Геракл до третьей октавы

№38 (430) 19 - 25 сентября 2008 г. 19 Сентября 2008

Первое «крещение» контртенора КОНСТАНТИНА ЗБАНЫЧУКА состоялось после месяца занятий с замечательным педагогом по вокалу из Кривого Рога Валентиной Кулько. На Всеукраинском конкурсе вокалистов им. Бориса Гмыри, куда рискнули поехать ученик и его наставница, Збанычук получил вторую премию. Члены жюри потом говорили, что пел он на Гран-при, но так как никто такого голоса не слыхивал, не знали, по каким критериям его оценивать. Вот и решили перестраховаться.

Кстати, многие любители пения, впервые услышав контртенор нынешнего первокурсника Национальной музыкальной академии Украины им. Чайковского, зачастую путают его с женским меццо-сопрано. Но, вслушавшись, улавливают мужской тембр и силу вокала.

Голос, которым природа одарила 21-летнего уроженца Кривого Рога, относится к разряду редких. Именно потому Константин Збанычук — единственный из украинцев— контртеноров — приглашен в Россию на Международный конкурс теноров памяти Лучано Паваротти. Он состоится 22 — 29 сентября в Малом зале Санкт-Петербургской филармонии. В жюри — маэстро вокального искусства Елена Образцова, Пласидо Доминго, Андреа Бочелли, Зураб Соткилава.

Мы встретились с Костей за несколько часов до отхода поезда. Завтра он должен выступить на концерте в Мариуполе.

Авангард без акцента

— Едем вместе с Владимиром Гришко — это мой консерваторский профессор по вокалу, — объясняет Константин. — О концерте мне стало известно накануне, но оперативно собраться в дорогу для меня не проблема. Хороший вокалист, как и солдат, должен быть всегда «в строю». Поэтому и чемодан с концертным костюмом всегда наготове.

Консервы в саквояже тоже имеются?

— Нет, певцов хорошо кормят. А вот ноты вожу с собой. У меня обширный репертуар: от украинских народных песен до музыки барокко и романтизма. Хотя в основном специализируюсь на старинной барочной музыке, как и контртеноры на Западе.

Композиторы прошлого века да и современные авторы не балуют контртеноров произведениями, что в общем-то понятно: исполнителей с таким голосом можно по пальцам перечесть. И все-таки, может, нашелся автор, сочиняющий музыку «под вас»?

— Романсы и вокализы для меня пишут друзья — ребята с композиторского отделения киевской консерватории. Это современные произведения, можно сказать, авангард. В них вокалу как таковому уделяется не слишком много внимания, больше — разговору, мимансу, жестам, даже экспериментам с мобильным телефоном.

Тембр и красоту голоса можно показать и в барочной музыке, а вот у современной совсем другие возможности, потому мне интересно попробовать свой голос в разных «ипостасях». Но акцент на современную музыку я пока не делаю. Да и к такому, как у меня, голосу вообще мало кто подготовлен — это касается и слушателей, и профессорского состава.

Если не ошибаюсь, в Национальной музыкальной академии им. Чайковского, то бишь Киевской консерватории, педагогов-контртеноров нет. Как вас обучают, ведь в вашем диапазоне тенор Гришко петь не может?

— Вы правы. В консерватории нет преподавателей контртеноров. И студентов, между прочим, тоже. Правда, несколько лет назад альма-матер закончил один контртенор, так что я не единственный.

А по поводу обучения приведу такой пример: известная певица Евгения Мирошниченко — лирико-колоратурное сопрано, обучает пению даже басов. Педагогу необязательно все показывать, главное — подсказать, направить, не навредить. А Владимир Гришко и Зоя Христич — педагоги из этого разряда. Кстати, лет двадцать назад Зоя Петровна преподавала вокал маэстро Гришко, а сейчас проводит занятия, когда ее ученик — солист «Метрополитен-Опера» в Нью-Йорке, на гастролях в Америке.

Есть ли разница между педагогом-женщиной и мужчиной лично для вас?

— Дело в том, что природа и физиология контртенорового голоса — мужская, а звукообразование — женское. Поэтому разницы для меня не существует. Педагоги одинаково хорошо учат меня вокальному мастерству.

Константин, слышала, что вы собирались поступать в Одесскую консерваторию в класс контртенора Юрия Миненко, а оказались в Киевской, у Владимира Гришко. Почему?

— Я по образованию пианист. После окончания музыкального училища в родном Кривом Роге хотел поехать в Одессу поступать на фортепианное отделение и заниматься факультативно с Юрием Миненко, продолжая обучаться вокалу. Но так случилось, что я познакомился с Владимиром Гришко на Международном конкурсе им. Гизеллы Циполы в Ужгороде (Гизелла Ципола — певица, лирико-драматическое сопрано. —Авт.), где занял второе место, и маэстро предложил мне попробовать поступать в Киевскую консерваторию. Я приехал.

К слову, с четырьмя первыми конкурсами связана одна примечательная тенденция. Прямо-таки заколдованный круг. В каких бы вокальных «состязаниях» я ни участвовал, везде — вторая премия. А после «пошли» первые премии и Гран-при.

Выходит, карьеру пианиста задвинули на второй план?

— Я не отодвинул «пианистическое начало», просто сейчас весьма напряженный график работы. В перспективе хотел бы окончить первый курс вокального отделения и одновременно поступить на фортепианное. С инструментом не расстаюсь, фортепиано стоит в комнате общежития, так что программу учу постоянно.

Для певца быть пианистом — хорошо. Не надо с аккомпаниатором встречаться, сами можете играть и петь.

— На самом деле аккомпаниатор очень даже нужен. Как бы хорошо я ни играл, надо делать что-нибудь одно: сосредоточиться на дыхании, тексте, передаче художественного образа. Тем более концертмейстер всегда может подсказать, ведь со стороны виднее.

«Смертельный» холод

Мне хотелось услышать певца в камерной обстановке, но он сказал, что даже перед маленькой аудиторией предпочитает основательно, 20 минут, распеться. И предложил альтернативу — сел за рояль.

— Режим — самое основное, — объяснил Збанычук. — Например, каждому певцу нужен полноценный сон не менее 10 часов.

Студентам не положено спать по полсуток, они должны учиться.

— Я говорю: желательно. В день концерта или спектакля каждый певец позволяет себе хорошенько отоспаться, чтобы голос хорошо звучал.

С какими продуктами, привычными для молодого человека ваших лет, пришлось распрощаться?

— Перестал есть семечки, орешки, чипсы, пить сладкую газировку. Кока-кола запрещена категорически, она настолько окисляет связки, что сложно вообще какой-либо звук издать. А перед выступлением нельзя употреблять молочные продукты — молочная кислота ухудшает смыкание связок. Естественно, никакого горячего, холодного, последнее для голоса смертельно — гланды можно простудить. А если петь в таком состоянии, то недолго и голос потерять.

Как-то меня пригласили выступить в концерте «Талантливая молодежь Украины» — спеть произведения с оркестром. Было безумно интересно, потому что с оркестром я еще никогда не пел. А накануне — заболел, выпив холодный кефир. Вот и пришлось две недели молчать, чтобы голос в тонус пришел. А так как я боюсь фониатров (специалисты, которые занимаются профилактикой и лечением голосового аппарата. — Авт.) и никогда к ним не хожу, лечился народными методами. «Страх» проявился после незабываемого приема, когда врач сказал, что у меня одна связка вдвое больше другой. Я человек творческий, потому — впечатлительный, вывод специалиста поверг меня в шок. Вот и бегал по всему Киеву, искал врачей, которые убедили меня в обратном. Теперь стараюсь жить в нужном режиме, чтобы не болеть.

Предположу, что начиная с плюс десяти на улицу без шарфа не выходите?

— Иван Козловский любил в таком виде появляться. В принципе надо закалять организм, кутаться нельзя — есть риск перегнуть палку и превратиться в «тепличное растение».

Смешно сказать, но когда я был пианистом, вокалисты из училища меня умиляли. Казалось, что они ничего не делают — только спят, едят и изредка выбираются с концертмейстером позаниматься. А когда сам вступил на вокальный путь, понял, что за голосом нужно следить, отдыхать, правильно питаться и во многом себе отказывать.

И не забывать о физической форме. Когда я жил в Кривом Роге, то три раза в неделю занимался в тренажерном зале: укреплял пресс, держал в тонусе ноги, спину. Ведь оперному певцу во время спектакля приходится «падать», петь лежа и даже вниз головой. А для этого нужна хорошая физическая подготовка. К сожалению, в Киеве заниматься спортом не удается: до вечера пары в консерватории, репетиции, прихожу в общежитие поздно. И все же планирую разгрести дела и начать тренировки.

Приходилось слышать, как многие музыканты называют ваш тип голоса не контртенором, а мужским сопрано или альтино. За сопрано не обижаетесь?

— Да уж, путают постоянно. К примеру, тот же Иван Семенович Козловский владел хорошим микстом и пел как тенор-альтино. Говорят и мужское сопрано, но по классической классификации — контртенор. Был такой английский певец Альфред Деллер, он вывел контртенор как сольный голос (раньше обладатели этого голоса пели в хоре альтовые партии), за что и был удостоен Ордена Британской империи. Это было в 60-м году прошлого века. Так что фактически контртенор — голос молодой, ему чуть больше пятидесяти.

Как пятьдесят? А знаменитые кастраты — обладатели вашего диапазона и тембра? Думаю, фильм Жерара Корбьо «Фаринелли кастрат», в основе которого биография барочного певца-сопраниста Карло Броски, смотрели многие.

— Это совершенно разные вещи. В то время, когда пели кастраты, контртеноры были тоже. На самом деле исполнение кастратов невероятное по восприятию, ведь в одном человеке диапазон и мужского и женского голоса. У настоящих же контртеноров звучание голоса — полноценное, поэтому его очень часто сравнивают с женским меццо-сопрано. Есть еще фальцетисты. Но теоретически каждый мужчина может петь фальцетом. Так что «классификацию» очень часто путают.

В швейцарском Базеле есть Академия старинной музыки (Schola Cantorum Basiliensis. —Авт.), отличное место для работы над барочным стилем. Но вопрос в том, хочу ли я «концентрироваться» только на этой музыке. Мне кажется, голос надо развивать на оперных ариях композиторов XVII — XIX вв., эпохи бельканто, а если исполнять камерную музыку XV в., придется только 10% его возможностей использовать. Потому лучше сначала получить профессиональное образование в консерватории, пропеть с десяток партий этой эпохи в театре и только тогда в барочном репертуаре совершенствоваться.

Какая самая высокая нота, которую можете взять?

— Ми-бемоль третьей октавы. Фактически это диапазон колоратурного сопрано. Но на сцену я эти ноты пока не выношу, беру их только на распевках. На экзаменах и концертах свободно пою до третьей октавы.

Вот слушаю вас и думаю: выучитесь, талант окрепнет, но ведь реальных перспектив у вас как певца театра в нашей стране нет. Просто потому, что в репертуарах оперных театров нет спектаклей с контртеноровыми партиями. И сомневаюсь, что когда-нибудь будут. Как сами-то оцениваете перспективы?

— Перспективы действительно не радужные. Иностранные специалисты говорят, что за границей такой голос «с руками и ногами отрывают». Там для контртеноров театральный репертуар есть. А в Украине барочные оперы практически не ставят, потому что их петь некому.

Витас и Глюк

Высокий голос долго «живет» или быстро стареет и «сгорает»?

— Живет долго, если школа правильная. Нужно найти такого педагога, который не сломает, а научит петь естественно. Иван Козловский великолепно звучал в 75 лет, Доминго сейчас около 70. Все зависит от школы.

В детстве вы тоже пели высоким голосом? И почему, если так, мутация его не затронула?

— Как и многие контртеноры, я пел дискантом, сопрано. Причем «горланил» постоянно, даже соседи ругались. В музыкальную школу пошел только в 16 лет, когда паспорт получил. Проснулось что-то в душе, захотелось играть на фортепиано, а до этого собирался в медицинский институт поступать, у меня ведь родители — врачи. Так что математика, биология и химия были благополучно заброшены.

Вообще я могу петь согласно физиологии связок баритоном или тенором. Но из-за специфики гортани петь в этом диапазоне получается только минут пять, потом голос устает. За три года, как я пою контртенором, голос выдерживает вокальную нагрузку до 6 часов. Кстати, я заметил, что за последний месяц голос окреп, так что уже никто не может сказать, что поет женщина.

Про эстрадного певца Витаса тоже говорят, что он контртенор. Как оцениваете его голосовые возможности?

— О Витасе с его эпатажными «жабрами» ничего не могу сказать — не слышал его вживую. Сегодняшние технологии позволяют смикшировать и выдать то, чего на самом деле нет. Поэтому воздержусь от оценок в его адрес. Есть много выдающихся контртеноров, которых я очень люблю слушать. Среди них Дэвид Дениэлс (американский певец. —Авт.).

А где в Киеве вас можно будет услышать?

— Виталий Малахов, режиссер киевского Театра на Подоле, будет ставить оперу Дмитрия Бортнянского «Алкид» в современной аранжировке и немного сокращенную, а не как у автора — четырехчасовую. Я буду исполнять партию Геракла (и высокий рост, и крепкое телосложение Збанычука под стать древнегреческому герою Алкиду по прозвищу Геракл. —Авт.). Параллельно готовлю роль в опере Кристофа Виллибальда Глюка «Орфей и Эвридика» — великолепном и сложном произведении, построенном практически на одних речетативах, декламации, причем главный герой находится на сцене постоянно. Репетиции уже начались, летом я работал с педагогом по французскому языку над произношением. К слову, клавир «Орфея» тоже лежит в моем чемодане. Премьера намечена на 10 октября в музее Булгакова. Действо организовывает Французский культурный центр. Планирую, что буду давать концерты в Национальном музее медицины Украины.

Костя, выражение «бедный студент» — это про вас?

— Стипендия чуть больше 500 грн. плюс деньги, которые я зарабатываю. Конечно, на жизнь не хватает, но родители помогают, хотя в семье достаток небольшой. Я не шикую, могу позволить себе оплатить высокоскоростной интернет. Скачиваю оттуда оперы и музыку. В Питер на конкурс поеду, как и полагается студенту, поездом. Поездка займет около 30 часов, но я люблю путешествовать.

В общежитии приходится самому готовить. Умеете на кухне управляться или картошкой в мундире и вермишелью с сарделькой ограничиваетесь?

— Меня мама научила готовить. Иногда делаю свое коронное блюдо — рыбу по-милански. Могу поделиться рецептом, он простой, но блюдо получается вкуснейшее. Купите рыбное филе без косточек. Порежьте его кусочками, посолите, положите в тарелку. Рыбе нужно минут 40 полежать, чтобы соль впиталась, потом обсушите полотенцем. А пока рыба «отдыхает», порежьте грибы и натрите на терке сыр. Рыбу обваляйте в яйце и муке, затем обжарьте на разогретой сковородке с маслом. Когда корочка зарумянится, переверните кусок, а на поджаренную сторону выложите грибочки и сыр. Дайте блюду протомиться, а сыру расплавиться. Все, готово. Выложите рыбу в тарелку, украсьте веточкой укропа, помидорчиком и маслинами.

Прощаясь с Константином Збанычуком на гурманской ноте, я пообещала себе, что буду «держать кулаки» за его успешное выступление на конкурсе. Не сомневаюсь, что и Елена Образцова, и Пласидо Доминго «перестраховываться» не станут.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Улыбка Свободы

Забавные мини-скульптуры Колодко украшают столичный мост Сабадшаг (Свобода)

Кистью и шпагой

60 лет назад в прокат вышел фильм французского режиссера Бернара Бордери «Три...

Несколько слов о живописце Валерии Орле

В наши нелегкие времена, когда ковид существенно мешает проведению любого культурного...

Десять дней одного года

Ученые первыми заговорили о необходимости демократических гарантий от произвола....

О червячках, околовластье и комфорте

Моя цель — на каждом этапе получать удовольствие от собственного развития Я хочу...

Интервью Раисы Орловой с Наумом Коржавиным

Наум Коржавин: «Самиздат был большей частью чисто стихийным делом»

Джанни Родари: когда сказка реальней самой реальности

Волшебный голос Джельсомино оказывается сильнее и силы денег, и силы пропагандистской...

Приглашение переоценить жизнь

Суета жизни и узость кругозора меняют свои объекты, но не свою суть

Лента про афонский монастырь в кинотеатрах Украины

В кинотеатрах Украины начинается прокат документального фильма «Где ты, Адам?» 30...

Андре Тан о детской моде: «Дайте ребенку насладиться...

«Чем детская мода отличается от взрослой? Детей не заставишь носить неудобные вещи...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка