Модный разговор

№1-2(849-850) 5 — 18 января 2018 г. 09 Января 2018 4

Ольга Бартзока: «Я никогда не шла на поводу у моды, потому что она, доходя в широкие массы, теряет свой шик, индивидуальность»

Январь — это барометр в мире моды, именно он определяет тенденции нового сезона, которые мигом разойдутся в мир и по гардеробам франтов. Показы на Высоких неделях мод по предвкушениям, зрелищности и эмоциям сродни футбольным чемпионатам: много публики, пригласительные розданы, билетов нет, свободных мест — тоже.

В первом месяце зимы Париж, Милан — статусные города «великолепной четверки» (наряду с Лондоном и Нью-Йорком) — начинают показы мужской моды.

Среди юношей с отстраненной красотой, дефилирующих по подиуму с нарочитым равнодушием во взоре, будут и подопечные моей собеседницы Ольги БАРТЗОКИ, соучредителя и директора мужского отделения (Brave Men) именитого модельного агентства Brave Models в Милане.

Наша соотечественница, которую благодаря эффектной внешности саму легко представить на обложках глянцевых журналов, накануне важных для мира моды событий поделилась мыслями о том, как украинский безвиз повлиял на европейский модельный рынок и почему для моделей-мужчин ей приходится быть и нянькой, и другом.

Бледность не порок

— Ольга, Милан не зря считается мировой столицей моды, здесь сосредоточены ведущие модельные агентства и штаб-квартиры именитых брендов: DolceGabbana, Roberto Cavalli, Giorgio Armani, Prada, Moschino, Gucci... Для большинства из нас мода — это то, что по телевизору увидишь, ну в глянцевом журнале, она где-то там, далеко. Но для вас это понятие вовсе не абстрактное. Расскажите, что это такое — жить рядом с модой и быть в ней?

— Если честно, даже не знаю, как ответить на вопрос. Быть в моде? Она — часть моей жизни. Здесь мы работаем, как и все люди, занятые на производстве или в сфере обслуживания: днем, а если надо, то и ночью. Когда намечаются фэшн-показы, приходится заниматься их организацией без учета суббот и воскресений до полуночи, а иногда и позже. Все это для того, чтобы зрители, пришедшие посмотреть дефиле, увидели прекрасный спектакль моды и красоты (согласно правительственной программе Milano loves fashion онлайн-показы транслируются на экранах, установленных по всему городу, и практически всегда — в интернете. — Авт.).

— Вам 27 лет, и вы уже директор Brave Men — мужского отделения уважаемого агентства Brave Models. Занимаетесь поиском и дальнейшей карьерой молодых и талантливых в этой сфере людей. Кажется, именно вы были инициатором создания Brave Men, поначалу его не было и в помине. Сегодня что, большой спрос на сильный пол в фэшн-индустрии? Сколько же молодых красавцев прошло через ваши руки?

— У нас не самое разветвленное агентство — это бутик-агентство, известное и имиджевое. Главное наше отличие от больших модельных агентств в том, что мы сотрудничаем не с 2 тыс. юношей и девушек, а со 150—200. И именно поэтому наш уровень сопровождения моделей намного выше, чем у других.

Благодаря такой камерности и почти семейной атмосфере есть возможность к каждой модели относиться с большим вниманием, опекать их в разных ситуациях, а не только в офисе, значит — эффективнее заниматься их развитием и карьерой. Мы помогаем им стать профессионалами. Из начальных советов — говорим, как модели нужно вести себя с клиентами, чтобы предстать в лучшем виде. Помогаем найти свой стиль: скажем, стоит только сменить прическу, и человек выглядит намного интересней. То есть со своей стороны мы делаем все, чтобы парня не просто заметили, а чтобы у него наладились профессиональные связи.

Все это, безусловно, важные и нужные действия, но часто в мире моды правит бал случай, удача. Если повезет оказаться в нужное время и в нужном месте, все пойдет так, как мечталось.

— И где средоточие таких «фартовых» мест в Милане?

— Некоторых госпожа удача находит в обычном кафе, где их, сидящих за столиком за чашкой кофе или сока, увидит креативный директор и пригласит на съемку. Как вариант. Это и есть он, счастливый случай.

— У мужчин-моделей вашего агентства встречаются славянские имена — Андрей, Александр, Антон, Артем, Дмитрий, Валентин. Много ли среди них украинцев? Где и как вы их находите?

— У нас работают много выходцев из бывшего Союза. Большинство из них — россияне, но есть и украинцы. Мы активно сотрудничаем с модельными агентствами из разных стран. Например, украинские коллеги мне предлагают несколько кандидатур на выбор. И если среди них кто-то из юношей понравится, я увижу потенциал, то приглашаю в Италию. Тут они подписывают контракты, начинают работать, а 10% их заработка отчисляется тому агентству, которое нашло и направило ребят сюда. Эта схема работает абсолютно одинаково со всеми странами. Бывает, модели связываются с Brave Models напрямую, пишут электронные письма. И если адресат нас заинтересует, мы просим выслать видео, портфолио, чтобы убедиться в своей предыдущей оценке, и в конечном итоге предоставляем работу.

— Интересно, как нужно выглядеть, чтобы очаровать модельного директора?

— Сегодня в моде два типа молодых людей. Первый — это представители мужественной породы, такой был особо популярен в моде в 90-е: хорошее мускулистое тело, красивые глаза, здоровые волосы и аккуратная стильная прическа, высокий рост. Этот тип мужчин предпочитают DolceGabbana, Armani.

Вторые более подходят для показов мод. Юноши этого типа разительно отличаются от первых. Тут нужен образ, напоминающий моделей Gucci: субтильные, бледные, не очень красивые и даже со странными чертами лица, подчас с неправильной формой носа, рыжие. Такие модели хай фэшн (high fashion model — эксклюзивный тип) работают на показах, в частности, Lanvin (старейший французский Дом высокой моды).

— Парни, приезжающие за границу строить карьеру, молоды, им лет 17—18. Воздух свободы, как известно, пьянит, можно сдуру наделать глупостей. Прежде уже прозвучала мысль о семейной атмосфере агентства. Не приходится ли вам еще и контролировать режим дня и досуг ваших подопечных?

— Вы правильно заметили, в таком возрасте хочется гулять, тем более Милан располагает. Они приезжают в город, где много красивых девушек, мало того, они сами привлекательные парни и знают об этом, таким часто делают бесплатный вход на дискотеки. Бывает и так, что после такого вот приятно проведенного вечера приходится приглашать модель в офис «на ковер», немного пожурить или пристыдить как следует. Мол, посмотри на себя, лицо опухло, выглядишь несвежим, не выспался, а это недопустимо в нашей работе. Так ведь можно и работу потерять. Потому мне часто приходится быть настороже. А то не ровен час съемку проспят или кастинг.

Но таких ребят немного. В основном все ведут себя как настоящие профи, добросовестно относятся к своим действиям, просыпаются в пять утра, если надо, несмотря на то, что им по 16 лет, не теряют билеты, не опаздывают на самолеты. Иногда даже диву даешься, насколько они правильные.

— С точки зрения профессионала, нынешние молодые люди более целеустремленные, нацеленные на успех, или же они приезжают «на авось»: получится — хорошо, нет — ну да ладно?

— Это зависит от страны проживания, откуда они приезжают к нам. Граждане Германии, Швеции, Бельгии в большинстве своем настроены более целенаправленно, организованно. Наверное, эта черта во многом зависит от менталитета, воспитания, семейных традиций. Кстати, очень многие представители этих стран приезжают к нам в сопровождении семьи, мам, потому что они очень молоды, за ними нужен присмотр. Нам же в свою очередь важно поговорить с родителями, объяснить тонкости работы. Родителей можно понять, ведь нелегко оставить в чужой стране своего шестнадцатилетнего ребенка.

При этом интересно, что молодые греки, например, приезжают в Милан с легким сердцем — если ничего не получится, расстраиваться не будут.

Принципы Ганди

— Я знакома со многими молодыми украинцами, амбициозными, покоряющими Европу. Они говорят на нескольких языках. Вы тоже знаете их несколько, учили сами, зубрили на курсах, тогда как местные жители не считают нужным учить языки. Так ли это на самом деле?

— Если мы возьмем итальянцев, то, действительно, у них не очень хорошо обстоит дело с языками. Как правило, они говорят только на родном и очень плохо — на английском. Людей из России, Украины, Казахстана тоже можно условно поделить на две категории. Те, в кого заложена культура, даже несмотря на то что они жители маленьких городов. Они с детства, кроме школьных уроков, занимались танцами или музыкой. Такие, как правило, более образованы и мотивированы. Они-то как раз и владеют английским (немецким или французским), стремятся, приехав за границу, учить языки, впитывать культуру, знать больше. С представителями второй категории очень трудно общаться даже по-английски, настолько скромны из знания. Мне приходится говорить и объяснять по-русски.

— В последние годы у фотографов, дизайнеров в чести славянский тип лица. Для наших моделей это огромный плюс. Что нужно делать моделям, чтобы попасть на страницы модных журналов и самых крутых показов? Дайте несколько профессиональных советов.

— До сих пор самыми красивыми моделями в мире считаются женщины из России и Украины. Конечно, девушек в этой индустрии подавляющее количество, молодых людей значительно меньше, но все меняется. Раньше, да еще лет десять назад, в постсоветских странах занятие модой (особенно для мужчин) считалось чем-то неприличным, постыдным или по крайней мере несерьезным. Парни зачастую стеснялись говорить, что их интересует модельный бизнес. Времена изменились: благодаря телевидению, журналам мы привыкли видеть на подиумах мужчин, демонстрирующих одежду и аксессуары. Поэтому все больше ребят из наших стран приезжают испытать свои силы и удачу.

— Либерализация визового режима для Украины повлияла на рынок моды, облегчила работу наших моделей за рубежом?

— Безвиз нам помог мощно. Ведь были случаи, и не раз, когда юноша не мог получить визу, оттого терялась хорошая работа, клиенты и контакты. Если модель не работает в Европе, это очень плохо. Теперь все встало на свои места. Если раньше мы не предлагали ребят из Украины, потому что они физически не могли открыть визу за три дня, то сейчас с этим проблем намного меньше: сегодня молодой человек в Италии, а завтра в Англии снимается.

Британец Дэвид Ганди и итальянка Бьянка Балти в культовой рекламе аромата от Dolce Gabbana

— Среди ваших моделей есть настоящие знаменитости, чьи лица, а не биографию знают многие. Например, Дэвид Ганди — британец из простой семьи, который занимается благотворительностью, ведет свой блог, это помимо того, что работает, получая баснословные гонорары. Как вы заполучили такого красавца? И есть ли у столь высокооплачиваемой модели особые требования к работе?

— Действительно, Ганди знают все. Как я ранее говорила, мы часть агентства, одного из самых влиятельных в Европе — Brave Models, оно открыто в 2000 г., развивается 17 лет. Так вот Ганди снимался в наиболее известной рекламе парфюма Dolce Gabbana Light Blue со своей постоянной партнершей — итальянской моделью Бьянкой Балти. Еще тогда Ганди говорил, что если мы откроем мужское отделение, он охотно перейдет к нам, ему нравились условия работы, отношения между людьми. И как только это произошло, Бруно Паулетта, основатель Brave Models, поговорил с Дэвидом и уговорил его подписать контракт.

Из особых условий его работы отмечу несколько. Сегодня он вообще не снимается без «верха» — футболки или рубашки, если только это не реклама белья из собственной линии, выпущенной под именным брендом David Gandy for Autograph совместно с Mark Spenser (британская марка одежды).

— Какая жалость! Прятать такой торс...

— ...Перед съемками он хочет знать имя стилиста и визажиста, которые будут делать мейкап. Самостоятельно выбирает одежду, если это фотосессия для журнала. Дэвид может позволить себе все эти нюансы, ведь у него самые высокие рейтинги, он входит в тройку наиболее высокооплачиваемых моделей-мужчин.

— Можете озвучить, сколько получают модели-мужчины вашего агентства?

— Все зависит от того, как они работают. Мы сейчас будем говорить о людях неизвестных, не топовых. Мальчики, старательно работающие, имеющие своих клиентов, которые их часто ангажируют, получают от пяти до десяти тысяч евро в месяц. Это очень хорошие деньги, их хватит на шикарную жизнь. В Европе в месяц человек получает 800—1300 евро, а они в четыре-шесть раз больше. Такой заработок при большом желании и отдаче может быть стабилен.

Есть и такие, у кого получается не так хорошо в силу разных причин: возможно, они не столь профессиональны, или опять-таки — дело случая, но таким юношам иногда бывает трудно достигнуть цифры 500 евро в месяц.

Транс гендеров

— Не секрет, что мир моды изнутри жесток, очень сильна конкуренция. Нередко к моделям, особенно тем, кто в начале пути, относятся как к товару, эксплуатируют за малые деньги. Как в Европе, в Милане в частности, обстоят дела с отношением к моделям? Есть у них профсоюз, график, трудовой кодекс?

— Есть Ассоциация для моделей, и все серьезные агентства подписывают с ней соглашение, моделям выдают документ, где значится, что они действительно модели, работают на профессиональной основе. А насчет эксплуатации... Что ж, бывает и такое. Можно попасть в агентство, которое использует модель, делает на ней деньги, а расплачивается по минимуму. Клиент бывает такой, что за целый день работы не даст модели отдохнуть и даже поесть. Поэтому профессионалы всегда предостерегают. Нужно работать с проверенными агентствами, которые все возникающие вопросы решают быстро и качественно. Не стоит также пытаться трудоустраиваться самостоятельно. Это опасно.

— У вас на лица наметан глаз. Случалось ли, что вы увидели нужный тип лица на улице, в метро и подходили, приглашали в мир моды?

— В мире моды есть специальные люди — скаутеры, их задача отыскивать новые лица и приглашать в агентство. В поисках талантов они ходят по улицам, наведываются в университеты и студенческие городки, ездят в маленькие и отдаленные поселки. Конечно, если я увижу интересных людей, непременно подойду, дам визитную карточку и объясню свой интерес.

Но, знаете, возможны курьезные случаи. Я — девушка молодая, и некоторые парни неправильно понимают мой порыв, думают, что кадрю. В таких случаях лучше быть вдвоем.

— Модельная карьера — вещь непредсказуемая. Сегодня ты на обложках журналов, завтра — никто. Причин для этого несколько. Главная — изменение внешности. Какие метаморфозы чаще всего отпугивают работодателей?

— Нельзя по собственному желанию менять прическу, делать татуировки, пирсинг, кстати, вообще запрещен. Если модель худого телосложения, не стоит видоизменять фигуру, наращивая мускулатуру. Необходимо тщательно следить за лицом, прыщи недопустимы, если они появляются, значит, срочно нужно озаботиться качеством питания и режимом дня.

Но эти требования совершенно обоснованны. Те юноши, которым удастся дойти до 30 лет, не утратив своей природной красоты (а она требует ежедневного ухода), попадают в ранг высокооплачиваемых моделей. В возрасте 25—30 лет конкуренция значительно снижается, потому как «соперников» не так много, зато гонорары растут, а условия работы становятся все лучше и лучше.

— А как вы относитесь к мегапопулярности нестандартных моделей — трансгендеров, моделей плюс-сайз? Это тренд или мир элитарной моды повернулся наконец к обычным людям?

— В отношении моделей плюс-сайз я считаю, что мода и вправду повернулась к нам лицом. Не секрет, что успех девушек с фигурой, отличающейся от стандартных модельных параметров, начался в Англии и Америке, где, как мы знаем, множество людей носят одежду больших размеров, во всяком случае женщины там более пышнотелые чем, например, итальянки.

А трансгендеры — это скорее тенденция. Особенные люди были всегда, но именно сегодня все больше примеров и призывов к толерантности, публичности для них. В этом вопросе я как раз «за».

— У вас блестящее образование. Istituto Marangoni в Милане — ведущее учебное заведение в мире моды и дизайна, с филиалами в Лондоне и Париже (здесь учились Жюли де Либран, креативный директор французской марки Sonia Rykiel, модельеры Франко Москино, создавший собственную марку, Доменико Дольче, основатель и совладелец модного дома Dolce Gabbana). Чтобы поступить сюда, вам пришлось выучить итальянский. Чем приглянулся вам этот миланский институт?

— Он считается лучшим, потому что самый старый, первым открылся, тут еще сильны классические традиции. Здесь начали преподавать на английском лет пять назад, а вместе с тем система здешнего преподавания немного смягчилась. До этого времени попасть сюда было невероятно трудно, а диплом, поверьте, был серьезнейшим испытанием. В моем случае было много сложностей. Я ходила на курсы, экзамен писала на итальянском. Наверное, все это выглядело смешно, но в итоге получилось.

Почему поступала именно сюда? Знаете, я всегда любила звучание языка, людей, обычаи, культуру. Да и как мне часто говорят, внешность у меня вполне итальянская.

—Вы человек интернациональный — есть украинская, армянская, греческая кровь. Вы жили в Киеве, Москве, Афинах и Милане. Причем сюда приехали одна — родители остались в Греции. Как вас принял Милан?

— Я была семнадцатилетней девчонкой. Как и все молодые люди, хотела уйти от родительской опеки, почувствовать себя свободной, самостоятельной. Как только переехала сюда, сразу же нашла друзей. И я очень благодарна родителям, которые разрешили мне заняться модой, а не архитектурой, как планировалось раньше. Поэтому на самом деле все было приятно и легко.

— Подозреваю, что вы хорошо рисуете. Да сих пор продолжаете эти опыты?

— Совсем нет. В школе много рисовала, и мне это нравится, но приехав в Милан, почему-то перестала. Возможно, стоит возобновить свое занятие, но, честно говоря, свободным временем похвастаться не могу. Единственное, в чем себе не отказываю, так это ежедневные походы в спортзал.

— У наших читателей может сложиться впечатление, что работа в модной индустрии — это праздник: фотографы, шампанское, дизайнеры, цветы, перелеты. А как на самом деле выглядит ваш обычный рабочий день?

— Как все нормальные люди, с 9 утра до 7 вечера я в офисе. Начинается рутинная работа: встреча с моделями и их инструктаж, рандеву с заказчиками и коллегами. И так почти весь день.

— В каком качестве моделям выгодней презентовать себя — на показах или журнальных обложках?

— Самое важное для модели, конечно, подиум. Хорошо, когда модель увидят на показах в сезонах мод. С другой стороны, журнал — тоже неплохой вариант, ведь впоследствии можно создать хорошую модельную книгу с красивыми фотографиями, с ней легче будет найти работу. Все имеет свое значение и вес.

— У вас в Киеве живут брат, племянники, знаю, что вы приезжаете сюда. Интересно узнать ваши оценки уличной моды и наших лиц. Мы, украинцы, модные или нет?

— Лица очень красивые, причем и мальчиков, и девочек. Я бы не стала говорить о моде, потому что для каждого человека она своя, скорее о стиле. Я замечаю, что он за десятилетие изменился, стало намного больше интересно одетых людей, немного в андеграундном, смелом стиле.

— Ольга, ваши фото в инстаграм могут претендовать на иллюстрации фешенебельного образа. Будучи в центре моды, легко ли вам быть независимой от нее, придерживаться своего образа, или вы целиком доверяете дизайнерским коллекциям и ориентируетесь на их мнение о моде?

— Я ведь училась на стилиста, и вкус, свой собственный, у меня был всегда. Никогда не шла на поводу у моды, потому что она, доходя в широкие массы, теряет шик, индивидуальность. Но я нахожусь в окружении людей, которые создают моду, потому вижу все свежим взглядом, в первоначальном ее звучании. Мне периодически нравятся какие-то стили, и если дизайнер их производит, воссоздает, конечно, я покупаю такие вещи. Но это очень эмоциональные приобретения.

— Близкие просят вас подсказать, что носить, купить?

— Подружки часто интересуются, что надеть, но это по-приятельски, просто мнение. У моей же сестры Теодоры, профессия которой далека от мира моды, отличный вкус и стиль, и в моих рекомендациях она не нуждается.

А вот с мамой Ириной Аванесовной (она у нас коренная киевлянка) иногда спорим, потому что у каждой свой стиль, и никто не хочет отступать от полюбившихся стандартов. Кстати, общаемся мы с ней всегда только на украинском языке. Так что мои советы хороши исключительно на работе, в профессиональной среде.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Одним махом

Один из самых удивительных трюков, который до сих пор никто не в силах повторить, —...

Новая Ева

В прокат вышел «Хеппи-энд» Михаэля Ханеке

Мода народа: детализация

Февраль в украинской столице — тотальный дизайнерский карнавал

Культурный десант из дружественной Беларуси

Зачем люди женятся? Чтобы создать семью и завести детей? Ради ветхозаветного...

Венгрия с чистого Листа

В рождественский цикл венгерский хор включил известную щедривку — ее поют без...

Грозный и смешной

Ежегодный фестиваль «Вечера французского кино» открылся на минувшей неделе...

Загрузка...

С оружием в руках

В нынешнем обозрении снова разнообразные войны, но теперь в самом широком понимании...

Блиноделие

Лучшего кулинара на этом гастрономическом действе традиционно награждают «Золотой...

Полюбила уборщица ихтиандра

С прошлой недели в кинотеатрах можно посмотреть фильм о том, как немая, гомосексуал,...

Магия циркулярной пилы

Марту Кулинич-Новицкую местные ценители фольклора знают как участницу народного...

Сырники раздора на «Украине»

Сама кулинарная составляющая, пожалуй, является наиболее слабым местом передачи

Удивительные превращения сэра Уинстона

С 18 января в украинском прокате «Темные времена» Джо Райта 

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка