Лена Левская: «Моя читательская история — между Винни Пухом и Бродским»

№20(819) 19 -- 25 мая 2017 г. 17 Мая 2017 5

Лена Левская, //Катерина ЛАЩИКОВА

Лена Левская рассказала «2000», что черпает сюжеты своих картин из литературы, в 15 лет узнала все главное от Пастернака, для полноты жизни каждый день нуждается в паре стихотворений, постоянно слушает книги во время работы и берется за нон-фикшн чаще, чем за художественную прозу.

Кто она: художник, иллюстратор, занимается станковой живописью, графикой, оформлением книг («Видавництво Старого Лева»), марок («Укрпошта») и других печатных изданий.

— Почему и для чего ты читаешь книги?

— Для удовольствия, для постижения сути вещей. Я не знаю, что еще в этом мире позволяет с такой легкостью дистанцироваться от него и настолько же в него погружаться. Кроме того, я часто читаю учебники, самоучители. Учиться по книгам мне нравится больше, чем каким-либо другим способом.

Нередко мои картины начинаются с одного речевого оборота, с мелькнувшей строки. Это касается не только иллюстраций, но и любых других живописных работ. Например, импульсом для диптиха Desktop послужило стихотворение Александра Введенского «Гость на коне». А картина «Страсти на книжной полке» возникла из круговорота вербальных и визуальных символов.

— Где ты обычно читаешь?

— В постели перед сном. Это лучшее время, в том числе потому, что выходит некий десерт дня, а я люблю сладкое. А вот если читаю в транспорте, то дорога неизбежно накладывается на текст, меняет его восприятие — и потом приходится перечитывать. Еще я иногда читаю за рабочим столом, хотя не столько читаю, сколько слушаю аудиокниги. Вообще, рисуя, я всегда что-нибудь слушаю.

— Предпочитаешь бумажные книги или электронные?

— Так получается, что я читаю преимущественно с ноутбука. Реже использую электронную книгу. Конечно, это удобно, но люблю я все-таки бумажные издания, книги, которые можно потрогать. Еще, как уже было сказано, кроме бумажного и электронного формата, я использую аудиальный. Вообще-то у меня иммунитет к оформительской магии, ко всяким дизайнерским и полиграфическим штучкам. Но как любой иллюстратор, я остро чувствую хорошую и плохую печать. Поэтому дурно изданной книге всегда предпочту чистый текст, совсем без оформления. Кажется, похожим образом я отношусь не только к книгам, но и ко многим другим вещам. Например, к еде и к человеческим контактам.

— Что входит в круг твоего чтения?

— Круг у меня спектральный, он делится на литературу для души и литературу для работы. Впрочем, то, чем я занимаюсь по работе, так или иначе отвечает моим читательским вкусам. Это обязательно книжки для художников, о секретах ремесла: книги про книги, книги про буквы, книги про краски, энциклопедии и все такое прочее, хотя последние теперь можно заменять сетевыми ресурсами.

Значительную часть моего чтения составляет нон-фикшн в самых разных жанрах. Например, «Воспитание оптикой» Юрия Левинга, «Гений места» Петра Вайля и другие культурологические тексты. Научно-популярная литература — «Эгоистичный ген» и «Бог как иллюзия» Ричарда Докинза, «Краткая история почти всего на свете» Билла Брайсона. Или педагогическое пособие «Як розмовляти з дітьми про мистецтво» Франсуазы Барб-Галль. А еще книги по семиотике, о знаках и символах.

Кроме того, для полноты жизни мне крайне важны стихи, хотя бы пару штук в день. Тут помогает Фейсбук — я подписана на многих замечательных поэтов, публикующих тексты на своих страницах, так что новые стихи достаются мне прямо с пылу с жару. А вот художественную прозу я читаю мало. Во-первых, меня редко увлекает развитие сюжета.

Во-вторых, интересующие меня тексты не так часто попадаются в виде аудиокниг, а находить время на чтение больших романов у меня получается реже, чем хотелось бы.

— Какая книга больше всего повлияла на тебя в юности?

— Я не могу выбрать одну. В раннем детстве у меня было несколько священных книг. «Винни Пух и все-все-все», «Маугли», «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» под одной обложкой. Двухтомник Андерсена с иллюстрациями отца и сыновей Траугот. Сборник британских сказок и легенд «Сквозь волшебное кольцо». Позже — «Алиса в Стране чудес» Льюиса Кэрролла и много-много Жюля Верна. Потом — «Степной волк» Германа Гессе.

А также стихи и проза Пастернака, который тогда, в мои 15 лет объяснил мне главное на всю оставшуюся жизнь: про любовь, про сердечную и историческую смуту, про творчество и чудотворство. Потом случился Бродский, и тоже на всю жизнь. Забавная читательская история получается — между Винни Пухом и Бродским.

— Что ты читаешь сейчас?

— Несмотря на то что за крупную художественную прозу берусь не так часто, пройти мимо нового романа Владимира Рафеенко «Долгота дней» я не могла. Я читала его предыдущие романы, а о нынешнем давно была наслышана и очень его ждала. Кроме того, мы с Володей лично знакомы, и от этого его тексты мне еще более интересны.

— Как выглядит твоя домашняя библиотека?

— Она постоянно расширяется и все больше прорастает из шкафа в папки на компьютере. В ней есть пассивные полки классики, «золотого запаса», а есть те, где стоят мои любимые книжки, — там ассорти из разных жанров. Самые удобные места занимают альбомы по искусству, пособия по анатомии, мимике, теории цвета, композиции, справочники и прочие заветные шпаргалки.

— Топ-5 главных книг твоей жизни?

— Это будет подборка текстов, которые рассказывают мне о смыслах мира именно так, как рассказала бы я сама, если б умела. Пьесы Евгения Шварца, особенно «Обыкновенное чудо». «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. «Письмовник» Михаила Шишкина. Весь Бродский, включая прозу. Вся эссеистика Александра Гениса, где на первом месте «Уроки чтения». Это то, что я взяла бы с собой на необитаемый остров.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Звезды возвращаются, чтобы спеть

Сценической площадкой будет величественный антураж древней Софии

Сцену диктатору!

Репертуарный план Национальной оперы Украины на июнь

Ярослава Кравченко: «Дикий — это территория свободы»

Стало ясно, что рекламировать все подряд я не могу, что продукт, который я продвигаю,...

Акценты на пять «Сезаров»

С нынешнего четверга в отечественном прокате «До свидания там, наверху», фильм...

Культурный интернационал

1968 год повысил градус протестных движений в Европе. Почему он важен для Украины...

Загрузка...

Майские музы

Национальная опера, Ольга Бессмертная, репертуар в мае

Дневник его семьи

В конце XIX в. в этом камерном, теперешнем музейном зале была бильярдная, после революции...

Без вариантов

В прошлую пятницу, 20 апреля, в столице состоялась торжественная церемония вручения...

Маевка со вкусом

«Никогда не говори «никогда» — эту фразу стоит напомнить режиссеру,...

Погружение в тень

Мысль о том, что графика это особый, глубоко психологический вид искусства, требующий и...

Украинцы едут в Кельн

Ярмарка KÖLNER LISTE, с участием украинских художников пройдет с 20 по 22 апреля в Кельне...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка