Феномен Фриды Кало

№41 (433) 10 - 16 октября 2008 г. 10 Октября 2008 5

Эта женщина стала одним из кумиров прошлого века. О ней снимают фильмы, по ее воспоминаниям создаются спектакли, ей посвящаются поэмы, а дневник, напечатанный факсимиле, постоянно переиздается.

Это о ней написали книги Хайден Эррера (Viva la vida) и Жан-Мари Леклезио («Диего и Фрида»). Это ее картину в конце 30-х годов купил Лувр. Это ее знаменитый «Автопортрет с обезьянкой и попугаем», написанный в 1929 году, побил все рекорды: он был приобретен на аукционе «Сотбис» в Нью-Йорке неизвестным коллекционером за 5 млн. долларов.

Пламенный темперамент, бушующая красками стихия картин Фриды Кало напитаны ацтекским солнцем. Или Мексика преображается, отражаясь в волшебных зеркалах — картинах мастера, проросших цветами, расцветших птицами. Наша героиня — хрупкая женщина с поднятыми вверх косами, в причудливых мексиканских нарядах.

Ее жизнь была полна событий, а ее вклад в мировое искусство столь значим, что теперь образ Фриды не нуждается ни в каких легендах, чтобы оставаться по-настоящему притягательным. Фрида представляет собой идеал женщины, чей жизненный путь видится образцом сопротивления воли, настойчивости. «Дерево надежды, стой прямо!» — эти строки из дневника звучат как девиз (http://www.russianexpress.net/details.asp? article=449&category=34).

Не только ее внешняя красота притягивала и притягивает людей. Чтобы понять творчество этой женщины, надо хоть малость быть знакомым с ее биографией. Хотя бы с тем фактом, что она перенесла 37 операций на позвоночнике. Не говоря уже о постоянных кошмарных болях, которые она терпела всю жизнь.

Родилась Фрида в Мехико в 1907 г. и была третьей дочерью Гулермо и Матильды Кало. Ее отец был знаменитым фотографом родом из Германии, мать — испанка, рожденная в Америке.

В шесть лет девочка заболела полиомиелитом, после чего осталась хромой. Но она наперекор всем физическим и моральным трудностям прекрасно плавала, играла с мальчишками в футбол и даже занималась боксом.

В 18 лет Фрида попала в автокатастрофу: автомобиль, в котором она ехала со своим школьным другом, столкнулся с трамваем. В результате в трех местах был поврежден позвоночник, раздроблена тазобедренная кость, сломаны два бедра и нога. Врачи не давали никаких гарантий относительно будущего девушки. Но Фрида и на этот раз победила. Ведь в ее жилах текла индейская, испанская и еврейская кровь, а этот дикий коктейль породил уйму незаурядных способностей. Именно в это время она попросила у отца кисть и краски и начала писать автопортреты. «Пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».

В 1922 г. Фрида поступает в Национальный институт Мексики и там встречает Диего Риверу. Вскоре они поженились. По словам Фриды, в жизни ее произошло два крушения: первое — автокатастрофа, второе — встреча с Диего Риверой. В их брак, названный «союзом слона и муравья», не верили даже ближайшие друзья. И дело было не в более чем двадцатилетней разнице в возрасте между хрупкой юной Фридой и огромным зрелым, всемирно известным художником. Слишком ярким пламенем светились оба, слишком страстные, самостоятельные миры схлестнулись. Их личная жизнь всегда была сейсмически неустойчива. Они расходились и опять сходились — жить друг без друга не могли.

Фрида была коммунисткой. Она вступила в мексиканскую компартию в 1928-м, но через год вышла из нее вслед за исключением Диего Риверы. А через десять лет, верная своим идейным убеждениям, снова вступила.

В ее доме до сих пор на книжных полках стоят, зачитанные до дыр, тома Маркса, Ленина, работы Сталина, Зиновьева и рядом — публицистика Гроссмана, посвященная ВОВ, и совершенно неожиданная «Генетика в СССР». Она — личность весьма талантливая и своеобразная, активная не только в художественном творчестве, но и в политике, и во всевозможных личных, сексуальных похождениях.

Их семейная жизнь бурлила страстями. Диего увлекался женщинами, Фрида тоже не терялась... Однажды Ривера застал жену с американским скульптором Исамой Ногучи. Диего выхватил пистолет. К счастью, не выстрелил.

9 февраля 1937 г. танкер «Рут» бросил якорь в порту Тампико. Фрида Кало встречала Троцкого и его супругу Седову, которые прибыли в Мексику по ходатайству Диего Риверы и распоряжению президента Карденаса о предоставлении убежища Льву Давидовичу. Около двух лет пребывания Троцкого в Мексике Диего Ривера оставался ближайшим его другом и покровителем во всех делах, кроме тех, которые были связаны с политикой.

Сам Диего встретил своих гостей на небольшой станции вблизи Мехико-Сити, откуда они отправились в столичный пригород Койоакан, где были устроены в одном из особняков Риверы и Кало — «голубом доме».

Троцкий восхищался всем: страной, ее климатом, гражданами, фруктами и овощами. С первых дней он полюбил Койоакан — спокойный и зеленый поселок, расположенный на острове, излюбленное место художников, где когда-то в ХVI веке находились штаб-квартира и крепость Ф. Кортареса, завоевателя Мексики. Прекрасное настроение российского изгнанника стало естественным фоном любовной интриги с Фридой. Их недолгому роману способствовало случайное обстоятельство. Дело в том, что Троцкий и его жена совершенно не знали испанского языка, точно так же, как у Риверы и Кало не было ни малейших познаний в русском.

Фрида с Троцким могли общаться на английском. Они оба очень много работали: Фрида — над своими полотнами (именно в это время она создала несколько своих лучших полотен), Троцкий был занят подготовкой к заседаниям международной следственной комиссии, которая была образована под председательством видного американского философа и педагога Джона Дьюи для расследования обвинений, выдвинутых против Троцкого и его сторонников на московских судебных заседаниях 1936 — 1937 гг.

Фрида и Троцкий часто делали перерывы, которые постепенно стали затягиваться и привели к тому, к чему привели... Страсть поначалу была настолько сильной, что в тех редких случаях, когда им не удавалось встретиться, любовники обменивались письмами, которые часто прятали в книги и передавали их друг другу через охранников, секретарей, слуг или другими способами.

Однако ничто не бывает вечным и все возвращается на круги своя. Любовные отношения длились недолго. Наталия Седова пообещала, что не станет мешать счастью мужа и уйдет добровольно. Но Троцкий уговаривал ее: «Умоляю, перестань соревноваться с женщиной, которая значит так мало».

По просьбе Льва Фрида возвратила ему его письма. В архиве они не сохранились — видимо, были уничтожены. Трудно поверить в пылкую любовь Фриды к Троцкому. Скорее всего, ей импонировала шумиха вокруг его имени: все-таки организатор мировой революции, вождь-изгнанник.

Прекратив связь, бывшие любовники сохранили дружеские отношения. У Фриды они дополнялись глубоким уважением к Троцкому. В честь 7 ноября 1937 г. она подарила ему автопортрет с надписью: «Льву Троцкому с глубокой любовью я посвящаю эту работу». Через четыре месяца Фрида призналась подруге, что приезд Троцкого в Мексику был самым важным событием всей ее жизни.

Много лет спустя она написала очередной автопортрет, изобразив у себя на груди голову Льва Давидовича в шляпе и украсив свой лоб ликом Натальи Седовой.

После гибели Троцкого Диего и Фрида расстались. Он поехал в Сан-Франциско, а она — в Париж, где ей обещали персональную выставку. Здесь художница познакомилась с Пикассо, и еще один друг Диего пал к ногам... пассии Троцкого.

Фрида любила жизнь во всех ее проявлениях и это магнитом притягивало к ней мужчин и женщин. Несмотря на мучительные физические страдания, она искрилась юмором, могла хохотать до изнеможения, подшучивать над собой, развлекаться от души и кутить. И только взяв кисть, позволяла себе думать о неизбежном.

Идеи ее картин зашифрованы в деталях, фоне, фигурах, появляющихся рядом с Фридой. Символика ее опирается на национальные традиции и тесно связана с индейской мифологией доиспанского периода. Она блестяще знала историю своей родины. Множество подлинных памятников древней культуры, которые Диего и Фрида собирали всю жизнь, находятся в саду «голубого дома» (ныне дом-музей).

Фридой восхищался Андре Бретон. Он находил ее творчество достойным своего любимого детища — сюрреализма и пытался рекрутировать Фриду в армию сюрреалистов. Он организовал в Париже выставку «Вся Мексика» и пригласил для участия Фриду. Ее образ оставил глубокий след в памяти богемы: Марселя Дюшана, Василия Кандинского, Пикабиа, Тцара, поэтов-сюрреалистов и даже Пабло Пикассо, который говорил, что она не имеет себе равных в мире в передаче специфических черт головы человека и дал в честь Фриды обед, подарив ей одну «сюрреалистическую» серьгу — все оценили уникальность и загадочность этой особы.

А знаменитый модельер Эльза Скьяпарелли, любительница всего необычного и шокирующего, увлеклась ее образом настолько, что создала платье «Мадам Ривера».

Париж принес ей настоящую славу. Картины мексиканской художницы покупали богатые коллекционеры, ее портреты мелькали во всех модных журналах. Успех был огромен, а вот здоровье отказывало. Ей делали новые операции на позвоночнике, но все они были неудачны и боли становились все сильнее. Из-за плохого кровообращения в искалеченной ноге началась гангрена. И вот уже ампутированы пальцы, потом часть стопы, потом нога до колена. Но Фрида не сдавалась. Она не позволяла впадать в депрессию ни себе, ни Диего, ни родственникам. Фрида сделала боль своей союзницей — страшной, жадной, безжалостной, но союзницей. Чем хуже ей становилось, тем мужественнее и веселее она вела себя. Боль давно стала для нее привычной, словно неотъемлемой частью ее бытия. Ее уже не удавалось заглушить ни алкоголем, ни сильными наркотиками.

Фрида умерла в ночь с 12-го на 13 июля 1954 г. На ее похоронах рядом с Риверой стояли Ласаро Карденас, Сикейрос, Эмма Урмадо, Виктор Мануэль Вильясеньор. Во время прощания в крематории поэт Карлос Пеллисер прочитал свой последний сонет Фриде:

«Ты всегда будешь живой на земле... Ты всегда будешь мятежной зарей... Героическим цветком всех следующих рассветов».

«Ночь накрывает мою жизнь... Но я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться», — это она написала в дневнике за несколько часов до смерти. Но Фрида вернулась. Своим искусством.

Лучшее объяснение феномену Фриды дал Диего Ривера: «Впервые в истории искусства женщина выразила с абсолютной откровенностью, так обнажено и, можно сказать, со спокойной свирепостью то общее и частное, что присуще женщине».

Сегодня живописные работы Фриды Кало считаются государственным достоянием Мексики. Она достигла всемирной славы среди немногих латиноамериканских живописцев.

Туристы со всего мира, покидая «голубой дом», бросают взгляд на портрет Диего Риверы, который Фрида не успела дописать, — элегантный, с неизменной трубкой в руках, глаза полны нежности и любви.

Или это любовь самой Фриды?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Левой, левой

Может ли один пианист заменить собой целый оркестр, причем играя только левой рукой?...

Три Софии

Одинаковый набор красок и холсты одного размера, 12 художников, три недели и три...

Воспрянет арт людской

«Впредь неизменно поставлять нежинские огурцы к царскому столу в Петербург»,...

Трижды семь

Для многих режиссеров, вполне успешно проявивших себя в полнометражном кино, короткий...

Загрузка...

Планета Соловьяненко

85-летие со дня рождения прославленного певца -- первого из советских теноров, которому...

Это вам не Петрушка

Этот хорватский актер с двадцатилетним опытом, сыграв овечку в кукольном спектакле,...

Cпешите увидеть лапендулу

«Колесом смерти» этот хитроумный аппарат называют не зря. Его создатель разбился...

Улисс нашего времени

Зимой прошлого года в Киеве появился Дикий театр

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка