Оммаж и палимпсест

№12(765) 25 — 31 марта 2016 г. 23 Марта 2016 5

В столичной галерее «Дукат» на Рейтарской, 8б, проходит выставка Матвея Вайсберга «Студии и аллюзии». Все представленные на ней работы являются вариациями на темы картин старых мастеров.

  • «Новорожденный». Студия к картине Жоржа де Латура. 2005, холст, масло

    «Новорожденный». Студия к картине Жоржа де Латура. 2005, холст, масло, фото №1

    «Новорожденный». Студия к картине Жоржа де Латура. 2005, холст, масло

  • «Битва при Кашине». Студия к эскизу Микеланджело Буонарроти. 2016, холст, масло

    «Битва при Кашине». Студия к эскизу Микеланджело Буонарроти. 2016, холст, масло, фото №2

    «Битва при Кашине». Студия к эскизу Микеланджело Буонарроти. 2016, холст, масло

  • «Битва при Ангиари». Студия к фреске Леонардо да Винчи. 2016, холст, масло

     «Битва при Ангиари». Студия к фреске Леонардо да Винчи. 2016, холст, масло, фото №3

    «Битва при Ангиари». Студия к фреске Леонардо да Винчи. 2016, холст, масло

Фото 1 из 3

Матвей Вайсберг — один из самых уважаемых художников Украины. Выпускник отделения книжной графики Киевского политехнического института, он иллюстрировал произведения Достоевского и Багрицкого, Шолом-Алейхема и Ортеги-и-Гассета, Юнга и Кьеркегора. Станковой живописи стал уделять основное внимание в конце 1980-х. С тех пор на его счету более пятидесяти выставок, в том числе семнадцать персональных. Картины киевского художника находятся в музеях и частных коллекциях двух десятков стран.

Серия, представленная в «Дукате», охватывает период с 2003-го по 2016 г. Это значит, что «Студии и аллюзии» не разовый проект, а сквозной мотив — Вайсберг перерисовывает классические картины прошлого уже много лет. Среди интерпретируемых авторов — Учелло и Караваджо, Леонардо и Микеланджело, Боттичелли и де Латур, Пуссен и ван Рейсдал, однако стоит заметить, что за студии работ, которые можно было бы назвать всемирно знаменитыми, Вайсберг не брался. Его выбор обусловлен не значимостью картины в контексте мирового искусства, а субъективными предпочтениями.

Безусловно, здесь можно говорить об оммаже, о жесте признания и уважения к тому или иному художнику. Например, к Паоло Учелло, представителю флорентийского кватроченто — студиями к его картинам являются девять «дукатовских» работ. Подчеркнуто личное отношение отличает две вариации на тему «Новорожденного» Жоржа де Латура. Обе эти картины Вайсберг написал после рождения сына, чей профиль, по его словам, показался ему удивительно похожим на профиль младенца с работы лотарингского художника XVII столетия.

Сюжеты на выставке самые разные. Есть камерные — вроде того же «Новорожденного». Имеется группа портретов, большинство из которых — студии к фрескам Учелло. Есть любопытные живописные рифмы. Близки по композиции, ритму и колориту две студии к Пуссену — «Разрушение Титом Храма в Иерусалиме» и «Поклонение Золотому Тельцу». Имеются еще два «Поклонения», Тинторетто и Андреа ди Лионе, — тема одна и та же, но цветовые решения отчетливо различны. Мощным акцентом выглядят почти монохромные батальные сцены по мотивам Леонардо да Винчи («Битва при Ангиари») и Микеланджело Буонарроти («Битва при Кашине»).

Рискну заметить, что именно эти работы в «Студиях и аллюзиях» — самые показательные. Клубки человеческих и конских тел запечатлены на холстах в яростном движении, в неистовой битве, от судьбы которой зависит дальнейший ход истории. Но там, где у Леонардо и Микеланджело четкая детализация, у Вайсберга — размытые фигуры, лишенные индивидуальности пятна лиц, сугубо живописные, но не сюжетные нюансы. В этом сплетении плотских масс, бешеном вихре борьбы и буйстве смертоносных стихий важны не движущиеся объекты, а движение как таковое.

Главная вербальная ассоциация к «Студиям и аллюзиям» в целом и особенно к этим двум работам в частности — цитата из мандельштамовской «Грифельной оды»: «Мы только с голоса поймем, что там царапалось, боролось». Пожалуй, ее в некоторой мере можно считать квинтэссенцией всего творчества Вайсберга — его всегда отличал интерес к самым краеугольным вопросам бытия, к самым сокровенным тайнам мироздания. Не случайно визитная карточка художника — цикл «Сотворение мира», в котором на язык современной живописи переложена первая глава Ветхого Завета.

Вряд ли большинство посетителей выставки смогут сходу припомнить как исторические события, которым посвящены работы Леонардо и Микеланджело, так и обстоятельства их создания. А случай-то уникальный. Роспись флорентийского Палаццо Веккьо могла стать единственным примером совместной работы двух гениев, но фреска да Винчи не сохранилась, а Буонарроти к росписи стены так и не приступил. «Битва при Ангиари» известна нам благодаря копии с набросков на картоне, сделанной Рубенсом, а «Битва при Кашине» — опять-таки по копиям с картона и по фрагментам оригинальных эскизов. Вот уж воистину «мы только с голоса поймем».

Каждая очередная выставка Вайсберга — ожидаемый сюрприз. Да, это оксюморон, но вовсе не противоречие. На протяжении почти трех десятилетий живописная манера художника не претерпела радикальных изменений, но в рамках выбранного пути он всякий раз удивляет глубиной замысла, новизной метода и актуальностью поиска. Нынешняя экспозиция — это и паломничество к истокам, и разговор о непреходящей ценности культурного наследия, и неординарная попытка палимпсеста, рисования своей картины мира поверх уже существующей.

Рассмотреть все подробности этой попытки можно в течение трех недель — выставка в «Дукате» продлится до 17 апреля.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Три Софии

Одинаковый набор красок и холсты одного размера, 12 художников, три недели и три...

Воспрянет арт людской

«Впредь неизменно поставлять нежинские огурцы к царскому столу в Петербург»,...

Трижды семь

Для многих режиссеров, вполне успешно проявивших себя в полнометражном кино, короткий...

Планета Соловьяненко

85-летие со дня рождения прославленного певца -- первого из советских теноров, которому...

Загрузка...

Это вам не Петрушка

Этот хорватский актер с двадцатилетним опытом, сыграв овечку в кукольном спектакле,...

Cпешите увидеть лапендулу

«Колесом смерти» этот хитроумный аппарат называют не зря. Его создатель разбился...

Улисс нашего времени

Зимой прошлого года в Киеве появился Дикий театр

Хитроумные лохи

Стивен Содерберг снова снял криминальную комедию о головоломном ограблении

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка