«Китайская мечта»: осталось ждать недолго

№46(842) 17—23 ноября 2017 г. 15 Ноября 2017 4.9

Китай стал рекордсменом по борьбе с бедностью.

Когда в начале 2017-го на конференции по безопасности в Мюнхене об этом заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш, эти слова восприняла не более чем как констатацию факта.

Но представить себе масштабы, послушать тех, кто выбрался из нищеты и теперь живет, что называется, в свое удовольствие, удалось лишь сейчас, во время командировки в КНР.

Символика корпорации «Хуэйтун» — сосуды для приготовления пикулей

12 миллионов небедных

Я расскажу о жителях маленького поселка Шуньлунь в уезде Даньлин, что затерялся среди гор, по нашим меркам — бывшего «неперспективного», вымирающего, — куда вернулась жизнь, где рождаются дети, а семьи — в достатке.

Но прежде — все-таки немного цифр.

Итак, за последние 30 лет в Китае перестали быть бедными 700 млн. человек. Причем за минувшие 5 лет к числу небедных прибавилось свыше 60 млн. жителей КНР, о чем на недавнем съезде КПК говорил лидер страны Си Цзиньпин.

Чисто арифметически получается, что каждый год в Поднебесной из разряда «бедных» в число «небедных» переходят в среднем 12 млн. человек.

И хоть пока еще не живут в достатке приблизительно 55 млн., но Пекин намерен справиться с этой проблемой. И названа конкретная дата: до 2020 г.

Учитывая, что за минувшую пятилетку ВВП Китая вырос с 54 трлн. юаней (приблизительно 9 трлн. долл.) до 80 трлн. юаней, и темпы сохраняются, то можно не сомневаться: бедность в КНР уйдет в небытие.

И осуществится «китайская мечта» — та самая, о которой говорил Си Цзиньпин: социализм с китайской спецификой вступит в новую эпоху.

Наибольший процент среди бедного населения — в архаичных поселках и маленьких деревнях.

Дом в Синфу, ставший отелем

Но до конца 2017-го согласно программам правительства, разработанным индивидуально для каждой провинции, запланировано на 10 млн. человек уменьшить количество бедных, т. е. надо понимать, к началу 2018-го, в крайнем случае к следующей весне в Китае останется лишь порядка 40 млн. жителей, которых все еще будут причислять к малоимущим.

Стол в отеле в ожидании гостей

А как перестать быть таковым? Прежде всего получить работу и — соответственно — зарабатывать. КНР не только успешно сдерживает безработицу на уровне 4—4,5% (что, согласитесь, для любой страны весьма впечатляющий показатель, а тем более для той, где почти полтора миллиарда населения), но и планирует создавать по 15 млн. новых рабочих мест ежегодно.

Кстати, за прошедшие пять лет в стране было создано 65 млн. новых рабочих мест, т. е. в среднем по 13 млн. каждый год.

Танцы под дождем

В Чэнду, столице провинции Сычуань, как-то вечером, прогуливаясь под теплым осенним дождем по одному из новых микрорайонов, увидала на площадке прямо возле дома удивительную, как по мне, картину.

Дамы — и молодые, и преклонного возраста, с внуками и с детьми, дружно танцевали под музыку.

Я остановилась сфотографировать, они были не против, а когда танцы закончились, мы сели на лавочку поговорить о жизни.

Конг Йон Сяна воспитали дедушка и бабушка

Оказывается, жительницы этого дома (думаю, не только этого) по вечерам непременно устраивают себе такой активный отдых. Многие, кстати, в городе живут недавно: они переехали сюда потому, что есть работа, к тому же государство позаботилось о том, чтобы помочь им с социальным жильем.

— Вот говорят «бедные», но эта категория ведь тоже работает и что-то получает? Так какой размер годовой зарплаты, чтобы человека считали бедным? — поинтересовалась у собеседниц.

— Если годовой доход составляет меньше 2,3 тыс. юаней, то тогда он бедный, — чуть ли не хором ответили они, а я тем временем в уме конвертировала сумму сначала в доллары, потом в гривни, и получилось что-то около 900 грн. в месяц.

— Кто-то из вас тоже получал столько?

— Нет, все-таки больше, я раньше зарабатывала в год 2800 юаней, — сказала одна из них по имени Минчжу. — Но это было в моей деревне, и то работа не постоянная. Я проходила километры по горам с 20-килограммовым коромыслом на плечах, но моего заработка не хватало ни на что... А теперь, когда я переехала в Чэнду, мне предложили место в маркете. Тут работаю неполный день, но получаю 7800 юаней в год.

По моим подсчетам это приблизительно ежемесячно 3000 грн. Но, как заверила Минчжу, она не нуждается, так как к тому же государство ей платит пенсию — порядка 2,5 тыс. юаней в месяц плюс семья имеет социальную помощь от правительства.

— А налоги? С вас высчитывают? — уточняла у собеседницы, памятуя эпопею с украинскими работающими пенсионерами: это я о 15%. Сейчас, говорят, налог отменили, но что в итоге получится — еще не совсем ясно, поскольку «прибавку» пока вернули не всем.

— То, что правительство дает в виде помощи, не должно отбираться в виде налогов, — мудро резюмировала Минчжу.

Cладкие мандарины Cинфу

В поселке Шуньлунь уезда Даньлин — четыре села. Они разбросаны между гор, в зарослях вечнозеленых деревьев. И добраться до них прежде было неимоверно сложно.

А сейчас там шикарный асфальт. Даже ходят рейсовые автобусы. Но чаще всего — частные машины. И свои, и приезжих. Так что отдаленным село, к примеру Синфу, можно назвать условно.

Это прежде оно считалось неперспективным, богом забытым уголком. А нынче жизнь кипит: там живет 61 семья, 204 человека, включая стариков и младенцев.

Местный люд это крошечное село называет «Чжаоцяо»: так привыкли, так называли эту местность их предки.

Жители уверяют, что именно здесь — корни древней монаршей династии Тан.

И в подтверждение своих слов показывают удивительный камень, напоминающий дракона, и уникальное дерево, которому, говорят, уж тысячу лет, — 30-метровую салисбурию, из смолы которой их пращуры делали свечи.

Собственно, Синфу, как и многие маленькие даже не деревеньки, а хуторки, вероятно, постигла бы та же участь: молодежь уезжала бы в город, а старики доживали б здесь свой век. И в конце концов остались бы там лишь ветхие дома, пустынные, заросшие травой в человеческий рост.

Но этого не случилось.

С одной стороны, потому, что нашелся человек, который захотел возродить Синфу.

С другой — что весьма существенно — правительство страны запустило новую программу поддержки некогда неперспективных селений.

Оно стало всячески поощрять предприимчивых крестьян, предоставляя им долгосрочные низкопроцентные кредиты, обеспечивая дешевой электроэнергией, предоставляя массу льгот для детей-школьников и студентов, а также установив весьма щадящие налоги для частных предпринимателей.

Так тридцатилетний Конг Йон Сян, родившийся в Синфу, живший здесь до совершеннолетия, а после уехавший в Чэнду учиться в университете, решил стать владельцем отеля и даже ресторатором.

Он открыл гостиницу — в том доме, где когда-то жила его большая семья. Сейчас там только дедушка и бабушка.

Старики воспитывали его сами — родители умерли рано. И бабушка Конг Йон Сяна мне рассказывала, что с тех пор грусть не уходит из ее сердца. Но она старается не носить белые одежды: в Китае этот цвет считается траурным.

«Не хочу, чтобы наш внук печалился, — говорит она. — У него столько работы... Он ведь спас не только нас, но и всю нашу деревню».

Благодаря его гостинице сюда стали приезжать туристы — не только из других провинций, но и иностранцы.

Бывает, что на экскурсию приезжают до тысячи человек в день.

В конце концов, несколько «номеров» в родительском доме стало уже не хватать на всех желающих отдохнуть на природе, поэтому и соседи, взяв кредит, обновили свои усадьбы и начали сдавать комнаты для туристов.

Но просто так сдавать, как делают у нас где-нибудь в частном секторе на Бердянской косе, чтоб «удобства» во дворе и в фанерной хибарке нет ни воды, ни света, — здесь это не пройдет.

Специальная комиссия, которая приезжает из уезда Даньлинь, проверяет каждое помещение на соответствие санитарным нормам, а также наличие условий для комфортного проживания.

Т. е. горячая вода, свет, интернет, одним словом, все, что необходимо, — то, к чему привык в городе, — есть. А вот выглянешь в окошко, выйдешь во двор, сорвешь прямо с ветки мандарин — сладкий, без косточек... И сразу понимаешь — ты в деревне.

В уездной администрации поинтересовалась статистикой: насколько сами жители села — благодаря предприимчивости — стали жить лучше. И вот что выяснила: пиковый период (когда народу сюда приезжает более всего) длится два—два с половиной летних месяца. За это время — в 2017-м — поселок принял свыше 300 тыс. человек. Экономическая эффективность такой деятельности составила 6 млн. юаней, а доход каждой семьи увеличился на 30%.

В целом же, если считать только эту часть прибыли, получается, что каждая из 60 семей поселка Синфу дополнительно зарабатывает в год 20 тыс. юаней, что в переводе на нашу национальную валюту — свыше 90 тыс. грн.

Еще половина

— В конце 2013-го, — рассказывал мне г-н Ду Цинь, руководитель Рабочего бюро по помощи бедным в Сычуани, — у нас в провинции насчитывалось 88 бедных районов, где находилось 11 с половиной тысяч таких деревень и где проживало 6 255 000 наибеднейших людей. Это составляло 9,6% всего населения провинции. За четыре года эта цифра существенно снизилась — до 4,3%. Так что, можно сказать, даже меньше половины — кому надо помочь выйти из среды бедняков. Эта задача — полностью победить бедность, вы знаете, — была поставлена на съезде. И она, не сомневайтесь, будет выполнена.

В деревню — по примеру Конг Йон Сяна — возвращаются молодые семьи

— Да кто ж сомневается! — отреагировала я на слова чиновника. — Но насколько мне известно, еще до XIX съезда были разработаны программы для того, чтобы население стало жить лучше. Не можете вы хотя бы в общих чертах перечислить по пунктам — что именно они включали?

— После XVIII съезда было четко доведено до всех органов местной власти — обеспечить семьи, которые нуждаются, продуктовым минимумом, бесплатными медицинскими услугами, детям дать базовое образование, помочь с жильем. Но в двух словах сложно перечислить — это очень объемные и детальные программы... Чтобы сократить бедность, при помощи финансируемого Всемирным банком проекта были созданы десятки новых фермерских кооперативов. В свою очередь эти предприниматели получили льготы на приобретение современной сельхозтехники, что помогло им увеличивать урожаи и т. д.

— Я была в деревне Синфу, где, надо понимать, благодаря такой программе построили дорогу, причем быстро и качественно. А раньше там была лишь тропа, которую сами крестьяне выложили камнями.

— Строительство дорог, электричество, водопровод, радио, телевидение, интернет — это все берет на себя государство. Кроме того, у нас есть программа «Безопасная питьевая вода». В поселки, где такая вода не течет из крана, ее доставляют бесплатно.

— Наибольшая проблема для украинских отдаленных сел — медицина. К сожалению, в рамках реформы не только больницы, но и ФАПы, т. е. пункты, где дежурила хотя бы медсестра, позакрывались. А у вас?

— Наоборот, у нас всячески поощряется открытие новых амбулаторий, сельских больниц. И если в прошлые годы минимальный уровень для таких учреждений был 2280 юаней на пациента в год, то он уже увеличился до 2880 юаней, хотя это еще не стандарт. Потому что мы должны рассчитывать на «нынешнюю планку» — 3120 юаней на человека.

— Какие льготы существуют для детей, проживающих в сельской местности?

— Я говорю только о тех, чьи семьи считаются бедными. Так вот для таких детей, которые учатся в школе, бесплатное питание, проезд и т. д. А студентам будем платить 4 тыс. юаней в год — за обучение. Причем это тем, кто был зачислен на учебу в вуз осенью 2016-го. Не берусь говорить об остальных группах, представляющих разные слои населения и семьи с различными доходами... Но подход, конечно же, дифференцированный.

А вот некоторые цифры и факты, отражающие прогресс КНР в борьбе с нищетой, опубликованные не так давно министерством коммерции Китая:

«Темпы роста доходов сельского населения за 2016 год превысили аналогичные средние показатели по стране.

За последние четыре года центральное правительство выделило 196,1 млрд. юаней целевых средств на борьбу с бедностью при среднегодовом увеличении на 19,22%, в том числе из центрального бюджета было выделено 66,7 млрд. юаней, что больше на 43,4% по сравнению с предыдущим.

По состоянию на конец 2016-го общий объем непогашенных кредитов, выданных финансовыми структурами на борьбу с нищетой, составил 2,5 трлн. юаней».

«Город пикулей»

Одно из сельхозпредприятий, которое появилось сравнительно недавно, но уже смогло завоевать рынок, — это «Хуэйтун».

Там делают по особой технологии всевозможную консервацию из маринованного лука, чеснока, корнишонов, бобовых, миниатюрного красного перца, моркови и, конечно же, китайской капусты. Ну и, безусловно, с массой приправ.

Это и есть «пикули» (от англ. pickles — «соленья») — смесь маленьких по размеру овощей, которые сначала термически обрабатывают, затем «закрепляют» процесс в холодной воде, после чего в маринаде закатывают в банки.

Я спрашивала у сотрудников компании: как звучит по-китайски термин «пикули»? Они говорили: так и звучит.

Так что новое слово плавно перекочевало в китайский язык, и, надо сказать, уже прочно прижилось.

Во всяком случае плантации, арендованные «Хуэйтуном», где выращивается основная масса овощей, все так и называют — «город пикулей».

Крестьяне работают, как и прежде, но доходов стало больше

Работают в компании менее четырех сотен сотрудников, но это, помимо взращивания огурцов и капусты, а также производственных цехов, — еще и исследовательский центр.

Консервация, кстати, продается не только в Китае, но уже экспортируется в Японию, Южную Корею, Канаду и другие регионы. Объем продаж составляет свыше 200 млн. юаней, а налог, который предприятие платит в казну, — 15 млн. ежегодно.

Моя коллега, представляющая одну из азиатских республик и которая вместе со мной была в командировке в Китае, на днях прислала мне ссылку на местную прессу.

Там пишут: «Главы муниципальных образований Татарстана поедут на стажировку в провинцию Сычуань, цель программы — изучение передового опыта, чиновники посетят крупные предприятия — от завода электроинструментов Bosch до компании по переработке овощей «Хуэйтун».

— На учебу едут 25 человек, — говорила мне уже по телефону коллега. — Но еще сказано, что стоимость стажировки — около 5 000 000 рублей. Я только не поняла: на всех или на одного?

А еще сказала, ей так понравились пикули, которыми угощали нас на «Хуэйтуне», что собирается заказать по интернету целую коробку баночек с сычуанской консервацией.

На всякий случай и я попыталась отыскать в каталогах украинских магазинов этот товар.

Увы, до нас пока он еще не дошел.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Китай начал ходовые испытания собственного авианосца

В Китае начались испытания первого авианосца собственного производства

В Китае решили переводить почту на экологические...

Если каждая упаковка весит 0,2 кг, то общий вес твердых отходов за год превышает 8 млн...

Китайские студенты: счастливы и думают о семье больше,...

Родившиеся в 1990-е придают большее значение «семейным связям» по сравнению с...

Велобум: велосипеды общего пользования сэкономили...

Наибольшей популярностью байкшеринг пользуется в странах Азии, особенно в Китае и...

Загрузка...

Китай утвердит «красные линии» экоохраны

Платформы по управлению подохраными территориями будут соединены методами...

Все больше стран включают китайский язык в систему...

Кроме России, китайский язык уже включила в список экзаменационных предметов...

Китай потеснил Германию и Японию в экспорте щитового...

После строительства «Одного пояса, одного пути» более чем в 10 странах, в том числе...

Как Китай строит экологическую цивилизацию

«Зеленые горы и изумрудные воды – несметные сокровища»

Многосерийный фильм «Китай за одну минуту»...

«Без полушага невозможно пройти тысячи ли, без ручья не будет моря»

Китай намерен улучшить жизнь населения

Экология, налоги, образование, здравоохранение и обеспеченная старость

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка