Меж островов и айсбергов

№32 (616) 10 – 16 августа 2012 г. 09 Августа 2012 0

Продолжение. Начало, пожалуйста, читайте в 25 (611), №26 (612), №27-28 (613),29—30 (614), №31 (615).

Вот она — континентальная Антарктида, куда мы, увы, не добрались

Вадим ФЕЛЬДМАН,
Киев —Буэнос-Айрес —
Ушуая —Галиндез

Во второй день нашего пребывания на полярной станции «Академик Вернадский» руководство 16-й экспедиции решило организовать для впервые попавших в Антарктиду ознакомительное водное путешествие на моторной лодке-«зодиаке» по проливам, омывающим архипелаг Аргентинских островов.

Пассажиров-экскурсантов на этой моторной лодке было двое — главный инженер НАНЦ Игорь Мороз и корреспондент «2000». А функции драйвера возложили на одного из участников завершившейся зимовки Артема Недогибченко.

Помимо общего знакомства с островами и проливами между ними, у нашего путешествия были еще и конкретные цели. Одна, не очень далекая от Галиндеза, — находящийся на соседнем острове Винтер «Домик Ворди», названный так по фамилии английского геолога, работавшего в одной из давних (лет семьдесят-восемьдесят тому назад) британских антарктических зимовок в тех краях.

Позднее «Домик Ворди» превратился в музей, за которым ранее присматривали английские зимовщики с базы «Фарадей», а с 1996 г. — украинские полярники. Второй целью наметили посещение еще одной хижины — «Домика Расмуссена» на континенте, а точнее — на Берегу Грэма в западной части Антарктического полуострова, отделенного от архипелага Аргентинских островов широким (около семи километров) проливом Пенола. Правда, об этой цели было сказано как о возможной: если позволит ледовая обстановка в проливе.

Английская карта архипелага Аргентинских островов, на одном из которых — Galindez Island — украинская станция «Академик Вернадский» (в прошлом — британская база «Фарадей»)

Плавание по «стиральной доске»

Корпус лодки-«зодиака» изготовлен из плотного резинового материала на каркасе. Вначале она показалась мне плоскодонной, однако выяснилось, что это не так: «зодиак» имеет пластиковый киль, что способствует его устойчивости при перемещениях. На корме — мотор японской фирмы Yamaha, соединенный с находящимися под водой винтом и рулевым устройством. С помощью рукоятки драйвер не только управляет «зодиаком», меняя его направление, но и, если нужно, увеличивает или же уменьшает обороты двигателя, тем самым регулируя скорость движения.

Мы с Игорем Морозом устроились на бортах, держась за веревочные леера, чтобы при поездке ненароком не свалиться в воду. Наша моторная лодка двинулась от причала в путь по акватории, довольно густо усеянной скоплениями льдин и льдинок: как-никак в Антарктиде последняя неделя марта это уже осень, и морозец там бывает в такой период не только по ночам, но и днем. А когда драйвер сбрасывал обороты мотора и мы какое-то время продвигались вперед по инерции, становились слышны шелест и шуршание: это ледовые массы терлись о борта «зодиака», в прочности которых не хотелось сомневаться.

Отправляемся в путь. Вместо открытой воды — ледовая каша

Работать с фотоаппаратом во время движения приходилось одной рукой. Когда лодка, особенно на открытых и свободных от ледовой каши водных пространствах, разгонялась до приличной скорости, ощущение было такое, словно мчишься по ребристой стиральной доске: в подобных ситуациях вода оказывается штукой достаточно жесткой — при быстрой езде прилично трясло. Простите за тавтологию, но впечатления были потрясающими — только успевай любоваться красотами пейзажей!

Повернув влево и пройдя между северо-западной оконечностью Галиндеза и скалистым островком Тумб (что с английского можно перевести как «большой палец»), мы направились по проливу Стелла-Крик, которым уже знакомый нам Галиндез отделен от соседнего острова Винтер. Вначале двигались на восток, а затем, развернув «зодиак» примерно на 90 градусов, пошли на юг. Защищенная от ветров двумя гористыми островами и ледниками на них вода в проливе заметно более спокойная, чем в открытых акваториях, и за ночь успела подернуться нетолстым ледовым покровом, который потрескивал под прорезавшим его «зодиаком». По пути нашего следования слева, в одном из обрывов ледника на Галиндезе, увидели темный зев пещеры, вымытой в толще льда волнами пролива. Было бы, наверное, заманчиво заглянуть в ее глубины, но такое любопытство небезопасно: если хоть какая-то часть свода обрушится, можно навечно остаться в водно-ледовой западне.

Если бы с этой стены что-то упало, нам бы не поздоровилось

«Домик Ворди»: прикосновение к истории

На юго-восточной оконечности острова Винтер берег низкий, и мы пристали к нему, закрепив моторную лодку веревочным концом за камни.

Невдалеке от берега — одноэтажное сооружение, справа от входной двери — табличка с надписью по-английски: Wordie House. Под стеной — ящики и мешки с углем: когда-то он использовался тут для отопления. Артем Недогибченко, зная, где хранится ключ, открывает дверь, и мы попадаем внутрь домика. Здесь несколько небольших комнат, судя по всему, совмещающих и жилые, и служебные функции. На стеллаже в одной из комнат — банки консервов тех давних времен, коробки с кофе и чаем, пакеты галет, посуда и прочие принадлежности. Впрочем, консервы и другие продукты питания, несмотря на то что они в течение десятилетий находятся в довольно холодных условиях, все же, наверное, лучше не пробовать.

У другой стены — кровать, на которой спал зимовщик, и вешалка для одежды. На столах — старая пишущая машинка, радиостанция, исследовательская аппаратура тех времен. Есть в «Домике Ворди» и брошюры с пояснительным текстом на английском языке. Этот экзотический музей создавался в свое время как один из нескольких подобных объектов, призванных оберегать и доносить до потомков страницы истории английских исследований в Антарктиде. Для этого в Великобритании была создана (и поныне действует) организация, занимающаяся «антарктическим наследием», — Antarctic Heritage Trust.

От берега острова Винтер берем курс на юго-восток — в пролив Корнис-Ченнел, отделяющий остров Галиндез от расположенного южнее большого, но сравнительно невысокого острова Скуа. Он назван так потому, что на нем гнездятся поморники скуа. Эти птицы имеют репутацию хищников, не довольствующихся лишь рыбой из окрестных акваторий, но еще и ворующих у пингвинов из гнезд яйца. Более того, поморник вполне может забить и съесть небольшого пингвиненка. Мне как-то в одном из уголков Галиндеза довелось увидеть на камнях то, что, судя по всему, осталось от пингвиньего детеныша после атаки на него скуа, — только косточки да остатки кожи с перьями.

Людей поморники совсем не боятся и порой ведут себя весьма нахально. Как-то во время перерыва при разгрузочно-погрузочных работах, когда зимовщики двух экспедиций сделали небольшой перерыв для отдыха, мы стали свидетелями кражи: поморник внезапно схватил одну из лежавших на площадке рабочих рукавиц и куда-то унес ее на наших глазах — наверное, для подстилки в своем гнезде.

Путь на континент преградили льды

Корнис-Ченнел, и так не очень широкий, в дальнейшем еще больше сузился, оставив нам совсем немного места для прохода между нависающим слева могучим (примерно сорокаметровой высоты) крутым обрывом ледника на острове Галиндез и застрявшим справа, у берега острова Скуа, небольшим айсбергом.

Когда благополучно преодолели узость Корнис-Ченнела, перед нами открылась впечатляющая панорама широкого пролива Пенола, протянувшегося в направлении с юго-запада на северо-восток и отделяющего архипелаг Аргентинских островов от собственно Антарктиды. Там, за проливом, на гористом Берегу Грэма, на одном из мысов второй объект, куда мы хотели попасть, — «Домик Расмуссена». Но, увы, пролив оказался так плотно забит льдами, что о преодолении его на моторной лодке нечего было и думать: все же «зодиак» не ледокол. Потому, проплыв еще несколько сот метров по участку открытой воды вдоль юго-восточного берега острова Скуа, мы были вынуждены повернуть назад.

Пройдя узкими проливами-улочками между островами и айсбергами, мы причалили к северо-восточной части «домашнего» для нас острова Галиндез, у мыса с красноречивым названием Пингвин-Пойнт. Там обосновалась многочисленная колония пингвинов — одна из двух на Галиндезе (другая освоила северо-западное побережье острова — совсем рядом со станцией «Академик Вернадский»). Повсюду было сделано множество фотографий, с подборкой которых я собираюсь ознакомить читателей «2000» в следующем репортаже.

А водное путешествие на «зодиаке», длившееся в общей сложности несколько часов, благополучно завершилось на причале у станции «Академик Вернадский».

Киев — Буэнос-Айрес — Ушуая — Галиндез

Продолжение следует

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Фальшивые рубины на героиновом пути

Энергетика Памира может считаться сверхэкологичной и суперсовременной: ее львиную...

Хотите на Гоа — поезжайте на Бирючий

«Маркетолог, журналист, путешественница, зловредный тайный покупатель и враг плохого...

Где все начиналось

Современная Олимпия — скромный городок с населением около 1200 жителей

В Китае нужно побывать хотя бы раз в жизни

Китайские изделия встречаются повсеместно – дома, на работе, в пути или на отдыхе. В...

Красные монархисты Катманду

Парча поблекла, тигриные шкуры выцвели... Вместе с королем отсюда ушла жизнь. Бесследно

Что такое Тайланд, и почему сюда едут миллионы...

Одежда и сувениры ручной работы высочайшего качества стоят действительно гроши, и...

Этот загадочный Таиланд…

Где же можно отдохнуть в этой загадочной и замечательной стране?

Собаки опаснее акул

Современным биологам известно примерно 500 видов акул, и лишь 10—15 из них могут...

На острове двух морей

На Родосе царит атмосфера античных времен

Плавильня цивилизаций

Пираты, растаманы и большие игуаны. Чем корреспондента «2000» порадовала «карибская...

Другой Пакистан существует

Далеко не все женщины-пуштунки закрашивают окна первого этажа черной краской, как у...

Кинбурнская коса: от Геродота до наших дней

«Есть две косы: одна для чужаков, а вторая — для знающих людей»

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка