Сталин и лох-несская легенда о депортации евреев

08 Мая 2017 5

Продолжаем публикацию фрагментов из книги Жореса Медведева «ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ». Предлагаем вниманию читателей отрывки из 105-й главы «Сталин и еврейская проблема».

«Я уже писал в предыдущей главе, что для нашей с Роем книги «Неизвестный Сталин», состоявшей из серии самостоятельных очерков-глав, готовился и мой очерк «Сталин и еврейская проблема. Новый анализ». Разработка этой темы происходила в основном в 2002 г. Поскольку размеры завершенного очерка оказались значительно больше, чем я ожидал, то в издательстве «Права человека» было решено публиковать его отдельной книгой небольшого формата, но в твердом переплете. Книга имела 288 страниц и выходила к 50-летней годовщине смерти Сталина.

Однако мои попытки осуществления перевода книги на английский и другие языки, а также в Израиле, начатые рассылкой ксерокопий верстки, а потом и изданной книги, не имели успеха. Появилось лишь чешское издание, осуществленное небольшим издательством Stilus в Брно.

Для исследователей истории СССР тема очерка была достаточно актуальной. В книге имелось много неизвестных и мало известных фактов и новых толкований событий, свидетелем которых я был. Отзывы моих друзей-историков и в США, и в Англии, которым я посылал книгу, были положительными. Общепризнанно лучший американский биограф Сталина профессор Роберт Такер (Robert C.Tucker), заведовавший департаментом политических наук в Принстонском университете, с которым у меня и у Роя были давние дружеские отношения, прислал мне очень хороший отзыв. Цитирую отрывок в переводе на русский:

«…Ни одна из недавних книг на русском по этим темам не может сравниться с вашей в освещении предмета (coverage of the subject) и читабельности (readability). Она читается так хорошо, что, начав чтение, нельзя остановиться, пока не дочитаешь до конца ...Книга хорошая (is a fine one), и я надеюсь, что она скоро появится и в переводе на английский».

В начале 2002 г. в письме от 12 февраля Роберт Такер просил меня помочь ему через Роя купить в Москве и прислать в Принстон вышедшую в 2001 г. книгу московского историка Геннадия Костырченко «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм». Цитирую в переводе с английского:

«Костырченко очень обстоятельный и объективный историк. У меня есть его интереснейшая книга «В плену у красного фараона», которая была опубликована в 1994 г.. Костырченко в новой книге критикует заявление Э.Радзинского в его биографии Сталина о том, что «дело врачей» было необходимо Сталину «для того, чтобы начать новую великую войну, войну с Западом». Я не разделяю этот взгляд. Я считаю, что Сталин и к самому концу своей жизни нуждался (had need) в холодной войне с Западом и дело врачей было обеспечением именно этой политики…»

Я уже имел книгу Костырченко, с которым был знаком. Книга представляла собой капитальный труд, почти 800 страниц, результат многолетней работы. Я сразу послал в Принстон именно этот экземпляр.

Разработки и выводы Костырченко я часто использовал и цитировал в собственной книге. Геннадий Васильевич работал в это время старшим научным сотрудником Государственной архивной службы России, и это обеспечивало ему доступ ко всем ранее засекреченным материалам.

Из дальнейшей переписки с Робертом Такером я понял, что мои неудачи в обеспечении перевода книги «Сталин и еврейская проблема» на английский, даже в тех издательствах, которые публиковали нашу с Роем книгу «Неизвестный Сталин», были связаны с тем, что я, как и Костырченко, считал бездоказательным мифом уже вошедшее непререкаемой догмой во многие книги о Сталине описание того, что «дело врачей» задумывалось им для того, чтобы после его завершения провести гигантскую операцию по выселению всех советских евреев в Биробиджан, Еврейскую автономную область на Дальнем Востоке.

Сын профессора Я.Г.Этингера, проходившего по «делу врачей», Я.Я.Этингер опубликовал в 2001 г. книгу «Это невозможно забыть», одно из заявлений которого я цитировал и характеризовал как недостоверное:

«Выселение должно было осуществляться в два этапа: чистокровные евреи в первую очередь; полукровки во вторую. Все это очень напоминало гитлеровскую практику «решения» еврейского вопроса» (стр.109).

Существовало несколько версий депортации, в которых речь однако шла только о евреях. Непосредственно перед началом войны с Германией в СССР проживало по данным «Еврейской Энциклопедии» 3,6 миллиона евреев. После гитлеровского геноцида евреев на оккупированных территориях их число в СССР уменьшилось почти на миллион. Яков Этингер произвольно добавлял в этот «план» и «полукровок» от смешанных браков.

Это была явная выдумка. Число «полукровок» в СССР по всем десяткам этнических групп не было известно и не регистрировалось переписями населения. В паспортах граждан СССР сведения о родителях не вносились, и в графе «национальность» этническая принадлежность (русский, белорус, грузин, казах и т.д.) определялась обычно по отцу.

В 1995 г. Геннадий Костырченко прислал мне в Лондон просьбу -- сообщить ему точную формулировку параграфов о планах депортации евреев, опубликованных на страницах 102-103 первого тома «Архипелага ГУЛага» Солженицына, изданного в Париже в 1973 г. «Архипелаг ГУЛаг» публиковался в «Новом мире» в Москве в 1989 г., но с многими поправками и сокращениями.

Я послал ему ксерокопии указанных страниц. Действительно, на страницах 102-103, завершавших главу «История нашей канализации» -- перечисление и характеристику многочисленных потоков арестов, ссылок и казней, начавшихся большевиками в 1918 г., Солженицын писал:

«В последние годы жизни Сталина определенно стал намечаться и поток евреев… Для того было затеяно и дело врачей.

Кажется, он собирался устроить большое еврейское избиение. Достоверно у нас ничего не узнать, ни даже сейчас, ни долго еще. Но по московским слухам замысел у Сталина был такой: в начале марта «врачей убийц» должны были на Красной площади повесить.

Всколыхнутые патриоты естественно (под руководством инструкторов) должны были кинуться в еврейский погром. И тогда-то правительство (узнается сталинский характер, правда?), великодушно спасая евреев от народного гнева, в ту же ночь выселяло их из Москвы на Дальний Восток и в Сибирь (где бараки уже готовились).

Однако это стало его первым в жизни сорвавшимся замыслом».

Второй параграф в этой цитате был удален автором или редактором из публиковавшегося в «Новом мире» текста.

В Москве в 1953 г. проживало не менее 400 тысяч евреев. Они были распределены по всем профессиям и жили семьями смешанно со всеми другими жителями столицы. Выселить семьи евреев из Москвы, тем более «в ту же ночь», было невозможно. Обе версии -- и Якова Эттингера, и приводимая Солженицыным -- были выдуманными.

Подобная «этническая» чистка страны, в которой евреи и «полукровки» составляли значительную часть именно городской интеллигенции, врачей, учителей, инженеров, научных работников, служащих всех учреждений, могла бы привести к экономическому и политическому коллапсу. Она была невозможна и организационно. Обсуждая эту проблему, я приводил цитату из монографии Костырченко:

«Нельзя не учитывать и такой достаточно весомый антидепортационный аргумент, заключающийся в том, что, несмотря на тотальное предание гласности после августа 1991 года всех самых секретных политических архивных материалов сталинского режима, не было обнаружено не только официальной директивы, санкционирующей и инициирующей депортацию, но даже какого-либо другого документа, где бы она упоминалась или хотя бы косвенно подтверждалась ее подготовка (в том числе пресловутые сотни тысяч страниц списков евреев на выселение). Если бы нечто похожее существовало в действительности, то непременно бы обнаружилось, как это произошло со многими другими утаенными советским режимом секретами…» ( стр.677).

Геннадий Костырченко отстаивал свою критику легенды о планах депортации евреев во многих публикациях. В очерке «Депортация – мистификация», опубликованном в российском еврейском национально-религиозном журнале «Лехаим» в сентябре 2002 г., он писал:

«Одним из доживших до наших дней мифов является легенда холодной войны… о подготовке Сталиным незадолго до своей смерти тотального выселения евреев в Сибирь. Описанная в десятках, если не сотнях, статей, книг, радио- и телеинтервью, сталинская депортация евреев превратилась в своего рода лохнесское чудовище, которое многие якобы видели, но никто не смог представить пока что ни одного бесспорного и заслуживающего доверия доказательства его существования».

Книга Геннадия Костырченко, изданная в 2001 г. небольшим тиражом в 3000 экземпляров, безусловно лучший и наиболее объективный труд по «еврейской проблеме» в СССР, не переводилась на английский. Это, как я предполагаю, было связано именно с тем, что среди западных историков, специализировавшихся в этой области, преобладали другие концепции.

По своему характеру книга Костырченко была научной монографией, не рассчитанной на широкую аудиторию. Эту книгу в 2001 г. «заслонила» другая, по той же «еврейской» теме, но действительно сенсационная. Первый том ее был опубликован в Москве также в 2001 г. Многие из моих читателей могут догадаться, что я имею в виду книгу Александра Солженицына «ДВЕСТИ ЛЕТ ВМЕСТЕ (1795-1995). Первый том охватывал период до 1916 г., второй том, ожидавшийся вскоре после первого, освещал события с февраля 1917 г., гражданскую войну, всю советскую эпоху и короткий период после распада СССР.

Первый том книги Солженицына «Двести лет вместе», не имевшей разъясняющего подзаголовка, вышел в продажу в начале июня 2001 г.

Я в это время был в Лондоне и узнал о книге из письма Роя, к которому многие газеты и журналы обращались с просьбами о рецензиях. Однако он отказывался от разбора первого тома. Рой был достаточно компетентен лишь в проблемах советской истории и обещал свой разбор после публикации второго тома, выход которого ожидался через две--три недели. Об этом можно было судить по обширному интервью-беседе Солженицына и главного редактора еженедельника «Московские новости» Виктора Лошака, занявшего две страницы в номере газеты 19--25 июня 2001 г.

Зная привычный стиль Солженицына, начиная с его первого интервью в 1972 г. с корреспондентами «Вашингтон пост» и «Нью-Йорк Таймс», я видел, что и интервью в «Московских новостях» было беседой Солженицына с самим собой. Задаваемые вопросы в этом случае являлись по содержанию органической частью всего текста и часто не были вопросами.

Так или иначе, но озаглавленный словами «РАСКАЛЕННЫЙ ВОПРОС» очерк-беседа касался содержания всей книги, а не только ее первого тома. Солженицын объяснял здесь особенности Октябрьской революции и первых лет советской власти, это были главы 14-я и 15-я второго тома, который еще не появился на полках книжных магазинов.

Лошак спрашивал:

«Вот еще одна загадка. Вы с разных сторон к ней подходите, особенно во второй части: евреи были дрожжами революции».

Солженицын отвечал:

«Это произошло от нескольких причин. Одна: молодежь еврейская уже давно в революционном движении. А в этот момент взрыва революционных событий – 17-й год -- эта молодежь, уже атеистическая, просто рвала со своими родителями религиозными… Старики оставались, не участвовали в этом деле, а молодые бросились…

А второе: это был шаг большевиков… Они использовали его нарочно, для обострения борьбы с самодержавием. Когда они захватили власть, они столкнулись с массовым саботажем чиновничества. Чиновничество отказалось ходить на работу. Все министерства парализованы. Большевики еле-еле на штыках держатся, все парализовано. И это же на всю глубину: и в губернии, и в уезды и дальше.

Глава еврейской секции при правительстве, Диманштейн, пишет, что Ленин дал задание привлекать еврейских людей, интеллигентных и полуинтеллигентных, на занятия мест чиновников. В массе произошло такое движение. Благодаря этим ленинским маневрам евреи оказались в чиновничьем аппарате глубоко и широко…»

Просматривая новый том, я сразу по главе 22 «С конца войны – до смерти Сталина», понял, что выход второй части двухтомника Солженицына задержала монография Геннадия Костырченко «Тайная политика Сталина». Она вышла в продажу именно в июне 1991 г., почти одновременно с первым томом книги Солженицына.

Костырченко рассматривал ту же проблему, но глубже и точнее. Книга Костырченко была написана по архивным материалам и первоисточникам, книга Солженицына -- по вторичным опубликованным источникам, вроде «Еврейской Энциклопедии», русских журналов «22» и «Время и Мы», выходивших в Израиле, и других книг по этой общей теме.

Солженицын мог и не заметить книгу Костырченко. Но в издательстве «Русский путь», в котором редактором книг Солженицына была его жена Наталья Дмитриевна, не могли этого сделать. Теперь второй том Солженицына было необходимо переписывать почти по всем главам. В главе 22 в списке ее источников из 67 ссылок 15 приходится на книгу Костырченко, и проблема депортации всех евреев становится теперь «мифом».

Однако в главах 23-26, в которых Солженицын рассматривал еврейскую проблему в период 1953--1991 гг., он возвращался, по почти единодушному мнению многочисленных рецензентов, на антисемитские позиции. Это было для меня очевидным и без рецензий, по тексту книги:

«…Но если сегодня ясно видеть, что столько евреев было в железном большевицком руководстве, а еще больше – в идеологическом водительстве огромной страны по ложному пути, -- то не встает разве вопрос о каком-то чувстве ответственности за тех?.. За совершенное евреями в СССР во имя Коммунизма…

Вот немцы следующих поколений признают ответственность перед евреями, даже самым прямым образом и морально и материально… А евреи?..» (Глава 24).

Второй том книги Солженицына подвергся значительно большей критике рецензентами, чем первый. В обсуждении этого тома принял участие и Рой. Он прежде всего отмечал, что руководство РСДРП(б) формировалось не по этническим, а по политическим критериям. Ленин, Троцкий, Свердлов, Дзержинский, Сталин, Орджоникидзе, Фрунзе, Каменев, Зиновьев и многие другие по своему сознанию и по своей объективной роли были русскими революционерами, и именно в таком своем качестве они вошли в историю нашей страны.

В составе первого советского правительства, образованного на II съезде Советов, из 15 народных комиссаров было 12 русских и украинцев, один поляк, один грузин (Сталин) и Троцкий, настоящую фамилию которого, Бронштейн, в то время почти никто не знал. В коалицию с большевиками входили (до подписания Брестского мирного договора с Германией) и левые эсеры, лидером которых была в то время Мария Спиридонова. Русский, петроградский характер и Февральской и Октябрьской революций никогда не подвергался сомнению историками.


Загрузка...

Он был большим ученым с большой совестью

16 ноября 2018 г. в Лондоне на 94-м году жизни скончался Жорес МЕДВЕДЕВ — выдающийся...

Загадочное покушение. Жорес Медведев о книге THE SKRIPAL...

Марк Урбан, журналист, репортер Би-би-си и один из лучших писателей-документалистов...

О кризисе западной экономики и книге «Неизвестный...

В способность Ельцина что-то собственноручно писать, тем более ночью, никто бы не...

Предолимпийские «игры», диссиденты от религии... И...

В рамках программы обеспечения безопасности Олимпиады-80 предусматривалась...

Загрузка...

Жажда власти и упрощенный марксизм Хрущева

Редактор воспоминаний Хрущева профессор Эдвард Кранкшоу, бывший британский...

Путин как Дэн Сяопин, шансы Лужкова и арест...

Потрясения маоцзедуновской «культурной революции» с ее хунвейбинами по своей...

Жорес Медведев об Украине, войне в Ираке и российских...

В 2001 году мы с Ритой приехали в Россию в начале сентября для участия в научной...

«Атомный проект СССР»: те, о ком никто не оставил...

В 103-й главе Жорес Медведев рассказывает о первой атомной катастрофе в СССР, во многом...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка