Орлы и мухи:

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

Прелюбопытный фильм появился недавно в нашем и мировом прокате — «Орлиное око» (Eagle Eye) Ди Джея Карузо. И если считать прокатную фирму B&H («Кінопалац») распахнутым в Украину прямиком из Голливуда окном, то на сей раз, думаю, довольно редкая птаха угодила в него. Вместе с привычными кич-мошкарой и сквозняком американо-украинизации.

А если иметь в виду, что B&H в лице г-на Батруха открыто играет роль агента внешнего влияния на культурную политику нашей страны, то мне кажется вполне оправданным рассматривать крайне актуальный сюжет «Орлиного ока» в том реальном политико-событийном «бульоне», в котором он и всплыл.

Так, волею судеб премьера этого голливудского хита в Киеве совпала с участившимися визитами Виктора Ющенко в США. И в СМИ (которые могут себе это позволить) дружно засудачили об активизации «вашингтонского обкома» по украинскому вектору. О том же недавно толковали журналисты и в связи с грузинским лидером. И во многих других аналогичных случаях.

Секрет же столь фанатичной «янкофилии» способен объяснить уже рекламный слоган «Орлиного ока»: Once they сhoose you they control you... («Однажды избрав, они тебя контролируют...»). Ведь речь в этой картине идет именно об этом — о воистину демонической мощи американской машины власти, которая с помощью наисовременнейших технологий способна беспредельно (от слова «беспредел») управлять действиями практически любого нужного ей человека. Как, разумеется, и масс, заполняющих «хорошие» майданы.

В общем и целом тема избита до неузнаваемости. Особенно в наши дни, когда по «принципу» всех дураков «сам дурак!» наши «наци» тупо-механично выворачивают проблему наизнанку и в качестве контрверсии заводят речь о вездесущей якобы «руке Кремля». И тем не менее столь удачное художественное воплощение данный сюжет в «Орлином оке» получает (на моей памяти) впервые. Причем — в зрительски довольно увлекательных формах, соединяющих триллер, экшн и детектив.

Сталинское по-американски

Aquila non captat muscas («Орлы не ловят мух»), — говорили древние. Ничего подобного, еще как ловят! Особенно тогда, когда орел — это геральдический символ великой державы, а отдельные названные инсекты норовят как-то обгадить этот светлый образ. Или просто: орлу так надо, чтобы добыть более крупную дичь.

Про то и кино.

Фильм начинается, будто реальный сюжет из вчерашних теленовостей. Где-то в далеком Афганистане группа местных жителей собралась на чьи-то похороны, и дела нет тем бородатым «басмачам», что денно и нощно со спутников следит за ними «орлиное око» американского Большого Брата. Видеокартинка на все лады анализируется, и кто-то в толпе аборигенов спецам из Пентагона показался схожим с предводителем террористов. Они дают компетентный совет командованию: уничтожить всю подозрительную группу в сорок душ. Так эффективнее, ведь иначе главаря нескоро удастся «достать».

Окончательное решение об открытии огня принимает некий наличный на тот момент президент США. И вот ракетный удар, и афганцы разорваны в клочья.

Увы, как уже не раз на самом деле случалось, выясняется, что обознались-таки разведчики, и на алтарь «демократии» даром легли еще несколько десятков жизней. Но скорбеть и каяться по этому поводу — признак непрофессионализма, и военспецы сокрушаются более всего из-за другого: все-таки налицо брак в работе. Пятно на мундире. Да и злодей-террорист по-прежнему на воле.

Такой зачин картины живо отсылает зрителя и к любимой поговорке одного великогрузинского вождя (про щепки на лесоповале), и к недавнему решению «осетинского вопроса» другим, уже малогрузинским (без спорных территорий) вождем. Так в фильме заявлена сторона «орла».

«Мы только мошки, мы ждем кормежки». А такой следом подана сторона поднадзорных «орлиного ока» — два «маленьких американца», которые живут-поживают в городе Чикаго. Молодого лоботряса Джерри (Шиа ЛеБеф) терзает пустота его банковского счета, а мать-одиночка Рейчел (Мишель Монаган), напротив, с патриотичной гордостью отсылает своего 8-летнего сынишку в Вашингтон на президентский концерт в столичном Кеннеди-центре. Сначала герои даже не знакомы, но однажды одновременно стают жертвами одинакового телефонного шантажа: неведомый женский голос отдает им приказы, а любое неповиновение тут же демонстративно карается вполне реальными средствами. Опытным путем персонажи убеждаются, что они сами и практически все вокруг них постоянно пребывает под чьим-то неусыпным наблюдением и контролем, который превышает даже возможности ФБР. Остается только слепо подчиняться неведомому, но всевидящему и всемогущему Хозяину. Он-то сводит и знакомит героев, посылает их на выполнение странных совместных задач, выручает из немыслимых ловушек и неумолимо ведет к некоторой загадочной конечной цели...

Когда «пятая колонна» — собственный мозг

Ключевые мотивы «Ока» в разных вариациях не раз уже обыгрывались и в кино, и в литературе. Так, мотив интерактивной телефонной связи как элемента террора совсем недавно успешно использован в мистическом «Звонке» (Хидео Наката, 1998) и в психо-криминальной «Телефонной будке» (Джоэл Шумахер, 2003). А тема всевидящего и грозного Ока Большого Брата и вообще со времен Кафки и Оруэлла не в новинку. К тому же эта идея уже давно реально воплощена в американской системе глобального спутникового слежения «Эшелон».

И тем не менее, думаю, надо отдать должное режиссеру «Орлиного ока» и его соавторам: их фильм постепенно превращается в динамичный и по-своему захватывающий образ бесконечного и отчаянного бегства рядового гражданина от иррациональной, анонимной и, как выясняется, вполне беззаконной силы, которая воплощена во всякой Власти как таковой. Она просто говорит «мне так надо!», и попробуй не подчинись.

А в конце концов выясняется, что Америку предал ее главный... супермозг: в компьютерную сеть всесильного Национального военно-командного центра США чудом проникли вездесущие террористы. С помощью этого центра управления всем потенциалом Америки враги вознамерились покончить с американским же президентом. Причем — руками самих «простых американцев» Джерри и Рейчел. Якобы в отместку за показанную в начале фильма гибель множества невинных мусульман-соотечественников.

Налицо прямая перекличка мотивов «Ока» с «сюжетом» 11 сентября 2001 г. И хотя подобные идеи диверсантов-мстителей все равно непохвальны, они в «Оке» выглядят также и не лишенными толики первородной справедливости...

Увы, тут случается вполне предсказуемая катастрофа. Та же Сила, которая неведомо куда гонит персонажей «Ока», в нужный момент как бы отдала соответствующую команду и самим авторам картины. И те, начав свою историю как бы с политической критики милитарной аморальности США, к финалу стали спешно выруливать действие к ура-патриотическому и вполне по-голливудски кондовому хэппи-энду.

Top Secret: у Голливуда ослиные уши

В последней десятиминутке «Ока» стихия казенной политагитки (будто бы по заказу госдепартамента США) мощно торжествует. В агенте ФБР, который поначалу казался героям их врагом (Билли Торнтон), они обретают надежного союзника. И рядом с ним даже возникает другой весьма позитивный персонаж — красивая, умная и строгая военная чиновница-афроамериканка, смахивающая чем-то на экранное альтер-эго Кондолизы Райс — нынешнего секретаря госдепа. Тем временем марионетки в чужих руках — Джерри и Рейчел — и сами потихоньку прозревают и догадываются об истинных антигосударственных целях своего закордонного кукловода. Пропагандисткий смысл этого постепенного превращения «пешек» действия в его «королей» самоочевиден: даже если против этой страны восстанет такой сильнейший в мире противник, как она сама, то и тогда она непобедима. Ибо всякий «маленький американец» — неважно, мужчина или женщина — вмиг обратится в супергероя вроде Индианы Джонса или Хэнкока.

И по законам саспенса, в самый последний миг патриотичные граждане, конечно же, спасут своего президента. Но вся кинопропаганда советских и иных времен меркнет перед той анекдотичной гиперболой, с какой в финале представлен душераздирающий цинизм врагов Америки. Оказывается, взрыв невиданной силы, по замыслу моджахедов (?), должен был уничтожить лидера США вместе с большим детским ансамблем, исполняющим в этот момент государственный гимн США. То есть президент, дети (будущее Америки) и гимн страны должны были погибнуть одновременно — заранее определенная нота этой песни песен мировой демократии должна была сдетонировать адскую машину. Представляете? Детки доходят примерно до слов:...Then conquer we must, when our cause it is just... (что в вольном переводе означает «...Наше дело правое, мы победим»), — и в тот миг взрыв. Очень похоже на роковое пророчество...

Отар Иоселиани, побывавший недавно в Киеве, назвал презираемый им современный Голливуд «Мосфильмом» сталинской эпохи. И он, безусловно, прав. Сегодня и всегда — это прежде всего мощнейшая пропагандистская машина, и только уж потом — фабрика «звезд» и конвейер безумных бокс-офисов.

Похвальное слово кичу

Говорят, Михаил Булгаков почему-то иногда любил специально ходить на самые дурацкие спектакли в самых задрипанных театрах. Искал «абсолютный ноль» как исходную точку отсчета для своего творчества? Бог весть.

А «отцы» французской киносемиотики Кристиан Метц и Ролан Барт в свое время прямо восславили рядовую, массовую и «кассовую» кинопродукцию как своего рода точнейший барометр состояния общества. По принципу: скажите мне, за что вы больше всего платите, посещая фильмы, и я скажу вам, кто вы.

Вот и мне кажется, что подчас нет ничего лучшего, чем вдумчиво смотреть самые нелучшие голливудские картины. Их младенческими (по уму-разуму) устами нередко глаголет сама истина о современном мире.

Спасибо же за то «Кінопалацу» г-на Батруха! Благодаря этому нашему окну в истинную Америку мы вот и нынче узнали, что «орлиное око» голливудского политбюро «вашингтонского обкома» не дремлет: бдит глобальный интерес США как ДЦП (Демократический центр проиходящего). Узнали, что на самом деле там когда надо без всяких гуманистических прибамбасов «волк кушает и никого не слушает». И внутри страны, и в глобальном масштабе. И разве не радостно сегодняшнему украинцу узнать из «Орлиного ока», что демократия по-американски, как и наша родная, словно дышло: ею в нужный момент всегда можно отдубасить кого угодно в интересах Орла и самой демократии. Но под предлогом борьбы с терроризмом.

А к финалу картины Ди Джея Карузо ее главная идея формулируется с такой прямотой, которая не оставляет решительно никаких сомнений в том, что авторы хотели бы донести свой месидж даже до самого недалекого зрителя.

«Орлиное око», конечно, прежде всего развлекает, но одновременно и прямо взывает к согражданам. Бди! Враг может не только до неузнаваемости маскироваться под «своих», но способен прокрасться даже в святая святых Отечества — в Мозг Орла. И в твой собственный мозг. Поэтому ищи «пятую колонну» — шпионов и диверсантов — среди своих. Однако изначально в каждом из нас сокрыт герой и патриот. Только делай по-американски, думай по-американски! Будь готов к защите американской демократии даже в формах тотального контроля над твоей личностью. «Орлу» так надо! Вообще: «К борьбе за великое дело Линкольна и Вашингтона будь готов!» «Всегда готовы!» — отвечает почему-то наша «оранжевая» популяция во главе с гарантом. Они не лгут. Просто понимают это по-своему. Но вот беда: вся мощь «Орлиного ока» им порукой.

P.S. Когда этот текст был уже готов, СМИ принесли новые свидетельства разительного параллелизма и полной конгениальности в украино-американских толкованиях принципов демократии и гражданских свобод. Почти синхронно, с одной стороны, Нацсовет Украины по вопросам телевидения и радиовещания в лице его председателя Виталия Шевченко распорядился-таки с этого месяца прекратить вещание в нашей стране ряда российских телеканалов. А по другую сторону океана Государственный Департамент США в лице его секретаря Кондолизы Райс во всеуслышанье «не рекомендовал» к национальному прокату фильм российского режиссера Юрия Грымова «Чужие».

В этой картине (очень слабой, честно говоря), как и в «Орлином оке», тоже речь заходит о непримиримом цивилизационном конфликте интересов типичных американцев и людей мусульманского мира.

Ну разве этот дуэт цензоров — не очередное свидетельство нашего трансатлантического братства по разуму?! Г-же Райс в том, конечно же, для нас во всех смыслах экстерриториальна, потому — вне критики. Тогда как г-на Шевченко (как бы отчаянно он ни увиливал от реального смысла своих действий), полагаю, мог бы надоумить Бертольд Брехт, который как-то метко заметил: «Самое страшное в рабстве то, что рабы не хотят быть свободными. Они хотят быть надсмотрщиками над другими рабами».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Левой, левой

Может ли один пианист заменить собой целый оркестр, причем играя только левой рукой?...

Три Софии

Одинаковый набор красок и холсты одного размера, 12 художников, три недели и три...

Воспрянет арт людской

«Впредь неизменно поставлять нежинские огурцы к царскому столу в Петербург»,...

Трижды семь

Для многих режиссеров, вполне успешно проявивших себя в полнометражном кино, короткий...

Загрузка...

Планета Соловьяненко

85-летие со дня рождения прославленного певца -- первого из советских теноров, которому...

Это вам не Петрушка

Этот хорватский актер с двадцатилетним опытом, сыграв овечку в кукольном спектакле,...

Cпешите увидеть лапендулу

«Колесом смерти» этот хитроумный аппарат называют не зря. Его создатель разбился...

Улисс нашего времени

Зимой прошлого года в Киеве появился Дикий театр

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка