Следующий майдан возглавит Порошенко

№12(812) 24 -- 30 марта 2017 г. 23 Марта 2017 4.7

Политработа естественным образом подразумевает не только белый, но и черный пиар — действия, направленные на дискредитацию, подрыв популярности политических противников.

Не только вброс компромата, но и троллинг, выставить оппонента в смешном, неприглядном виде, заставить граждан смеяться над ним, перестать воспринимать всерьез — неотъемлемая часть политической борьбы, особенно на Украине. И хотя я не знаю, чем руководствовались подлинные организаторы блокады Донбасса, когда сделали главными «фронтменами» этого действа Семена Семенченко и Владимира Парасюка, с точки зрения троллинга президента, да и всей действующей власти это оказалось попаданием в десятку.

В самом деле, пожалуй, из всего сонма попавших в Раду «активистов» и комбатов именно два этих персонажа (за исключением разве что «казака» Гаврилюка) вызывали наиболее неоднозначную реакцию даже у радикально- патриотической общественности. Да и в целом, если называть вещи своими именами, их просто не воспринимали мало-мальски всерьез. Допускаю, что и задействовали их из определенных соображений: мол, не жалко, если власть действительно «власть употребит».

В итоге же получилось то, что получилось. Два мелких политических шоумена «ушатали» целого президента, сделали свою акцию и ее последствия основной темой в национальной повестке дня. А главное — фактически заставили президента и всю исполнительную власть в целом удовлетворить свои требования, «плясать под свою дудку». Что может быть унизительней для президента, ведь для любой власти самое страшное, когда ее перестают воспринимать всерьез — ведь если можно условному Парасюку, то почему нельзя другим, с куда более внушительным потенциалом?

Теперь муссируется вопрос о снятии с Парасюка депутатской неприкосновенности и привлечении его к уголовной ответственности (кстати, уже не в первый раз). Но совершенно очевидно, что закончатся такие попытки пшиком: представление, если и будет внесено в сессионный зал, не наберет голосов. Да и не решится власть делать «мученика» из нежданно попавшего в топ-политики фрика. Так зачем поднимать вопрос, который все равно не в состоянии решить? Чтобы лишний раз подчеркнуть свою слабость?

В этом контексте принципиально важно то, что политтехнологии, публичные заявления, грамотный пиар — все это крайне важная часть политической работы, но более всего за или против политика агитируют его реальные действия или же бездействие. И с этой точки зрения все шаги власти с начала «блокадного кризиса» могут быть прямо-таки эталонным примером для учебников политологии того, как не должна действовать власть.

Начались же ошибки с самых первых дней, когда «блокираторов» можно было просто разогнать. В самом деле, уже три года радикальные активисты периодически устраивают всякие непотребства, к которым, что немаловажно, общество уже привыкло. Но когда они «заигрывались», и власть считала, что возникает угроза ее интересам, она действовала жестко и решительно, как, кстати, было, когда поддерживающие блокаду пытались прорваться к Администрации Президента.

И в данном случае в самые первые дни, когда блокада еще не оказалась в центре общественного внимания, воспринималась как очередная выходка радикалов на далекой периферии, ее пресечение не стало бы катализатором массовых протестных акций и политического кризиса. Ну, пошумели бы несколько дней патриотически-оппозиционные СМИ, прозвучали бы гневные речи определенных политиков, и все бы стихло.

Однако власть ограничилась «китайскими предупреждениями» со стороны СБУ, с перечислением статей УК, под которые подпадают действия блокираторов. Ну неужели действительно рассчитывали, что «само рассосется»? А главное — разве нет у власти, скажем так, внутренней «политической разведки», позволяющей иметь информацию о целях политических оппонентов и о том, насколько далеко те готовы идти?

Много говорилось о противоречиях внутри самой власти, между президентом, с одной стороны, и Турчиновым с Аваковым — с другой, которые не хотели отдавать соответствующие распоряжения, стремились остаться чистыми в глазах «патриотов», одновременно подставив президента. Но в итоге отдать распоряжения все-таки пришлось, и тяжесть «народного гнева» пала не только на президента, но и на Авакова. Т. е. пострадали (в политическом плане) обе «ветви» нынешней власти. А они, похоже, никак не могут понять, что они действительно «в одной лодке» и, если не оставят хотя бы на время взаимные интриги, то потянут друг друга на дно.

Сам «гениальный маневр» Порошенко — силовой разгон блокады, когда ее общественная поддержка достигла максимума, а на следующий день (когда стало ясно, что опасность протестных акций сильно преувеличена) — критика организаторов блокады и разъяснение нанесенного ущерба, особо комментировать не буду. Сказано уже немало, и реакция практически всего общества весьма однозначна. Разве что не удержусь от цитирования появившейся в соцсетях шутки: если в Украине будет следующий майдан, то Порошенко легко его сам возглавит против себя.

Логическое объяснение такому «раздвоению сознания» найти можно. С одной стороны — кто в доме хозяин показать нужно, с другой — а с кем торговать в самопровозглашенных республиках? Возобновить деловые отношения с попавшими под внешнее управление и выведенными из украинской юрисдикции предприятиями действительно было бы весьма унизительно для достоинства государства.

Но и тут власть просто упустила возможность без лишнего шума разрулить ситуацию. Да, решение о введении внешнего управления руководством самопровозглашенных республик было принято в форме фактического ультиматума — мол, если за двое суток не снимете блокаду, то... и принять его было невозможно. Не знаю, предшествовало ли ему закрытое предупреждение, но информация о готовящихся шагах была в Киеве наверняка.

Так, еще за три дня до «указов» Плотницкого и Захарченко один из харьковских лидеров «Русской весны», ныне находящийся в Донецке, на своей странице в соцсети анонсировал обнародование 1—2 марта неких важных экономических решений, близких по значению признанию документов «ЛДНР» в России. Понятно, если бы блокада была снята до обнародования решения о внешнем управлении, то его и не последовало бы. Но Киев упустил время, когда можно было разрешить ситуацию с сохранением лица.

Собственно, и решение СНБО говорит о том, что «временно, до реализации пунктов 1—2 Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года (о прекращении огня и отводе тяжелых вооружений. — Авт.), а также к возвращению под украинскую юрисдикцию захваченных предприятий прекратить перемещение грузов через линию соприкосновения».

Да, вроде бы временно, до «возвращения», т. е. до восстановления статус-кво, существовавшего до блокады (хотя пункты о Минских соглашениях уже говорят об обратном). Но воспринято-то всеми это решение как продолжение блокады, устроенной «активистами», как фактическая капитуляция перед их требованиями. Правильней было бы избежать формулировки «прекратить перемещение грузов» (т. е. фактически продолжать блокаду), а заявить, скажем, о «прекращении торговых отношений с захваченными предприятиями». Т. е. грузы могут продолжать перемещаться (и органы правопорядка обеспечат такую возможность), но только с и на предприятия, находящиеся под украинской юрисдикцией (остались ли такие — уже другой вопрос).

Такое решение выглядело бы как логичное следование линии президента (что и надо было всячески педалировать в публичных выступлениях и СМИ) и могло бы если не нейтрализовать, то значительно минимизировать имиджевые потери президента во всей этой эпопее. Во всяком случае шокировавшего и рассмешившего все украинское общество алогизма в президентских решениях не было бы.

Да и западным партнерам, крайне негативно отнесшимся к санкционированной государством блокаде, было бы сложно возразить против такой украинской позиции. В общем, власть во время блокадного кризиса допустила все мыслимые и немыслимые ошибки.

А вот крайне правые на фоне железнодорожной блокады (к которой большинство из них не имело никакого отношения) сыграли весьма грамотно. 16 марта партии ВО «Свобода», «Правый сектор», «Национальный корпус» и ряд других националистических партий и организаций подписали «Национальный манифест» и задекларировали объединение усилий для построения национального Украинского государства. Также документ поддержали ОУН во главе с Богданом Черваком, Конгресс украинских националистов под руководством Степана Брацюня, организация «С14» (лидер — Сергей Мазур).

Сам Манифест подробно анализировать не буду, лишь отмечу, что он достаточно полно отражает список «чаяний» праворадикальной части общества — каким должно быть «правильное» украинское государство. Отмечу другое — сложно пока судить, насколько реально это объединение, достигнуто ли согласие относительно общего плана действий, но сам факт объединения идеологически близких сил всегда воспринимается их приверженцами весьма положительно.

В этом плане все подписанты уже выиграли. Их теперь воспринимают не как некую группировку, но как часть грозной и набирающей очки политической силы. А это создает эффект синергии, способствует росту влияния, популярности, притоку новых активных сторонников и спонсоров.

Очень удачной оказалась сама дата подписания манифеста: сразу за невероятными зигзагами президентской линии, когда «разум возмущенный» правых патриотов пылал негодованием, а СМИ были полны прогнозами новой волны народных протестов. И фраза Андрея Билецкого: «Это документ, с которым мы начинаем свой крестовый поход против этой власти», — прозвучала весьма акцентированно.

Если это не случайное совпадение, а лидеры радикальных партий сумели, реагируя на момент, быстро (в течение дня—двух) договориться и организовать мероприятие или даже просто ускорить работу над совместным документом или наоборот, попридержали обнародование манифеста до наиболее подходящего момента, то, с точки зрения политтехнологии, им остается только аплодировать стоя.

Хотя, честно говоря, несмотря на политическую нейтральность нашего обзора, делать этого совсем не хочется.

Шутим

В украинском политикуме меняется мода. Раньше было — папиредники виноваты. Сегодня — блокадники виноваты. Завтра — не виноватая я?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Язык мой – враг мой?

Любые мобилизационные меры могут быть обнулены неспособностью государства...

Неудавшийся жест

Прежде чем запускать проект, нужно его детально проработать, чтоб быть уверенным в...

Как красиво уйти

Это тоже ход: перед вероятной отставкой анонсировать великие планы, которые потом по...

Вирусные технологии

Паническая волна запущена искусственно, и это уже не борьба с политическими...

Главное — не информация, главное — интонация

Эффект ернически-глумливого тона в контексте «вот какой... (каждый сам подберет...

И грянет буря?

Чтобы кардинально изменить господствующее мнение относительно тех или иных событий,...

Что показал «собачий» скандал

Дискредитацией президентской политсилы занялись люди, располагающие серьезными...

О типах отставок и их последствиях

Скандал и отставка позволили Гончаруку резко укрепить свои позиции, получить статус...

Вечные проблемы и их решение

Отклонение законопроекта и было заранее запрограммировано — как повод для ответных...

«Ночь длинных ножей» по-украински

Радикалы остаются инструментом в руках других, внешне более респектабельных...

Встретились как-то Неубедительный, Неувядаемый и...

Капиталовложения в возвращение Савика Шустера Ринат Ахметов успешно конвертировал в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка