Модели для сборки

№ 5 (893) 1 — 7 февраля 2019 г. 30 Января 2019 5

Во всех романах нынешнего обозрения сразу несколько сюжетных линий и основных персонажей. В книге американца Филиппа Майера пять тесно связанных друг с другом героев действуют одновременно, и писатель поочередно концентрирует свое внимание на каждом. Его соотечественница Хлоя Бенджамин рассказывает о четверых представителях одной семьи, в детские годы узнающих от гадалки дату своей смерти; на пророчество никто не обращает внимания, пока оно не начинает сбываться. Норвежская писательница Майя Лунде собрала свою экологическую антиутопию из трех независимых друг от друга частей, растянув ее действие на два с половиной столетия. Украинец Мирослав Лаюк поступил похожим образом, только временной промежуток у него поменьше, связей между персонажами побольше, в будущее он не заглядывает и экологии предпочитает философию.

За ними не заржавеет

Автор: Филипп Майер

Название: «Американская ржавчина»

Язык: русский перевод с английского Марии Александровой

Издательство: М.: «Фантом пресс», 2017

Жанр: социальная драма

Объем: 512 с.

Оценка: ******

Где купить: grenka.ua

Часто бывает, что после шумного успеха новой книги писателя издатели заказывают переводы более ранних его произведений. Так случилось с Филиппом Майером — его второй роман «Сын» в 2014-м попал в шорт-лист Пулитцеровской премии, год спустя вышел по-русски и получил высокую оценку критиков, после чего «Фантом пресс» решил выпустить первый роман писателя. Также часто бывает, что дебютная книга значительно уступает последующим, но, к счастью, к Майеру это отношения не имеет. «Американская ржавчина» (2009), возможно, не так масштабна и эффектна, как «Сын», но тоже роман превосходный.

Размах у него и впрямь поменьше. Действие «Сына» охватывало полтора столетия, по нему можно было изучать новейшую историю Техаса. События «Американской ржавчины» укладываются в одну неделю и относятся к совершенно другому региону: вместо дикого Запада здесь слегка одичавший Северо-Восток. Название романа восходит к возникшему в 1970-е понятию «ржавый пояс», которым обозначали территорию нескольких штатов, пришедшую в упадок после закрытия ряда крупных сталелитейных заводов. В таком вот депрессивном регионе находится вымышленный городок Бьюэлл, штат Пенсильвания, где развивается действие книги Майера.

Из пяти главных героев романа все же можно выделить самого главного. Это Айзек, субтильный и робкий двадцатилетний «ботаник», мечтающий изучать астрофизику в университете Калифорнии. Денег у него в обрез, если потратить их на дорогу, то не хватит на жилье и пропитание, поэтому Айзек решает отправиться через всю страну пешком и на попутках, да еще и не предупредив родных. Легкомысленный выбор грозит всевозможными опасностями, и начинаются они куда раньше, чем Айзек мог бы предположить, — уже в окрестностях Бьюэлла.

Второй герой — ближайший и, в общем-то, единственный друг Айзека. Поу — его полная противоположность: здоровяк, тугодум, склонный к вспышкам агрессии, хотя в целом хороший, добрый парень. Номер три — старшая сестра Айзека Ли, она закончила Йельский университет, неудачно вышла замуж, Поу ее давно и не вполне безнадежно любит, и эта тема непременно найдет свое продолжение. Номер четыре — Грейс, мать Поу, женщина, состоящая из сплошных проблем, личных, профессиональных, медицинских. Наконец, пятый герой романа — ее любовник и местный шериф Харрис. Ключевая роль в развитии сюжета принадлежит именно ему.

Бьюэлл — место проклятое. Работы нет, денег нет, перспектив нет. Чуть ли не все жители городка мечтают оттуда вырваться, и если Ли это кое-как удается, то первая же попытка ее брата оборачивается катастрофой. Конфликт Айзека и Поу с тремя бродягами приводит к случайному убийству, взявшийся за расследование Харрис считает основным подозреваемым уже не раз имевшего проблемы с законом Поу. Ему и в голову не приходит, что преступление мог совершить невесть куда пропавший Айзек.

Тут-то перед каждым из героев и встает нравственная проблема поистине головоломной сложности. Как быть Харрису, который обязан отправить за решетку сына любимой женщины? Как поступить в этой ситуации Грейс? Что делать Поу, знающему правду, но готовому жертвовать собой ради лучшего друга? Наконец, куда деваться растерянному Айзеку, даже не представляющему, какие страсти творятся в Бьюэлле в его отсутствие, но остро чувствующему свою вину и понимающему, что Поу могут грозить серьезные неприятности? Штука в том, что чистосердечное признание почти наверняка равносильно краху всех его надежд.

Самое время обратить внимание на один из эпиграфов к роману, взятый из Альбера Камю: «Просто для того, чтобы сказать о том, чему учит тебя година бедствий: есть больше оснований восхищаться людьми, чем презирать их». «Американская ржавчина» именно об этом. Когда покажется, что выхода нет, Майер развернет историю так неожиданно и виртуозно, что правота Камю окажется безоговорочной.

Смерть по расписанию

Автор: Хлоя Бенджамин

Название: «Бессмертники»

Язык: русский перевод с английского Марины Извековой

Издательство: М: «Фантом пресс», 2018

Жанр: социальная драма

Объем: 416 с.

Оценка: *****

Где купить: www.knigograd.com.ua

Про Бенджамин пишут, что ей еще нет и тридцати, но конкретной информации о дате ее рождения в интернете нет, как нет пока и посвященной ей странице в Википедии — американские писатели гораздо скромнее наших. Зато доподлинно известно, что «Бессмертники» — ее второй роман, что в январе прошлого года он попал в списки бестселлеров The New York Times и что интервью Бенджамин собирают на YouTube десятки тысяч просмотров. На видео она действительно весьма молода, а еще хороша собой, улыбчива, даже как-то смешлива и чрезвычайно жизнерадостна. С атмосферой романа все это сочетается с трудом.

Действие «Бессмертников» начинается в 1969 году в Нью-Йорке. Два брата и две сестры, дети еврейского закройщика Голда из Нижнего Ист-Сайда, отправляются к недавно приехавшей в город гадалке, которая якобы обладает даром не только предсказывать будущее в целом, но и сообщать клиентам точную дату их смерти. С каждым из детей — с тринадцатилетней Варей, одиннадцатилетним Дэниэлом, девятилетней Кларой и семилетним Саймоном — гадалка говорит отдельно, каждому строго-настрого велит не рассказывать об услышанном. Варе она предрекает, что та умрет в почтенные 88. Об остальных Бенджамин не рассказывает — интрига романа будет раскручиваться постепенно.

Каждому из братьев-сестер посвящена отдельная часть книги. Их истории писательница излагает в хронологическом порядке, но от младших к старшим, так что первым идет Саймон. После внезапной смерти отца, несмотря на запреты матери, он отправляется в Сан-Франциско, устраивается в школу танцев и обнаруживает, что юноши привлекают его куда больше, чем девушки. Саймон проживет всего двадцать — он станет одной из первых жертв «рака гомосексуалов», загадочной смертельной болезни, которую вскоре станут именовать СПИДом. Перед смертью Саймон вспомнит визит к гадалке. И он, и сидящая у его постели Клара поймут, что пророчество сбылось.

В «Бессмертниках» две основные темы. Первая — общая, к центральной коллизии романа она прямого отношения не имеет. Прослеживая судьбы четырех Голдов, Бенджамин живописует масштабные перемены, происходившие с американским обществом во второй половине ХХ ст. При этом с каждым из персонажей связан свой временной промежуток и своя социальная тенденция.

Танцовщик Саймон (1978—1982) олицетворяет разрыв с традиционной моралью и оборотную сторону сексуальной свободы. Иллюзионистке Кларе (1982—1991) посвящен раздел, рассказывающий о стремительном подъеме индустрии развлечений вообще и Лас-Вегаса в частности. Врач Дэниэл (1991—2006), человек вроде бы бесконечно далекий от предрассудков, сталкивается с тем, что научное мировоззрение пасует перед необъяснимым. Варя (2006—2010) посвятит жизнь науке и сделает это за счет личного счастья: у женской эмансипации тоже есть теневая сторона.

В основе второй темы лежат предсказания, которые вопреки здравому смыслу начинают сбываться одно за другим. Возникает резонный вопрос: какова природа этого зловещего чуда? Действительно ли гадалка обладала даром предвидения, или то, что ее пророчества сбываются, — не более чем удивительная случайность? Можно ли считать ее виновницей обрушившихся на Голдов несчастий? А вдруг некие события происходят только благодаря нашей вере в то, что они непременно произойдут? Фишка романа в том, что все эти вопросы по существу остаются без ответа. Вернее так: ответ, который даст себе читатель, напрямую зависит от его мировоззрения.

Чуть ли не в каждом интервью Бенджамин спрашивают, хотела ли бы она узнать дату своей смерти. Писательница благодарит за интересный вопрос и твердо отвечает «нет».

Берегите насекомых

Автор: Майя Лунде

Название: «История пчел»

Язык: русский перевод с норвежского Анастасии Наумовой

Издательство: М: «Фантом пресс», 2018

Жанр: антиутопия

Объем: 448 с.

Оценка: ****

Где купить: www.yakaboo.ua

Был такой анекдот, довольно известный, но очень уж хочется процитировать. Старый пчеловод на смертном одре подзывает к себе сыновей и говорит: «Дети мои, запомните, на свете все фигня, кроме пчел». И, помолчав, добавляет: «Да и пчелы тоже фигня». Пожалуй, когда помираешь, то все фигня, даже пчелы, а вот роман норвежской писательницы Майи Лунде как раз о том, что пчелы вовсе не фигня, а залог нормальной жизни на планете. И если с ними не дай бог что случится, нам всем тут станет ой как кисло.

В книге три параллельно развивающихся истории, и все так или иначе связаны с пчелами. Действие первой происходит в 1852 г. в английском городке Мэривиль, графство Херефордшир. Ее герой Уильям Сэвидж, хозяин небольшого магазина и отец большого семейства, сперва впадает в долгую депрессию, но потом кое-как ее преодолевает, вспоминает свои былые научно-естествоиспытательские занятия и берется за изобретение улья принципиально новой конструкции. Правда, вскоре выясняется, что подобная идея в Европе приходит в голову не только ему.

Вторая относится к 2007 г., тут уже США, городок Отим-Хилл, штат Огайо, и пчеловод Джордж, который, как выяснится впоследствии, тоже Сэвидж, то есть далекий потомок Уильяма. Джордж сталкивается с серьезной проблемой: загадочная болезнь, убивавшая пчел на юге страны, постепенно добирается и до севера. Он еще не знает, что это не просто эпидемия, но пандемия, следствием которой станет всепланетная экологическая катастрофа.

Третья отправляет нас в 2098-й в китайскую провинцию Сычуань. В эту эпоху из-за исчезновения пчел человечество находится на грани выживания, опылением плодовых деревьев занимаются люди, которые делают это гораздо хуже насекомых. Рассказчицей выступает молодая женщина Тао. Ее маленький сын внезапно заболевает неизвестной болезнью, которая, как нетрудно догадаться, тоже связана с пчелами и сулит цивилизации надежду на спасение.

Эти три сюжетные линии связывают между собой не только пчелы. В каждой из них речь идет о сложных взаимоотношениях родителей и детей, об ответственности за потомство и преемственности поколений, причем Лунде любопытным образом уподобляет социум улью. Еще она пишет об ответственности людей перед природой, и эта тема не лишена парадоксов. Основной тезис романа: «Чтобы жить с природой, в природе, необходимо отстраниться от природы внутри нас». Правда, на том, как именно это делать, писательница предпочитает не останавливаться.

Романам о печальном будущем человечества в последнее время несть числа. «История пчел» среди них не самый впечатляющий, но версия Лунде при всей ее дидактичности все же оригинальна. Интересно, каким на самом деле будет апокалипсис и кто из писателей верно предскажет его причину. Возможно, кому-то из читателей обзора не дай бог предстоит это узнать.

Трудности сотворения

Автор: Мирослав Лаюк

Название: «Світ нестворений»

Язык: украинский

Издательство: Л: «Видавництво Старого Лева», 2018

Жанр: историко-фантастическая драма

Объем: 288 с.

Оценка: ***

Где купить: chytayka.com.ua

Мирослав Лаюк, как и Хлоя Бенджамин, еще не достиг тридцатилетия и тоже выпустил свой второй роман. Правда, в списки бестселлеров он не попал — хотя бы потому, что никаких списков бестселлеров в Украине не составляют, и правильно делают: если бы составляли, на эти цифры было бы больно смотреть. В число номинантов «Книги года Би-би-си» «Світ нестворений», в отличие от первого романа писателя «Баборня», не вошел, зато вошел в шестерку финалистов конкурса «ЛитАкцент года», что вполне можно считать определенного рода успехом.

Роман Лаюка, как и предыдущие, мозаичен: из 2002 г. действие перескакивает в 1839-й, оттуда в 2016-й, потом в 1918-й, под конец заглядывает в 1986-й и 1946-й. В середине XIX в. в карпатском селе прячут дезертиров и ждут конца света. В смутную эпоху революций и гражданских войн (это не про сейчас, а про сто лет назад) влюбленный молодой врач покидает Киев и отправляется к махновцам. В начале ХХ ст. юная художница уезжает из Украины, но потом из-за смерти матери возвращается и пытается разобраться с семейными тайнами. Связь между этими историями просматривается не сразу, зато внезапно: оказывается, что из одного времени в другое перемещается один и тот же персонаж.

«Світ нестворений» написан неровно. Здесь есть забавные метафоры: «хлопчачі груди, схожі на дві таблетки від горла», «нечіткі, як дід Піхто, і неоднозначні, як дід Панас, уривки пам'яті». Есть замечательные образы: «Вітер на кожній горі по-іншому пахне. Десь — чебрецем і щойно народженими соболями; далі — як вимиті руки; ще — грибами-рижиками; потім — хріницею з буряком і першою шлюбною ніччю». Есть остроумные рефрены — например, переходящий из одного сюжета в другой ископаемый мамонт. А есть неуклюжие обороты «хворими на венеричні захворювання» (редактор, ау!) и явные анахронизмы вроде выражения «поїхати головою» в диалоге 1918 г.

Случаются и вовсе детские ошибки. В одной из сцен 2016-го художница с отчимом приезжают в село к целительнице Евдокии, пытавшейся вылечить ее мать. Вдруг со двора раздаются выстрелы, через пару минут забегает соседка, говорит Евдокии, что какой-то человек с автоматом «побіг вниз по дорозі — до горбатої Васюти, вашої сестри-близнючки». Лаюк таким способом хочет сообщить читателю о родстве между двумя женщинами, только ведь на самом деле соседка ни за что бы не сказала «вашої сестри-близнючки» — Евдокия и так прекрасно знает, кто ей Васюта, и, в отличие от читателя, не нуждается ни в каких пояснениях.

Еще одна, уже более существенная проблема романа состоит в том, что из предложенных автором пазлов не складывается цельная картина. Фрагменты украинской истории так и остаются фрагментами. География, в которой представлены и запад, и центр, и восток, лишена идейного наполнения и отдает схематизмом. Болезненные проблемы разных эпох — колониальное положение, эмиграция, междоусобицы, Чернобыльская катастрофа — обозначены, но не проработаны. Финальный очерк на тему альтернативной космогонии не более чем забавен. В целом второй роман писателя не превзошел первый. Посмотрим, каков будет третий — почему-то я не сомневаюсь, что он действительно будет.

******* — великолепно, шедевр

******— отлично, сильно

***** — достаточно хорошо

**** — неплохо, приемлемо

*** — довольно посредственно

** — совсем слабо

* — бездарно, безобразно

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Алла Пугачева. Стоп-игра!

Единственным сольником в Кремле отметила 70-летие Алла Пугачева

Дмитрий Саратский: «Много раз собирался купить...

Дмитрий Саратский рассказал «2000», что к ответственному чтению его приучила...

«Евровидение-2019»: за кого голосует украинский...

Ведущий и наиболее авторитетный портал новостей о «Евровидении» — ESCToday —...

А мэтры здесь скучные

В рамках «Французской весны» в Киеве прошел Фестиваль допремьерных показов. В...

Миллион за украинку

На прошлой неделе в прокат вышла «Гуцулка Ксеня», которую заранее называют...

Женское киносчастье

В этом году Международный женский день как никогда актуален для кинематографа. Тема...

Загрузка...

Алена Лазуткина: «Книги — это моя жизнь»

Алена Лазуткина рассказала «2000», что у огня читать любит, а у воды нет, что терпеть...

Смотреть и думать: наиболее ожидаемые умные фильмы...

Мировые и отечественные режиссеры постарались на славу, теперь главное, чтобы их труды...

Джедаи, герои и годзиллы: топ-10 самых ярких фильмов...

Все, что нужно знать о 2019-м тем, кто хочет «попкорна и зрелищ» на большом экране

Один белый, другой черный

C 24 января в прокате «Зеленая книга», обладатель «Золотого глобуса», лучший...

Три психа и один психиатр

 17 января в кинотеатрах можно посмотреть «Стекло», завершающий фильм трилогии...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка