спрос на вагоны упал…Но вагоны могут простоять на запасных путях…

Главная цель этих решений диктовалась не логикой «рыночной экономики», а необходимостью сохранения кадров квалифицированных рабочих и инженеров, которые составляли главный капитал страны… Российское правительство создало в 2003-2008 годах большой валютный резервный фонд, в основном за счет высоких цен на нефть. Именно эти резервы позволяли стране противостоять стихии кризиса…». ( Газета «Neues Deutschland», 2 мая 2009 г.)

Особенно запомнился мне, широко освещавшийся в российской прессе эпизод спасения Путиным трех заводов в небольшом промышленном городе Пикалево, расположенном на востоке Ленинградской области. В этом районе еще в 1930 году были открыты обширные залежи цементных известняков и глин. В последующие годы здесь были построены три завода по производству цемента и кирпичей и рабочий поселок, ставший теперь городом, население которого составляло в 2008 году 22 тысячи человек. Эти заводы были приватизированы в 1996 году и самый большой из них «Пикалевский глиноземный завод» принадлежал теперь группе «Базовый элемент» миллиардера Олега Дерипаски. Двумя другими заводами «Пикалевский цемент» и «Метахим» владели не столь знаменитые собственники. Заводы были связаны единой технологической цепью. Из-за конфликтов между Дерипаской и другими собственниками в начале 2009 года заводы в Пикалево прекратили производство и рабочие были уволены. Остановилась из-за неплатежей клиентами и местная теплоэлектростанция, обеспечивавшая город не только электричеством, но и горячей водой. 

Около 300 жителей города в знак протеста перекрыли 2 июня федеральную трассу Новая Ладога-Вологда, создав дорожные пробки. Это было противоправным действием и для его решения в Пикалево срочно прибыл районный прокурор из соседнего города.

Путин прилетел в Пикалево 4 июня на вертолете из Санкт-Петербурга, прервав свое участие в международном экономическом форуме. В Пикалево к этому времени уже были вызваны все участники конфликта, руководство области и губернатор Санкт-Перербурга. Конфликт, продолжавшийся с конца 2008 года, был ликвидирован в течение одного дня в ходе совещания 4 июня. Уже 5 июня всем рабочим была выплачена многомесячная задолженнось по зарплатам, около 40 миллионов рублей. На следующий день возобновила работу и городская ТЭЦ.

Тактика Путина в этом и других конфликтах была очевидной. Собственникам приватизированных предприятий предлагалась альтернатива, либо расстаться с производственной собственностью, либо использовать для сохранения производства личные фонды. Немалое число олигархов пошло по второму пути и общее число миллиардеров в России временно снизилось наполовину. Распространившийся на Россию кризис завершился к октябрю 2009 года и не привел к серьезному росту безработицы, как это случилось в США. Валовый национальный продукт (ВВП) снижался. Упал и курс рубля. Но экономить деньги валютного госрезерва, достигавшего $600 миллиардов, не было смысла. В США для борьбы с кризисом уже печатались триллионы долларов, в Великобритании сотни миллиардов фунтов. Эти меры обозначались как «quantitative easing» («количественное облегчение»). В условиях дефицита наличности и снижения торгового оборота печатание новых денег не вело к быстрой инфляции. Но поскольку именно доллары и фунты являлись основной резервной валютой для всего мира, эмиссионная финансовая политика США и Англии вела к снижению их собственного госдолга, но обесценивала валютные резервы других стран.

Смерть Александра Солженицына

О смерти Александра Солженицына в ночь на 4 августа 2008 года я узнал из программы новостей в интернете, которые просматривал утром на экране компьютера, начиная обычно их чтение с российской lenta ru. Солженицын, после инсульта несколько лет назад, не выходил из своего загородного дома в Троице-Лыкове, и пресса писала о нем очень редко. Теперь все средства информации писали о нем и о его произведениях обширные статьи. Публиковались и репортажи о подготовке государственных похорон, для участия в которых 6 августа на кладбище Донского монастыря президент России Дмитрий Медведев прервал свой отпуск. На траурном собрании в Российской Академии наук, членом которой по отделению литературы и языка Солженицын был избран, присутствовал премьер Путин.

В первых главах настоящих очерков я подробно писал о нашем знакомстве в 1964 году и дружбе до 1974 года, когда после изгнания из СССР Солженицын прервал эту дружбу довольно странным «Открытым письмом» в лондонскую газету «THE TIMES», обвинив меня в критике А.Д. Сахарова во время лекции в Осло. Такого выступления против Сахарова у меня не было, письмо Солженицына было основано на ложной информации. Газета «THE TIMES» письмо Солженицына не публиковала, но, как оказалось, Солженицын послал копии письма в зарубежные русские издания «Р«сскую Мысль» в Париже и в «Посев» в Мюнхене и, возможно, в другие газеты как «Письмо в Таймс». Его публиковали на русском именно под этим заглавием. Солженицын и его жена Наталья недоумевали о причинах отказа в публикации письма в Лондоне. Эта история освещается в разделе «Неожиданность» в главе 26 настоящих воспоминаний. О Солженицыне я также писал в других главах, в связи с выходом в 1975 году его автобиографической книги «Бодался теленок с дубом», моим участием в публикации небольшой книги Владимира Лакшина, который давал критичсеский разбор книги Солженицына, а также в связи с выступлением Солженицына в Гарварде в 1978 году и некоторыми другими событиями.

В британской прессе некрологи, посвященные Солженицыну, публиковались во всех основных газетах. Из США электронной почтой по E-mail я получил большой очерк-некролог, написанный нашим общим с Солженицыным другом Робертом Кайзером (Robert Kaiser), бывшим московским корреспондентом «The Washington Post». Я познакомил Кайзера с Солженицыным в 1972 году (Глава 15) и они поддерживали дружеские отношения не только в Москве, но, впоследствие, и в США. Очерк Кайзера «The Giant of Russian Literature», приводил и некоторые детали его первой встречи с Солженицым в марте 1972 года. Привожу отрывки в переводе с английского:

«После тщательных приготовлений мы с Хедриком Смитом, московским корреспондентом «Нью-Йорк Таймс», вошли в дом в центре Москвы, в одной из квартир которого на первом этаже Солженицын жил со своей семьей… Солженицын сразу вручил нам рукопись, которую он заранее приготовил. Она называлась «Интервью с Нью-Йорк Таймс и Вашнгтон Пост». Солженицын уже сам написал и вопросы и ответы….

В течение четырех часов мы спорили с писателем. Он хотел обещания, что его текст, это было почти 30 страниц, был полностью напечатан, слово в слово. Мы же хотели получить реальное интервью, его ответы на наши вопросы…. В конечном итоге был достигнут компромисс. Солженицын согласился ответить на некоторые наши вопросы, а мы согласились опубликовать часть из заранее им подготовленного текста…

Через несколько лет мне заказали рецензию на книгу Солженицына «Дуб и теленок», которая вышла в английском переводе в США в 1980 году. Моя рецензия публиковалась в малоизвестном журнале в Далласе. Солженицын в это время жил в США в Кавендише.

Моя рецензия была критической. Я отметил, что Солженицын исказил всю историю с нашим интервью, опубликовав в «Приложении» только тот обширный текст, который он сам составил заранее. Он также неблагодарно игнорировал тот риск, который взял на себя Жорес Медведев, организовавший нашу встречу. Каким то образом, уже через несколько месяцев, Солженицын узнал о моей рецензии. Он написал мне рассерженное письмо, в котором объявлял о разрыве всех отношений между нами…

Жизнь в США привела к разочарованию Солженицына в Западе. Он осуждал (deplored) американский образ жизни…» («The Washington Post» 7 августа 2008 г.)

7 августа мне позвонил сотрудник газеты «The Times» Джек Малверн (Jack Malvern) с просьбой о встрече. Он хотел взять у меня интервью именно по поводу письма Солженицына. При подготовке некролога, который публиковался 6 августа, в архиве газеты нашли оригинал письма Солженицына, датированного 11 сентября 1974 года. Джек Малвери хотел получить мое интервью по поводу всей этой истории. Он приехал ко мне в тот же день и привез оригинал письма Солженицына. Оно занимало три страницы напечатанного на пишущей машинке текста. Сохранился и конверт с маркой. Адрес на конверте был простым «Chief Editor of Times, Times, London, England». Это написание и само письмо показывали, что Солженицын очевидно никогда не видел самой газеты и раздела писем в эту газету, в котором указывался и полный адрес газеты. Название газеты нужно было писать с артиклем «The».

9 августа очерк Джека Малверна был опубликован на развороте 28 и 29 страниц расширенного субботнего выпуска газеты под заголовком: «Letter to The Times that showed the darker side of Solzhenitsyn» («Письмо в Таймс, которое показывает более темную.сторону Солженицына»).

В Англии, как и в США, Солженицын не был в 2008 году популярным писателем. Его произведения давно не переиздавались. Малверн в своей статье объяснял и причину отказа газеты в публикации полученного письма (Перевод с английского):

«The Times» к недовольству и раздражению Солженицына, и его жены (она два раза звонила в редакцию), отказалось печатать это письмо до тех пор пока его автор не представит доказательство того, что он процитировал Медведева точно (accurately). Солженицын, в то время находившийся на вершине славы с раздражением отказался (angrily declined) и отправил это же письмо в Aftenposten, норвежскую газету и в русскую газету в Париже. Письмо в этих газетах опубликовали. Но оно нигде не публиковалось на английском..».

Похороны Солженицына, некоторые эпизоды которых я наблюдал на экране компьютера, происходили в среду 6 августа в некрополе Донского монастыря, по непонятной для меня причине с воинскими почестями и с салютом. Траурная церемония прошла без речей. Был показан эпизод с возложением Дмитрием Медведевым букета цветов к свежей могиле.

Продление жизни клонированием

В 2008 году я стал понимать, что следить одновременно за проблемами экономики, истории и геронтологии мне уже не под силу. Научных академических статей, основанных на экспериментальных материалах, я, после выхода на пенсию в 1991 году, не публиковал. Теоретические статьи-обзоры на английском я прекратил писать и публиковать в 2001 году. Следить за научной литературой становилось трудно, хотя интерес к этим проблемам все еще сохранялся. Продолжал расти и объем моей библиотеки оттисков и ксерокопий научных статей по разным аспектам проблемы старения. Однако большинство из них оставалось непрочитанными. По проблемам старения и долголетия я продолжал публиковать научно-популярные очерки, завершив эту работу книгой «Питание и долголетие», расширенное издание которой готовилось теперь издательством «Время». Между тем именно та отрасль геронтологии, генетика процессов старения, то есть генетический контроль видовой продолжительности жизни, которая меня всегда больше всего интересовала, наиболее бысто развивалась после 2000 года. Геномы человека и многих других животных были расшифрованы. Шли поиски генов, которые в наибольшей степени определяют скорость процессов старения.

В конце 2008 года я решил проанализировать две проблемы, ключевые в области генетики процессов старения, подготовить по ним теоретические обзоры и на этом завершить свою академическую карьеру, сохранив менее напряженное занятие журналистикой.

Готовить последние в моей жизни научные обзоры на английском было нелегко и я ограничился поэтому русскими текстами. Существовал лишь один журнал, которому я мог предложить обзоры по генетической геронтологии на русском языке - «Проблемы старения и долголетия». Журнал, основанный в 1991 году, издавался в Киеве Институтом геронтологии АМН Украины. Он выходил четыре раза в год и публиковал статьи на украинском и русском языках. Заместителем главного редактора журнала и фактическим его создателем был Нестор Сергеевич Верхратский, с которым я был в дружеских отношениях в то время, когда работал в СССР. Я посещал этот институт несколько раз. В то время Нестор был научным сотрудником лаборатории эндокринологии и изучал проблемы гормональной регуляции синтеза белков. В 2008 году Нестор, как и я, уже не вел экспериментальной работы, занимаясь в основном журналом.

Первый аналитический обзор «Существуют ли гены долгожительства?» я отправил электронной почтой в редакцию журнала в начале 2009 года. Он был напечатан в №2, который вышел в мае (С.133-149). Второй обзор «Обеспечивает ли клонирование соматических клеток взрослых животных полное омоложение?» был опубликован в №3 (С.261-279) в том же 18-м томе. Мои выводы из обзора исследований генома долгожителей и супердолгожителей, тех мужчин и женщин, которые достигали возраста свыше 105 лет, были не в пользу генетической природы долгожительства. Характер старения человека определялся генетическими факторами лишь на 20-30%. Долгожительство человека в большей степени зависело от образа жизни, условий среды, характера питания и уровня медицинского обслуживания, которое обеспечивало профилактику и лечение возрасных патологий. Геном человека программировал жизнь людей на три поколения, так как забота, особенно бабушек, о внуках и внучках давала семьям в первобытных обществах определенные преимущества. Она освободжала мужчин-отцов для охоты, а женщин-матерей для собирательства съедобных растений. Однако прабабушки и прадедушки в значительном числе появились лишь в цивилизованных странах, в которых их существование поддерживалось не генами, а главным образом медициной и пенсиями.

Клонирование млекопитающих (искусственное размножение путем замены в яйцеклетках собственных ядер на ядра из соматических клеток взрослых особей) создает точные копии (клоны), но не обеспечивает эти копии полноценной молодостью. Клонированные особи старели быстрее чем особи, появившиеся в результате оплодотворения - слияния спермия с яйцеклеткой. Клонирование млекопитающих было новой отраслью генетики, датируемой с 1996 года, когда в Эдинбурге было объявлено о рождении ягненка, который был клоном от соматической клетки, полученной из молочной железы взрослой шестилетней овцы. Это было сенсационным открытием, имевшем большие научные и практические перспективы. Все детали развития этой новой отрасли генетики я не могу здесь обсуждать. К 2008 году были успешно клонированы из соматических клеток собаки, лошади, быки, овцы, козы, редкие породы волков и диких кошек. Однако технология была сложной и требовала большого числа повторных экспериментов. В Корее в 2008 году сообщили об успешном воспроизведении пуделя из фибробластов взятых из уха очень старого 14-летнего пуделя. Это был коммерческий проект. Очень богатая американская семья пожелала получить копию своей любимой собачки.

Среди моих американских друзей-геронтологов Бернард Стрелер (Bernard Strehler), часто упоминавшийся, начиная с главы 2, в этих воспоминаниях, умерший в 2001 году в возрасте 76 лет, обеспечил незадолго до смерти глубокое замораживание своих соматических клеток из подкожного регенерационного слоя фибробластов, способных к делениям. Он надеялся, что в будущем их можно будет клонировать и воспроизвести его точную копию, может быть и не одну. В США, особенно в Калифорнии, где жил Стрелер, такой сервис обеспечивался за определенную плату несколькими биотехнологическими компаниями. Они гарантировали, однако, лишь хранение клеток, но не клонирование. Клонирование людей уже было сюжетом нескольких фильмов, но на практике не применялось, так как не были еще решены многие законодательные и этические проблемы клонирования человека. Срок хранения клеток клиентов в жидком азоте зависел, по-видимому, от суммы оплаты по контракту. Стрелер, как мне рассказал один из наших общих друзей, Леонард Хейфлик (Leonard Hayflick), обеспечил ранее хранение фибробластов своей жены Теодоры, умершей в 1999 году. На какой срок он оплатил хранение своего генома мне неизвестно. Необходимы и дополнительные немалые расходы на оплату «суррогатной» беременности. «Суррогатная» беременность, как сервис, в 2000 году уже существовала. Ею пользовались супружеские пары, у которых один из партнеров брака оказался бесплодным или имел генетические проблемы.

Появление в недалеком будущем на свет точной копии Бернарда Стрелера с его действительно выдающимся интеллектом – это реальная возможность. То, что сделал Бернард Стрелер сделали, возможно и другие американцы, способные оплатить свою физическую реинкарнацию. 


Загрузка...

Жажда власти и упрощенный марксизм Хрущева

Редактор воспоминаний Хрущева профессор Эдвард Кранкшоу, бывший британский...

Путин как Дэн Сяопин, шансы Лужкова и арест...

Потрясения маоцзедуновской «культурной революции» с ее хунвейбинами по своей...

Жорес Медведев об Украине, войне в Ираке и российских...

В 2001 году мы с Ритой приехали в Россию в начале сентября для участия в научной...

О кризисе западной экономики и книге «Неизвестный...

В способность Ельцина что-то собственноручно писать, тем более ночью, никто бы не...

Загрузка...

«Атомный проект СССР»: те, о ком никто не оставил...

В 103-й главе Жорес Медведев рассказывает о первой атомной катастрофе в СССР, во многом...

Ельцин: закулисье второго срока

Олигархический капитализм в России получил власть и государственное оформление

«Россия Делает Сама»

Личный архив Сталина уничтожили его же ближайшие соратники, которых он всегда,...

«Особый контингент» атомного ГУЛага

Ни Солженицын, ни Шаламов не упоминали об этой группе бессрочных заключенных. О ней...

Возвращение Солженицына

На всем пути по РФ Солженицын ругал «реформы Гайдара», «ваучеры Чубайса»,...

Новый саркофаг для Чернобыля: три проекта

«Ученые намерены воздвигнуть Восьмое Чудо Света над разрушенным реактором», —...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка