Маруся раз, два, три...

№9—10 (856) 2—8 марта 2018 г. 27 Февраля 2018 5

Похоже, новая премьера Национальной оперетты — «Маруся Чурай» вывела из зоны комфорта не только зрителя, но и труппу. Зрителя — потому что взамен ожидаемых в этих стенах искрометных мюзиклов и оперетт, а в последние годы — комических опер, моноспектаклей ему показали полновесный драматический спектакль, пусть и с музыкальным стержнем.

Из артистов синтетического жанра вылепили драматических актеров, оставив в их распоряжении минимум средств пластической выразительности (а для мастеров оперетты танцы, позы, картинные перемещения — первое дело). Хору, надо полагать, тоже туго пришлось. Музыканты пели фольклорные песни (и как, я вам скажу, пели!) нехарактерным для своей классической вокальной природы открытым, «белым» звуком. Даже оркестру довелось перестраиваться, имитируя звучание народных инструментов, например колоритной колесной лиры.

В общем, с самого начала все в этом спектакле как будто «не формат»: и выбор пьесы, и нестандартная ее подача, так что опасения были. Но, побывав на закрытом, предпремьерном просмотре «Маруси Чурай» 8 февраля, поняла, что многие из них оказались беспочвенными.

И был день, и была ночь

Начальная же сцена берет зрителя за живое — красноватый свет, полумрак (тут разночтений быть не может) повествует о разыгравшейся трагедии (убийство в Полтаве или же в смысле более глобальном — война Хмельницкого с поляками, XVII в.). Тринадцать раз бьет колокол.

По центру сцены — телега (она же тюрьма, и гроб, и любовное ложе, и скамья подсудимых), у ее края — девять песчаных холмов. Эти «насыпи» обыгрываются на протяжении всего спектакля. В сыру землю, дающую жизнь, люди сажают деревца, а если воткнуть в холм саблю эфесом вверх, получатся кресты на свежих могилах.

Подобных символов, которые можно читать, придавая им большую или меньшую значимость, здесь можно найти с лихвой. Вот, например, колеса от телег. Когда их на плечах несут мужики — это ярмо и тяжкий груз, если катит мальчишка — то это уже колесо судьбы или купальская забава, они взмывают под потолок — не иначе души усопших.

Обрядовости, фольклорности в новом спектакле действительно уделили недюжинное внимание. Это и понятно. Во-первых, сам материал с исторической подоплекой диктует тему (напомню, что в основе постановки — сильнейшая поэма Лины Костенко, за которую в 1987-м она получила Шевченковскую премию).

Во-вторых, для воплощения столь непростого материала приглашен Сергей Павлюк. Нынче этот режиссер Херсонского областного академического музыкально-драматического театра им. Н. Кулиша едва ли не единственный в Украине постановщик, который с каким-то особым трепетом относится именно к «Марусе Чурай» и упоенно делает инсценировки в разных театрах. Впрочем, многим театралам он известен и по интерпретации классики (Шекспир, Чехов, Булгаков...), в том числе современной — «Не плачте за мною ніколи» по Марии Матиос в столичном театре Франко и «Заказываю любовь» по пьесе драматурга Татьяны Иващенко в театре на Подоле.

Обрядовых сцен в спектакле немало

В-третьих, Павлюк работает в тесной спайке с художниками-постановщиками, а это семейная чета талантливых профессионалов — Наталья и Сергей Рыдванецкие. С ними режиссер осуществил уже не один проект на разных сценах, начиная от дебютного «Дума про братів Неазовських» (тоже Лины Костенко в Черкасском театре им. Шевченко), заканчивая вот этим, последним. Всего — тринадцать. Так что можно не сомневаться, доверяют они не только видению, но и чутью каждого.

Так, благодаря Сергею Рыдванецкому ожила сценография. Она не загромождает подмостки: практически все элементы декораций обыгрываются в зависимости от текста. Про некоторые я сказала выше. Упомяну еще вертикально стоящие бревна — стилистический частокол, который в сценах суда над Марусей превращается в стол для высокого панства — трех судей, разбирающих резонансную историю. А с легкой руки Натальи заиграли красками костюмы — у каждой группы (артисты, хор, балет) разные. Еще появились два персонажа, над которыми поначалу пришлось поломать голову. Мужчины в доспехах и с огромными крыльями за спиной — ангелы смерти. Почему такие? Пазл складывается просто, если посмотреть на изображения крылатых гусар Речи Посполитой.

Итак, дело было в Полтаве. Найден мертвым местный казак и славный воин Гриць (Алексей Кириллов). В его отравлении, в котором никто не сомневается, обвиняют Марусю Чурай, девушку, без памяти его любившую. Выслушиваются свидетели, выстраивается подоплека преступления, а девушка молчит. Загвоздка в том, что подсудимая — известная мастерица стихи слагать, и именно с ее песнями идет бравое войско казацкое врага сечь-рубить. То есть она сердце и душа народа, и как ее, скажите на милость, казнить?

Три дня длится суд. Перед судом она молчит, но изливает душу в длинных монологах на публику. Маруся (Татьяна Дидух) предается воспоминаниям, говорит о любви, о ревности к Гале — Грицевой невесте (Оксана Прасолова), упоминает коренья (те самые, что «в неділю рано зілля копала»), говорит, что сварила отраву, но не для него — для себя.

Чураивна в постановке не просто главное действующее лицо, она задает тон всему сказу. Тут важно передать силу, импульсивность, но не страсть, которая снедает уже зрелую женщину, а не молодую девицу. Много всего того, что нельзя переиграть, но и не дотянуть опасно. В целом Татьяна справилась с поставленной задачей. Верила ли я ее игре? Вполне. Есть некоторые шероховатые моменты, но они отшлифуются, загладятся, заблестят.

Алексей вжился в роль Грицька гармоничней, на мой взгляд. У него и роль более выпуклая: воин, жених, неверный воздыхатель. К слову, он совершенно потрясающе исполнил знаменитую песню про Гриця в манере, напоминающей даже не мелодекламацию, а, пусть это и прозвучит странно, рэп в народной стилистике (если таковой есть).

Затратные жупаны

Популярная украинская песня «Ой не ходи, Грицю...», авторство которой приписывают Марусе Чурай (личности скорее легендарной), вдохновляла на творчество многих драматургов. Вспомним Ольгу Кобылянскую с ее «зіллям», одноименную драму Старицкого, Самойленко, Лину Костенко. Внесенная в школьную программу по литературе для 11 класса, поэма Костенко, правда, сокращенная, знакома и подросткам.

В спектакле, помимо этой песни, звучат «Колыбельная», «Псалмы», а также другие фольклорные образцы. Некоторые бережно записал и дал им новую жизнь украинский ансамбль «Божичи», специализирующийся на аутентичном пении и танцах. Обработка песенного материала просто чудесная.

Чтобы проникнуться музыкальной и постановочной частью спектакля, из Киева в Ровно (там с прошлого лета идет «Маруся Чурай» Павлюка) был делегирован дирижер-постановщик и хормейстер Сергей Нестерук. Танцевальную же составляющую доверили человеку, который с «Марусей...» уже сталкивался, ставил пластику для спектакля в Ровенском театре — балетмейстеру-постановщику Юрию Буссу.

«Все костюмы для постановки — от сорочек до верхней одежды — мы шили с нуля, специально для каждого актера в разных составах, — говорит Наталья Рыдванецкая. — Закупали кружево, ручную же вышивку решили не делать. Потому как это работа кропотливая и дорогостоящая, и в принципе со сцены хенд-мейд неотличим от машинной глади.

Среди костюмов мещан, казаков, селян самым затратным оказался пошив казацких жупанов — большой метраж ткани идет на один наряд, да и актеров немало. Мы даже со счету сбились. Поначалу все подсчитывали тщательно, но в процессе работы появлялись новые люди, свежие идеи. Для спектакля изготовлено более ста пар обуви, которую шили два мастера в довольно сжатые сроки, используя кожу, другие материалы. Благодаря талантливым людям, заведующим мастерскими по пошиву одежды, мастерам все было сделано качественно и быстро.

Если в конце апреля мы привезли готовую теоретическую часть — подготовительную работу, то в ноябре закупали ткани. До этого в оперетте прошла премьера «Ханумы», и как только отшили костюмы для этого спектакля, принялись за «Марусю...». Так что на исполнение ушло буквально пару месяцев».

Я поинтересовалась у Сергея Павлюка, чем ему так приглянулась «Маруся...» — произведение с неспешным повествованием, нединамичное в плане сценографии.

«Очень люблю этот спектакль, — признается режиссер. — Первую «Марусю Чурай» я сделал в луганском театре еще 5 лет назад, где через полгода она умерла по определенным причинам. Но очень хотелось ее обновить, потому что именно эта постановка была мне близка, ведь вместе с командой мы сделали ее довольно быстро. Потом она возродилась в Николаевском театре, а следом — и в Ровенском, который имеет очень сильную актрису.

Предыдущие три спектакля были более-менее похожими, потому как работала одна команда, да и технические возможности периферийных театров, к сожалению, не такие, как в столичных. Здесь мы все сделали по-другому: и свет лучше, и визуальная картинка. Плюс живая музыка, играет оркестр, а это было одно из главных условий Богдана Струтинского (руководитель театра оперетты).

Потом, не будем забывать, что вряд ли столичный житель поедет смотреть «Марусю Чурай» в Николаев или Ровно. А вот в Киев приезжает множество людей, которые и будут иметь возможность увидеть этот спектакль. Он и сделан для людей».

Постановка эта, как подчеркивал Богдан Струтинский, экспериментальная, а значит, не на каждый день и не для всякого зрителя. Но, похоже, театралы открыты к творческим опытам. Судя по афише, «Марусю Чурай» показывают «дозированно» — раз в месяц: в конце марта (к сожалению, билетов уже нет), в апреле (несколько мест еще можно забронировать), в мае (выбор невелик).

Справка «2000».

Национальная оперетта (ул. Б. Васильковская, 53/3, тел. кассы: (044) 287-6257 (с 11.00 до 19.00, перерыв с 16.00 до 17.00), operetta.com.ua. Билеты 40—350 грн.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Любовь с барьерами

Поговорим о любви. Книжные обозрения «2000» обращаются к этой теме редко, да и в...

Владимир Гришко: мирного неба над головой и всегда с...

Известный украинский тенор на концерте ко дню рождения «Интера» вспомнит...

«Ныне героев нет, а есть только убойный скот и мясники...

Трудно найти человека, который если и не читал «Похождения бравого солдата...

Украинское кино для глобального зрителя

В сентябре в Украинском киноклубе Колумбийского университета стартовал...

Руки в трюки

Постановщики «Шоу гигантских фонтанов» по максимуму усложнили работу...

Загрузка...

Древоугодие

О том, что муралы приобрели в нашей стране повальную популярность, говорит тот факт,...

Государственное киноделие

Ощущение такое, что министра, как свадебного генерала «запустили в кино» для...

Слово задело

Финальным аккордом вечера памяти стала драма о Стусе «Жизнь не для всех», снятая...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка