Бумеранг

№27 (866) 6 — 12 июля 2018 г. 04 Июля 2018 5

Как стало известно, СБУ решила проверить процедуру таможенного оформления автомобиля «Мерседес», который принадлежит жене премьер-министра Владимира Гройсмана Елене.

Об этом сообщил «Обозреватель» со ссылкой на собственные источники. Издание также опубликовало фотографию запроса, который СБУ направила в Житомирскую таможню. В документе, подписанном начальником Главного управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, зампредом главы СБУ Павлом Демчиной, СБУ просит предоставить информацию об автомобиле Mercedes GLE 350D, который в 2017 г. приобрела жена премьера Елена Гройсман. В частности, таможенную декларацию, акты о проведении осмотра ТС, свидетельство о регистрации транспортного средства, счета и другие платежные документы, договор о предоставлении услуг таможенного брокера и т. п.

Датирован документ 22 июня, и по странному стечению обстоятельств именно в этот день Кабмин принял постановление, согласно которому полицейские смогут находиться в зонах таможенного оформления, а МВД получило доступ к автоматизированной системе таможни. Т. о. у полиции будет возможность физически защищать таможенников и выявлять нарушения. Хотя при необходимости она сможет как раз давить на таможенников и принуждать их к сокрытию нарушений. Это уж как карты лягут в играх украинской власти.

Принятие постановления сопровождала целая серия эмоциональных заявлений Владимира Гройсмана и Арсена Авакова об ужесточении борьбы с контрабандой. Наиболее ярким, содержащим вполне очевидные намеки стал пост последнего в Фейсбуке:

«Знаете ли вы, что размер расходов государственного бюджета — 991,7 миллиарда гривен. Так вот, поступления от таможни в этот бюджет составляют по плану на 2018 год — 343 миллиарда. То есть 34,5% от всего бюджета! Ключевая статья поступлений!..

А вот другая очевидность. О которой знает каждая дворняга на базаре — вокруг украинской таможни «зарабатывает» огромное количество денег пестрая толпа махинаторов, сильно сокращая поступления в государственный бюджет...

«Вы начинаете войну силовиков, отдаете себе отчет?» — сказали мне в паре высоких кабинетов. «О, перераспределяют финансовые потоки!» — написал с десяток «экспертов». «Это пройдет! Как раз лето, сходим пока в отпуск — затаимся, а потом как всегда договоримся...» — сказали с вероятностью 99% несколько самых матерых контрабандистов, переживших не одно правительство и не одного президента.

Но кто мы такие, если будем мириться с таким? По самым скромным подсчетам экспертов, которых мы с премьером собирали, — даже в осторожном варианте — потери от полутора десятка контрабандных схем составляют — 105 миллиардов гривен в год! Вдумайтесь! Это больше 10% всего бюджета страны!.. Это почти 4 миллиарда долларов в год для Украины... Да за 1,9 млрд. $ МВФ вьет веревки из требований... а тут 4...

Да, борьба с контрабандой не была в сфере ответственности МВД и Нацполиции. НО, если вижу, что важнейшая госсистема валится под давлением негодяев, если от этого зависит устойчивость финансов страны — решили подставить плечо и вмешаться.

...Противник в этой борьбе очень ресурсный. И «ответку» пришлют, и дискредитацию организуют — но мы собрались — очень честно поговорили и приняли решение впрягаться».

Согласитесь, звучит достаточно убедительно, а главное — разбирательство по машине Елены Гройсман само по себе и утечка информации о нем в прессу и выглядят именно такой «ответкой», причем крайне слабой, в стиле местечковых разборок — «сам такой». Ну в самом деле, речь идет пока только о проверке, никаких конкретных фактов, указывающих на нарушения, нет, а если их и найдут (а максимум, что можно ожидать — занижение таможенной стоимости автомобиля), то вряд ли общество на них резко отреагирует — как в силу «привычки», так и понимая очевидную заангажированность экспертов, которые сделают такой вывод. Да и в конечном счете речь идет о разовой операции, автомобиле в личное пользование, а не о «схеме», к которой якобы причастен премьер.

Он, кстати, уже и отреагировал на этот «ход»: «Ровно три дня прошло, как я заявил о борьбе с контрабандой, как уже есть запрос по моей жене. Если кто-то пытается запугать меня, то надо учить мою биографию. На сегодняшний день, а мне 40 лет, еще никому это не удалось. Если хотят попробовать дальше, то столкнутся с большим сопротивлением».

И премьер прав как минимум в том смысле, что хорошо известно — лучше никакой «ответ», чем слабый и неубедительный, лишь подчеркивающий ограниченность возможностей отвечающего.

Впрочем, те, кто организовал демарш с машиной премьерской супруги, «подчеркнули» еще несколько вещей, которые президентской стороне следовало бы постараться увести в тень. Во-первых, хотя прохладные отношения между президентом и премьером давно не секрет, одно дело — утечки на сей счет, некие косвенные признаки в интонациях заявлений и т. п., а другое — открытое противостояние.

История же с проверкой правильности растаможивания машины — это по сути переход ко второй стадии. И нужно ли это президенту в качестве демонстрации того, что такая ключевая фигура, как премьер, фактически переходит к нему в оппозицию, а также что от него отворачиваются даже те, кого он привел в большую политику, — вопрос риторический.

Если же «проблему Гройсмана» на Банковой готовятся решить самым кардинальным образом, то более неудачного повода, чем «таможенные» инициативы премьера, и придумать сложно. Ведь действия Гройсмана и Авакова выглядят вполне оправданными. Решительное же противодействие им со стороны Банковой будет восприниматься как убедительнейшее подтверждение намеков Авакова, что «высокие кабинеты», где ему рекомендовали «не начинать», на Банковой же и находятся.

Впрочем, и история с «Мерседесом» сама по себе указывает на то же самое — что своей антиконтрабандной кампанией Гройсман и Аваков задели окружение президента за живое. Так что «контрвыпад» (ну или троллинг) в отношении Гройсмана ударил по президентской стороне мощным бумерангом.

P. S. Кстати, слова г-на Авакова о том, что его противники «дискредитацию организуют», просто поразительным образом созвучны с недавним звонком в редакцию «2000» одного из силовиков, который открыто сказал: если вам неймется, то есть угроза, что вы столкнетесь с дискредитацией.

Политтехнологии давления также совершенствуются — откровенные угрозы сменяются тревогой, чтобы «интересующие лица» не столкнулись с дискредитацией или чем-то еще нехорошим.

Нужно быть очень неблагодарным человеком, чтобы не оценить заботу и не отреагировать на нее так, как от тебя ожидают.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Розовые чулочки СПУ

Скандалы устраиваются в основном там, где серьезного отпора не ожидается

Колокольный звон Александра Турчинова

Супруга секретаря СНБО Анна Турчинова сделала резкое заявление, которое многие сочли...

Войти в «прошлую воду» можно. Если это болото

Вряд ли Всеукраинский форум «Новый курс Украины» можно считать стартом...

Злодеи готовили убийство Молотова, Микояна и Киселева...

Очередной «Политпортфель» просто невозможно не начать с того, что я не побоюсь...

Игра в короля

Есть два политтехнологических приема, которые можно смело отнести к классическим

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка