Стать «зеленым» гигантом: зачем Пекину инвестиции в возобновляемую энергетику

№9—10 (856) 2—8 марта 2018 г. 28 Февраля 2018 5

Как добиться энергетической независимости? Какую стратегию избрать на сложнейшем пути к достижению этой несомненно архиважной цели? Как избежать досадных промахов и свести издержки к минимуму? Как учиться исключительно на чужих ошибках, не совершая собственных?

Ответы на столь актуальные вопросы представлены в только что вышедшем из печати номере журнала Foreign Affairs (№2, март—апрель 2018) — в статье «Зеленый гигант: возобновляемая энергетика и мощь Китая». Из чрезвычайно объемного обзорно-аналитического материала Эми Майерс Джаффе (одного из ведущих мировых экспертов по геополитическим аспектам глобальной энергетики, директора программы «Энергетическая безопасность и изменение климата» Совета по международным отношениям) мы отобрали лишь наиболее ценные, на наш взгляд, мысли и соображения.

В 1997 г., столкнувшись с необходимостью наращивания объемов импорта нефти и газа, Китай избрал новую политику в области энергетики. Старательно следуя примеру Вашингтона, поддерживавшего теплые отношения с крупнейшими нефтедобывающими государствами, китайские дипломаты объезжали столицы богатых нефтью стран, предлагая инвестиции и оружие в обмен на гарантированные поставки. При этом особый интерес представляли правительства, подвергнутые Западом остракизму.

Но неустанные усилия явных успехов не приносили. Новые партнеры не только не возвращали кредиты, но и не поставляли обещанную нефть. Практика инвестиций в опасные регионы, куда никто не спешил вкладывать средства, ставила под угрозу жизни многих китайских работников...

Стремительный экономический рост Китая в первом десятилетии XXI ст., способствовавший трансформации КНР из регионального государства в глобального игрока, нуждался в подпитке иностранными нефтью и газом. Пекин максимальное внимание уделял так называемым государствам-изгоям, ведь конкуренты не имели возможности осуществлять там инвестиции из-за санкций Запада, — Ирану, Ираку, Судану, России и Венесуэле.

Результаты не оправдывали ожиданий. К примеру, в Иране двум китайским нефтяным компаниям (Sinopec и China National Petroleum Corporation) только в начале 2016 г. удалось приступить к промышленной разработке двух месторождений в провинции Хузестан. Но сегодня серьезные препятствия чинят поддерживаемые Саудовской Аравией арабские сепаратисты, и на месторождениях недавно гремели взрывы.

С аналогичными проблемами Пекин сталкивается в Ираке: даже в наиболее безопасном курдском регионе не все благополучно — так, первичные оценки объемов запасов нефти уже пришлось сократить на 50%, и Sinopec вряд ли удастся окупить вложенные сюда средства. Проекты добычи газа в Саудовской Аравии тоже успеха не приносят.

В Африке дела идут лишь немногим лучше. А регулярные нападения на китайских работников в Эфиопии, Ливии, Нигерии, Судане и Южном Судане вынуждают правительство КНР заниматься эвакуацией сотрудников нефтяных компаний.

Непросто складывалась ситуация и в относительно стабильных регионах. В сентябре минувшего года китайский конгломерат инвестировал $9 млрд. в 14% акций нефтяного гиганта «Роснефть», контролируемого правительством РФ. Тем не менее долги «Роснефти» достигли почти $50 млрд., а компания занята программой амбициозной транснациональной экспансии, стимулируемой не столько стремлением к извлечению прибыли, сколько стратегическими интересами России. Подобная политика (в сочетании с неопределенностью, спровоцированной американскими санкциями в отношении РФ) привела к 23%-ному снижению стоимости акций «Роснефти» по итогам 2017 г. Для китайского конгломерата это подразумевает убытки, исчисляемые миллиардами долларов.

Нечто подобное просматривается и в Венесуэле. С 2007-го по 2014 г. китайские предприятия выдали Каракасу обеспеченных будущими поставками нефти кредитов примерно на $60 млрд. Но в 2017 г. объем суточных поставок венесуэльской нефти в Китай достигал лишь 45 000 баррелей — только половину от запланированного объема. Один из главных кредиторов Каракаса — Китайский банк развития — сегодня получает нефть и нефтепродукты в количестве, позволяющем пока лишь покрывать процентные ставки по выданным Венесуэле займам.

Иными словами, $160 млрд., вложенные Пекином в иностранные нефтяные и газовые активы, принесли КНР существенно меньше энергоносителей, чем планировалось. Так, по первичным расчетам, иностранные нефтяные месторождения к 2028 г. должны принести Китаю около 2 млн. баррелей в сутки. Для сравнения — примерно 10 лет назад на увеличение суточной добычи на 2 млн. баррелей Саудовская Аравия потратила всего $14 млрд. США по состоянию на декабрь 2017 г. добывали 9,8 млн. баррелей в день, а в следующем десятилетии этот показатель превысит 20 млн. баррелей.

Более того, внутренняя добыча нефти в Китае (на текущий момент — 3,9 млн. баррелей в сутки) снижается быстрыми темпами — в том числе из-за низких цен на нефть и истощения месторождений. В итоге Пекин сегодня импортирует почти 70% потребляемой нефти, а к 2030 г. эта цифра может достигнуть 80%.

Новая реальность подтолкнула Китай к наращиванию инвестиций в развитие возобновляемой энергетики... По данным Международного энергетического агентства, государственный и частный сектор китайской экономики до 2040 г. вложит в строительство различных объектов экологически чистой энергетики более $6 трлн.

В китайской возобновляемой энергетике уже насчитывается 125 ГВт установленной мощности солнечных электростанций: по этому показателю КНР более чем в 2 раза опережает США (47 ГВт) и Германию (40 ГВт). Сегодня китайские предприятия способны ежегодно производить солнечные панели суммарной мощностью в 51 ГВт — а это более чем в 2 раза превышает мировой объем производства солнечных панелей в 2010 г.

По оценкам министерства энергетики США, с 2008 г. правительство КНР выделило производителям солнечных панелей не менее $47 млрд. — в виде прямого финансирования, займов, налоговых кредитов и субсидий. За минувшее десятилетие именно экспортные поставки Китая спровоцировали 80%-ное снижение стоимости солнечных панелей в глобальном масштабе. По мнению аналитиков, грядущие инвестиции Пекина в развитие технологий аккумулирования энергии приведут и к такому же падению цен на аккумуляторы. В целом КНР сегодня покрывает 24% потребности в электроэнергии за счет возобновляемых источников, а в США этот же показатель достигает только 15%.

Пекин сделал и серьезную ставку на электромобили, направляя огромные средства на их разработку и выпуск. В 2015 г. объем китайских государственных субсидий на производство электротранспорта более чем в 10 раз превысил объем средств, выделяемых на эти же цели правительством США.

Электромобили и электробусы выпускаются более чем на 100 китайских предприятиях, а компания BYD сегодня признана крупнейшим производителем электромобилей в мире. При этом в рейтинг ТОП-20 выпускающих электротранспорт компаний мира вошли еще 6 китайских заводов. В 2015 г. Китай обошел США по показателям годовых и кумулятивных продаж электромобилей: по китайским дорогам ездит свыше 1 млн. таких машин — почти в 2 раза больше, чем в Соединенных Штатах.

К 2020 г. в КНР рассчитывают вывести на автомагистрали 5 млн. электрических авто, а в итоге планируют выйти на 100 млн. электромобилей в стране. В сентябре 2017 г. китайское правительство подтвердило: в Пекине намерены последовать примеру Франции, Великобритании и других государств, планирующих к 2040 г. отказаться от использования автомобилей с двигателем внутреннего сгорания.

Пекин активно занят и завоеванием доминирующего положения на рынке финансирования проектов «зеленой» энергетики. В самом конце декабря правительство КНР сообщило о планах по созданию крупнейшего в мире рынка карбоновых кредитов, на котором фирмы смогут продавать и покупать права на выбросы парниковых газов.

Китай уже опережает все страны мира по объемам закупок так называемых зеленых облигаций (инструментов финансирования проектов по предотвращению изменений климата или смягчению их потенциальных последствий) и активно продвигает программы «зеленого финансирования», стимулируя свои крупнейшие банки (в том числе Народный банк Китая) к ускоренному выпуску «зеленых облигаций» и выдаче кредитов на развитие экологически чистой энергетики.

Правительство КНР продвигает идею международного сотрудничества китайских и иностранных предприятий в сфере «зеленого финансирования» в рамках двусторонних межгосударственных проектов (примером может служить «Британско-китайский экономический и финансовый диалог»). Повышая внутренние экологические стандарты, Китай привлекает в страну и транснациональных кредиторов, за счет поступающих от них средств финансируя амбициозную инфраструктурную программу «Один пояс и один путь» (оцениваемую в $1,4 трлн.), направленную на расширение влияния Пекина в Азии.

Ставка на возобновляемую энергетику и электротранспорт позволяет Китаю обеспечивать и укрепление национальной безопасности. Китайские аналитики с давних пор говорят о рисках поставок нефти традиционными морскими путями, пролегающими через регионы, где традиционно доминируют военно-морские силы США и флоты таких мощных региональных держав, как Индия и Япония. Эту проблему снимает замена иностранной нефти внутренними источниками возобновляемых энергоносителей.

Чрезвычайно гибкие «микросети» энергоснабжения (электроэнергия генерируется и распределяется в изолированных сетях, в периоды кризиса полностью отключаемых от централизованной системы) и транспорт, способный функционировать сразу на нескольких видах топлива (избавление от полной зависимости от бензина/дизеля) позволяют Китаю успешно противостоять кибернетическим атакам и минимизировать последствия природных катаклизмов и боевых действий.

Кроме того, обладание продвинутыми технологиями экологически чистой энергетики, скорее всего, послужит толчком к созданию автономных видов вооружений — дронов, разнообразных новинок на основе искусственного интеллекта и спутниковых систем, способных выводить из строя американские сателлиты и системы глобального позиционирования на местности.

Стратегия разворота в сторону возобновляемой энергетики привела и к пересмотру отношения Китая с остальным миром. Пекин сегодня предлагает странам Европы, Средней и Юго-Восточной Азии дешевые кредиты, модернизацию энергетической и транспортной инфраструктуры, а также освобождение от зависимости в связи с дефицитом электроэнергии.

Действия России — неуклюжие угрозы по отключению соседей от поставок нефти и газа — лишь упрощают задачу Пекина. Оказание помощи другим государствам в налаживании производства чистой энергии в достаточных объемах позволяет Китаю более агрессивно конкурировать с Соединенными Штатами, лишая Вашингтон возможности использовать «пряник» поставок газа и нефти в процессе заключения новых альянсов с другими странами.

Китайские руководители уверяют — оказывая другим государствам помощь в развитии «зеленой» модели энергетики, обеспечивая беднейшие страны современной инфраструктурой и бесперебойными поставками электроэнергии, Китай в итоге способствует решению проблемы неравенства между государствами и стимулирует более устойчивый глобальный экономический рост, снижая при этом вероятность террористических актов и вооруженных конфликтов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка