Два плюс четыре

№52(848) 29 декабря — 4 января 2018 г. 26 Декабря 2017 0

В столичном «Диком» театре состоялась премьера спектакля «О два», поставленного по пьесе Ивана Вырыпаева «Кислород». Молодой режиссер Влада Белозоренко не сделала в тексте российского драматурга принципиальных изменений, но придумала для него собственное визуальное решение.

Трудно поверить, что Анна Клименко (на переднем плане) сыграла на большой сцене свою первую роль

Кое-что в тексте все-таки поменялось. Взявшаяся за переводческую работу театральный режиссер Тамара Трунова не просто перевела пьесу на украинский, но и адаптировала ее к нашим реалиям. Московское отчасти стало киевским, вместо Серпухова появился не менее колоритный Фастов, чёкающий русский гопник уступил место шокающему украинскому рагулю. Еще спектакль получил другое название. Вроде бы что «Кислород», что «О два» — один черт, скорее всего, «дикие» просто подчеркнули отличие их постановки от вырыпаевской экранизации собственной пьесы. Правда, есть один нюанс, но о нем в конце статьи. Вырыпаев написал «Кислород» в 2001-м. Ему было всего 27, и это не просто чувствуется, но вопиет: пьеса вышла дерзкая, эпатажная, возможно, несколько сумбурная, но сочиненная с искренностью и страстью.

В 2009-м Вырыпаев снял по пьесе фильм, и с тех пор любому режиссеру, берущемуся за театральную постановку «Кислорода», приходится преодолевать уже сложившийся образ.

30-летней Владе Белозоренко, прежде работавшей в Херсоне, а теперь сотрудничающей сразу с несколькими молодыми киевскими театрами, это удалось.

Уже четвертый месяц «Дикий» не ютится по углам, а репетирует и играет на «Сцене 6», в театральном пространстве, открывшемся на шестом этаже Довженко-центра. Технические возможности здесь не бог весть какие, зато много места, и Белозоренко сполна его использовала. В пьесе Вырыпаева всего два действующих лица, точнее, просто два рассказчика с незатейливыми именами Он и Она. Никаких указаний режиссеру нет — делай что хочешь. Белозоренко захотела вот что: она насытила «О два» еще четырьмя преимущественно безмолвными, но активно вовлеченными в действие и чрезвычайно выразительными персонажами. И это был первый выигрышный прием.

Поскольку у «Дикого» нет постоянной труппы, для подбора актеров к новым спектаклям он проводит открытый конкурс. Перед кастингом персонажи носили одни условные имена, потом появились другие, тоже довольно условные. Для простоты назовем действующих лиц Клерком (Алексей Титаренко), Гопником (Вова Кравчук), Фифой (Анна Бахмут) и Ведьмой (Анна Клименко). В какой-то мере это социальный срез общества, но маски не приросшие, персонажи успевают не раз их поменять, а в конце и вовсе сбросить. Все четверо хороши по-своему, но особенно эффектна Клименко с ее ломаной пластикой и брутальной эксцентричностью. Поразительно, что актерского образования у Клименко нет, да и вообще это ее первая роль в театре.

Его и Ее играют соответственно Сергей Попов и Маруся Ионова. Работа первого порой напоминает о традиционной беде отечественного театра, когда молодые актеры компенсируют недостаток выразительности экзальтацией и криком, зато вторая прелесть как органична. Ее сдержанные монологи образуют эмоциональный стержень спектакля, придают ему ту интимность и глубину, которая превращает зрелище в катарсис. Вот и выигрышный ход номер два: в постановке Белозоренко замечательно сочетаются и гармонично дополняют друг друга лихие музыкально-пластические этюды и тихие, почти статичные сцены. Благодаря этому рваному ритму «О два», извините за каламбур, смотрится на одном дыхании. Редкий случай: за 100 минут спектакля я ни разу не взглянул на часы.

Дабы соответствовать своему гордому имени, «Дикий» старается шокировать почтеннейшую публику и раздавать пощечины общественному вкусу. Впрочем, до слишком решительных действий в «О два» дело не дошло. Да, иногда со сцены звучали не предусмотренные текстом Вырыпаева обсценные восклицания, но не так уж много, чтобы раздражать. Многообещающе выглядел финал, в котором беззащитные перед невидимой угрозой персонажи принялись снимать с себя все и всяческие одежды. Грешным делом я предположил, что они и впрямь разденутся догола, но на такой уровень эпатажа «Дикий» еще не посягает.

Впрочем, вызывающих сентенций хватает и в самом тексте пьесы. Все-таки в ее основе жуткая история о том, как простой парень из пригорода по имени Саша так сильно влюбился в прекрасную девушку из столицы по имени тоже Саша, что взял да и зарубил лопатой свою жену. Причина в том, что в рыжей Саше с длинными тонкими пальцами кислород был, а в брюнетке жене с короткими толстыми пальцами кислорода не было. Дальнейшие отголоски сюжета растворены в вольных трактовках евангельских заповедей и провокационных пассажах о том, что во имя главного люди играют Моцарта и презирают родителей, сочиняют романы и торгуют кокаином, переводят слепого через дорогу и стреляют в кошку из ружья. И под главным подразумевается вовсе не кислород, а — внезапно! — совесть.

Пожалуй, с совестью разбираться не станем, а вот с кислородом попробуем. Что он такое у Вырыпаева? Определенно, красота. Безусловно, подлинность. Возможно, некая неочевидная суть вещей. И в любом случае та субстанция, без которой невозможно жить как в прямом, так и в переносном смысле. Тогда О2 — это не только формула химического элемента, но и формула любви: по-украински Олександр + Олександра. Уж не знаю, имела ли это в виду Влада Белозоренко, но версия любопытная.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Андре Тан о детской моде: «Дайте ребенку насладиться...

«Чем детская мода отличается от взрослой? Детей не заставишь носить неудобные вещи...

Главный мистик XX века. К дню рождения Михаила...

За свою врачебную практику он сделал сотни операций, принял более пятнадцать тысяч...

Протест для небожителей

Украинская арт-среда и индустрия развлечений протестует против действий Кабмина,...

Рафаэль Санти – человек, победивший тьму

Обрушившаяся на человечество пандемия коронавируса вконец нарушила и всю его...

Ван Гог. «Ирисы» и «куст сирени»

Все мы помним работы Ван Гога, написанные в период болезни и глубокой депрессии, –...

Прощай, Спартак!

«Спартак» пробил самую настоящую «брешь» -- осмелевшие после десятилетия...

«Папик» «95 квартала»

«Папик» поднимает кинопроизводство студии «95 квартал» на качественно...

«Поругание Христа»: одну из самых дорогих картин едва...

Найденную картину признали национальным достоянием Франции

Олег Карамазов: «В новогоднем концерте «Интера» мы...

«Радуйся каждому дню, ведь мы можем говорить, любить друг друга. Я очень ценю жизнь и...

«Ирландец»: нити из прошлого

Если выразить впечатление от «Ирландца» одним словом, то это будет...

В Северодонецке встречают поэтический рассвет

Отлично, что на поэтической встрече была молодежь — юные журналисты из...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка