Под куполом Укрцирка

№32 (616) 10 – 16 августа 2012 г. 09 Августа 2012 0
Одесский цирк не бросается в глаза. Фото Виктора КРАВЧЕНКО

Одесский цирк может послужить символом положения дел в этом жанре во всей стране. Старое, год за годом разрушающееся здание, не слишком высокий зрительский интерес, артисты, продолжающие дело отцов и дедов, но уже давно не испытывающие иллюзий относительно перспектив своего ремесла.

Акробаты, которым далеко до Спайдермена, клоуны, не выдерживающие конкуренции с политиками, оттачивающие мастерство в свободное от траты своих небольших зарплат время, все они кажутся безнадежно отставшими от нашей жизни, и этим еще больше привлекают тех, кто тоже чувствует, что отстает. И скучает по старому доброму цирку из своего детства. Искреннему, чуть наивному и неподдельному, как и все, что происходит на цирковой арене.

Самый-самый старый

Это далеко не главная достопримечательность Одессы. Не каждый турист забредет в район Нового рынка, хотя это и совсем недалеко от Дерибасовской и Соборки. Но даже если турист окажется в нужном месте, не факт, что он вообще заметит цирк — особенно если он житель крупного мегаполиса, привыкший к монументальным зданиям советских времен. В Одессе нет старого и нового цирка, как во многих других городах. Только старый, он же действующий. Первое каменное здание цирка усилиями знаменитого артиста и директора Альберта Саламонского появилось на Коблевской, 37 еще в 1879 г. Спустя десять лет его разобрали, чтобы построить еще более качественное строение, за дело взялся «пивной король» Вильгельм Санценбахер — новый цирк открыли к столетию Одессы в 1894-м. С тех далеких пор кардинальных усилий по модернизации одесского цирка практически не предпринималось. В частности с момента развала Союза о капремонте не могло быть и речи.

Точнее — только речи о нем и остается вести. Долгие годы о необходимости капремонта говорил директор цирка Алексей Купин, сейчас эти функции вместе с должностью перешли к Геннадию Ветроумову (третьему директору за год). Новый руководитель с удовольствием пошел на контакт с «2000» и рассказал, что происходит со старинным зданием сейчас.

Новый директор
Геннадий Ветроумов

«Надо сказать, что Министерство культуры относится к нам нормально и финансирование неплохое, и план с пониманием выстроен, — начал с позитива Геннадий Валентинович, — но из-за Евро-2012 и грядущих выборов денег на капремонт в этом году не предвидится. Что можем, делаем сами. В апреле только силами работников сделали ремонт в фойе для зрителей, вроде бы уже на что-то похоже. Часто люди жаловались на запах, сейчас в фойе не пахнет вообще, а на конюшнях немного есть, но будем менять вентиляцию и там. Хотя запах животных присутствует практически во всех цирках. Будем и дальше приводить потихонечку цирк в порядок, отремонтируем купол, систему отопления, сделаем арену в летний перерыв».

Момент для возведения нового цирка, видимо, был упущен при советской власти. О выделении земельного участка под здание при одесской плотности застройки уже можно и не мечтать. Современные санценбахеры, конечно, любят строить в центре города, но преимущественно уродливые многоэтажки. Впрочем, многим работникам цирка, как и его посетителям, и не хотелось бы покидать легендарное здание, которое пронизывает вся история отечественного циркового искусства. Здесь выступали Поддубный и Засс, Никулин и Енгибаров, Дуровы и Кио.

«К нам приходит с Соборки огромное количество иностранцев, — говорит шпрехшталмейстер* Александр Грюков, — заходят, фотографируют, ведь это уникальнейшее здание, первое с металлическим куполом на всем постсоветском пространстве. 130 лет — только в Риге есть такое же старое здание, ну там оно будет держаться... А у нас — разобрать, развалить, поставить здесь прилавки, а цирк куда-нибудь туда, между Котовском и Белгород-Днестровским. Что мэрия делает? Может она помочь сделать фасад, бочку краски нам выдать?»

____________________________________
*Шпрехшталмейстер — работник цирка, ведущий цирковое представление: объявление намеров, участие в клоунских репризах, руководство униформистами и пр.

Ну а если говорить о более серьезном ремонте, чем «бочка краски и корзина кирпичей»? Г-н Ветроумов назвал сумму 10—12 млн. гривен, при этом уточнив, что «больше не нужно», а могло бы быть меньше, но «цирк в свое время строили большие мастера, делали это вдумчиво и серьезно, хочется сохранить и пропорции, и систему зрительного зала — в этом и сложность такого ремонта».

Пока же все стопорится на значительно более раннем этапе, не доходя до вдумчивого обновления мастерской работы конца XIX в. Все эти годы руководство цирка и Минкульт упираются, каждый со своей стороны, в камень преткновения в виде проектной документации. «Если необходим капремонт, нужно предоставить смету на него, — объясняет директор цирка, — это не совсем продуманный момент. Конечно, это правильно с точки зрения пресечения недобросовестного использования средств, с другой стороны, смета на серьезное строительство тоже стоит солидную сумму, должна пройти экспертную оценку, согласования, все это может вылиться в 50—80 тыс. долл. Можно потратить эти деньги, и не факт, что получишь деньги на ремонт. А сметы имеют нехорошую тенденцию устаревать, предприятие, готовое делать работы, может исчезнуть».

Так как лишних денег у одесского цирка нет, то и указанная смета пока не составлена. Это упрощает донельзя и подход Кабмина к данному вопросу — на нет и суда нет. И ремонта.

Государство хлопает ушами

Александр Амподистов и его мама Нина.
Фото Виктора КРАВЧЕНКО

В одесском цирке нет своей постоянной труппы. Как объясняет директор, это бессмысленно, потому что людям надоест смотреть одно и то же. Но на гастроли приезжают сильные российские коллективы, в частности, в июне к одесситам пожаловал знаменитый питерский «Кракатук» с программой «Спящая красавица», которую в Украине еще никто не видел. Это цирк не только для детей, его оценят и взрослые. Зрелище, по словам г-на Ветроумова, настолько впечатляющее, что с первого раза осмыслению не поддается. Отличные трюки тонко вплетены в сюжетную канву, в общем, неслучайно «Кракатук» ставят в десятку лучших цирковых шоу мира.

Ну а в апреле и мае работал так называемый «Цирк Евро», который представлял собой сборную солянку артистов из разных городов Украины и России. Уровень исполнителей достаточно высок, особенно это касается центральных номеров: «Акробаты на мачте» харьковчанина Александра Чан Мина и его команды, «Веселая скакалка» и «Озорные повороты» семьи Зементовых (Москва), воздушных гимнастов Амподистовых из Донецка, дрессированных собачек Аллы Угринович. Наряду с опытными артистами выступали и совсем молодые, например 19-летний коверный клоун Павел Айзиков и дебютантка из одесской цирковой школы 9-классница Наталья Цыбулько — ей специалисты прочат большое будущее.

Мимика Павла Айзикова
отображает положение дел в цирке

На арене лица цирковых артистов были озарены улыбками, за кулисами — далеко не всегда. Особенно это касается тех, кто постарше. Большую часть времени перед и во время шоу артисты проводили в курилке, напротив таблички «Осторожно, хищники», за которой грозно сверкали глазами местные коты (вроде бы не дрессированные). Неподалеку в интерьере разрухи размещалась и почетная грамота от президиума Верховного Совета УССР.

После выступления, которое было последним в сезоне, артисты пили шампанское, фотографировались на память, обменивались традиционной фразой «С окончанием», но звучала она не слишком празднично. Для многих это окончание означает простой на несколько месяцев, возможно, до осени. «Чтобы я с таким номером при Союзе сидел на простое — да ни за что в жизни!» — это наиболее характерное высказывание артистов. На Украине только два конных номера, и они оба едут на простой по месту жительства. Сами не договорятся — работы не будет. Раньше же всем огромным цирковым хозяйством Советского Союза успешно заправлял главк, и всем всего хватало, артистам — работы, посетителям — зрелища, государству — прибыли.

Сейчас цирковые артисты работают в государственном творческом предприятии «Укрцирк». Если наберете «укрцирк» в поисковике, то ссылки будут совсем о другом, и уже в этом ответ на большинство вопросов. Да и сами артисты признают, что с той же Верховной Радой им равняться тяжело.

Ситуацию достаточно четко обрисовал Александр Грюков. Сам он в цирке с 64-го, работал униформистом, ассистентом, с 76-го был дрессировщиком, делал номер с медведями («какого ни у кого не было» — характеристика коллег), в 2002-м после операции стал шпрехшталмейстером. На вопрос о настроении у цирковых артистов Александр ответил по существу.

«Хреновое настроение! — с выражением произнес он. — Мне уже ничего, я на пенсии давно. А вот у артистов хреновое, потому что они вечно без работы, потому что бездари сидят в министерстве, главке, Укрцирке — обладатели почетного звания дилетант».

На следующий вопрос «Артистам не хватает цирков?» г-н Грюков ответил еще конкретнее.

— Мозгов не хватает у Укрцирка и в министерстве! Вот в чем вся беда. В советское время цирк был Клондайком, который качал деньги из-за рубежа. Почему украинский цирк не гремит? Хотя 45% золотого фонда советского цирка составляли выходцы из Украины, не обязательно украинцы, конечно, там были русские, татары, гагаузы. Где этот весь потенциал? В России и дальше. Сейчас артисты, которые трудоустраиваются самостоятельно, они только за границей и работают, в ближнем и дальнем зарубежье. А государство ушами хлопает. В руководстве масса посторонних людей, не имеющих к цирку никакого отношения. Им ничего не нужно, зарплату получают, должность есть, кабинет, о работе можно не думать. Вот если бы у них зарплата зависела от того, что они наработали, все было бы по-другому.

Есть с чем сравнивать и проработавшему 34 года в цирке Александру Чан Мину. Он с сыном и учениками демонстрирует чудеса ловкости на специальной конструкции, например, съезжает по шесту головой вниз, тормозя ногами в самый последний момент. Сколько зарабатывают артисты такой квалификации? Вряд ли больше интернет-тролля в предвыборный период.

«В данный момент, после развала СССР, на Украине тяжело с работой, — признает г-н Чан Мин. — Каждый год же не будешь работать в одном и том же городе. Фактически за год объезжаешь больше половины цирков. Отпуск до сентября. Скопить денег на этот период простоя не получается».

Геннадий Ветроумов сказал, что хороший номер дешевым не бывает, и «стоимость его измеряется в тысячах гривен». Правда, сюда входят и костюмы, и режиссура, и репетиции. Чан Мин предложил разделить это еще на количество участников (у него в команде их шестеро), прибавить отчисления — «в главке тоже получают зарплату с того, что мы заработали». А сколько нужно тренироваться? «Постоянно», — грустно улыбнулся Александр.

Честное искусство проигрывает

Зрители спешат на представление. Фото Виктора КРАВЧЕНКО

В целом цирковые артисты напоминают старые советские заводы. Честные производители продукции, которая вдруг, скорее искусственным образом, перестает быть нужной. При этом технология производства ничуть не проще. А вот спрос... Раньше в цирк можно было пойти каждый день, а сейчас, например в Одессе, представления лишь по выходным.

«В советское время норма артиста составляла 30 представлений в месяц, — объясняет г-н Грюков, — если я приезжаю в город и у меня в месяц 30 представлений — это очень плохой город! Ну 35—36 — куда ни шло. Сейчас 20 представлений в месяц не даем. Раньше по субботам и воскресеньям по три представления было. А сейчас народ не идет. Но пойдет! Надо, чтобы руководство нормально работало».

Впрочем, есть и объективные причины, по которым цирк уже не так привлекает аудиторию. «Сейчас каждый день собирать залы тяжело, — считает Чан Мин. — Очень много развлечений, интернет, телевидение. Да и зарплаты у людей не такие уж высокие, чтобы постоянно посещать цирк или театр».

Наблюдая за реакцией детей в зале, невольно думаешь — по сравнению с уже виденным в американских блокбастерах цирк не покажется ребятам по-настоящему волшебным местом. Рядом со мной малыш на коленях отца достаточно инертно реагировал на происходящее и ничего не ответил на вопрос «Хочешь стать таким, как эти дяди?» (дяди в это время совершали немыслимые кульбиты под куполом). Наверное, это была обработка малыша на предмет продолжения цирковой династии.

Даже по сувенирной продукции, выставленной в цирковом фойе на продажу, можно заметить, что возможности цирка в битве с голливудскими брендами невысоки. Совсем немного носов, париков и игрушечных клоунов утопало в фигурках супергероев, световых мечах и т.п.

«Цирк — это честное искусство, — говорит г-н Ветроумов. — Без монтажа, компьютерной графики и фотошопа. Человек может — делает, нет — не делает. Цирковые артисты лучше других понимают: если они, не дай Бог, свалятся из-под купола, никто не сделает стоп-кадр и не снимет еще один дубль. Поэтому они очень серьезно и вдумчиво, в отличие от артистов кино, подходят к тренировочному процессу, подстраховке. А посещаемость у нас невысокая. В Одессе зритель более избалован, чем в небольшом городке, где цирк — единственное развлечение. В мае в преддверии Евро были переносы выпускных, до этого резко потеплело, и школьники пошли не к нам, а на море, хотя у нас была хорошая программа».

Не будешь ты богата, а будешь весела?

Дядя Паша – живая история

В одесском цирке есть человек, в котором переплетается и его настоящее, и славное прошлое. Зав по униформе Павел Игноян — или дядя Паша — проработал здесь 70 лет и, конечно, является такой же достопримечательностью, как и само здание Санценбахера. Он сидел на куполе цирка с ведрами воды, чтобы тушить пожар, который мог перекинуться со здания почты накануне освобождения Одессы, он работал с клоунами, которые стали настоящими легендами жанра, — Карандашом, Леонидом Енгибаровым, Юрием Никулиным и многими другими. Дядя Паша жалеет, что старые клоунские репризы уходят вместе с мастерами. Федерико Феллини примерно так же тосковал в фильме «Клоуны» 42 года назад.

«Мой первый выход был в миниатюре с Якобино (Филипп Лутц), который играл и был на самом деле директором цирка, — вспоминает Павел Игноян. — Я должен был сделать кульбит, чтобы показать, на что способен, и случайно перевернул директорский стол, графин с водой упал. Думал, мне влетит, а Якобино сказал, чтобы я теперь всегда так делал. А всегда не получалось, приходилось репетировать.

Сейчас мало кто знает старые пантомимы. Молодые не интересуются, вот и не передаются старые номера. Когда-то к нам приезжал Толик Дубино, и я предложил ему показать номер «Печенье», которого не делали много лет. Там в шляпе замешивается алебастр, всякие разности, а потом происходит подмена головного убора, и получается печенье. И публика приняла его на ура».

Дядя Паша и его истории позволяют перенестись в прошлое, и оно уже не кажется таким далеким. Вот он рассказывает о билетерах, которые еще работали на хозяев, то есть до революции. Одним из таких билетеров был Иосиф Березин, сын которого Ефим стал всем известным Штепселем.

Павел Игноян лучше других знает, что циркачам всегда жилось непросто, и он, набирая людей в униформисты, честно предупреждал — тут манна с неба не сыпется. Оставайся, если любишь цирк, а зарабатывать надо в других местах.

«Копейки получали, — говорит дядя Паша. — Раньше в мае закрывался сезон, и до сентября весь штат, то есть не артисты, а сотрудники цирка увольнялись. И все эти люди — билетеры, уборщицы за полмесяца до начала приходили и приводили в порядок свои участки. Никто их не вызывал и не платил. Они болели этим, многие были бывшими артистами.

Сами артисты тоже по-другому относились. Сейчас отработал и ушел, как на производстве. Раньше после выступления он пойдет, переоденется, станет в углу, чтобы не мешать никому, и продолжает жонглировать. Все жили этим. В холодные зимы никто не расходился, женщины на кухне лепят пельмени, мужчины играют в бильярд, домино, ремонтируют реквизит, потом все садятся за общий стол — жили одной цирковой семьей».

Конечно, времена меняются и ветер перемен проникает и в такую замкнутую структуру, как цирковой манеж. Но уйти из цирка, видимо, не легче, чем из мафии. Он намертво засасывает не только людей, но и все их потомство, образуя знаменитые цирковые династии. Дети продолжают дело родителей, выступая сначала с ними, потом уже со своими детьми, часто и с теми, и с другими. Когда видишь, как гимнаст Александр Амподистов (сам уже не мальчик) подбрасывает под куполом свою мать Нину (не будем указывать ее возраст, но вы можете себе представить), — это действительно впечатляет. Да, голливудские звезды тоже в 60 лет еще ого-го, но они не занимаются воздушной гимнастикой.

На мачте Чан Мин-младший. Фото Виктора КРАВЧЕНКО

Когда артисты цирка говорят, что деньги для них не главное, — им трудно не поверить. «Сейчас такое время, что всем нелегко, — отвечает Александр Амподистов, — бывают разные моменты, где-то и заработаешь, приходится и за ставку работать. Но, слава Богу, цирковое искусство живет. Это не только деньги, но и наша жизнь, она вся у нас проходит в цирке, с детства. Родители, мы и наши дети, мы все в этом волшебном круглом здании, и это помогает преодолеть невзгоды, неприятности, недуги. За счет работы собираешься, отрабатываешь, и все проходит. Искусство лечит во всех смыслах».

«Конечно, хочется больше денег, но поддерживает любовь к искусству, — говорит Чан Мин. — Кто-то выбирает работу пожарного, кто-то летчика, а кто-то с детства любит цирк».

«На Украине действительно сильно не заработаешь, а вот за границей можно получать и побольше, — поделился клоун и студент Луганского института культуры и искусств Павел Айзиков. — Но я все равно очень рад, что работаю в цирке, это моя жизнь, ничего другого делать не умею. Папа (тоже клоун. — Авт.) наделил меня мимикой и артистизмом, и вот — работаем».

На этой оптимистичной ноте и хочется закончить, в надежде, что всепобеждающая сила искусства поможет циркачам, хранителям старинного рецепта создания волшебного мира под одним, отдельно взятым куполом. Безденежьем их не удивишь, как пелось в старой песенке «Пускай у акробата неважные дела, не будешь ты богата, но будешь весела». Гораздо важнее для этих людей иметь возможность работать, дарить людям свое замечательное мастерство. Но когда и работы нет — дела становятся по-настоящему неважными.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лента про афонский монастырь в кинотеатрах Украины

В кинотеатрах Украины начинается прокат документального фильма «Где ты, Адам?» 30...

Андре Тан о детской моде: «Дайте ребенку насладиться...

«Чем детская мода отличается от взрослой? Детей не заставишь носить неудобные вещи...

Главный мистик XX века. К дню рождения Михаила...

За свою врачебную практику он сделал сотни операций, принял более пятнадцать тысяч...

Протест для небожителей

Украинская арт-среда и индустрия развлечений протестует против действий Кабмина,...

Рафаэль Санти – человек, победивший тьму

Обрушившаяся на человечество пандемия коронавируса вконец нарушила и всю его...

Ван Гог. «Ирисы» и «куст сирени»

Все мы помним работы Ван Гога, написанные в период болезни и глубокой депрессии, –...

Прощай, Спартак!

«Спартак» пробил самую настоящую «брешь» -- осмелевшие после десятилетия...

«Папик» «95 квартала»

«Папик» поднимает кинопроизводство студии «95 квартал» на качественно...

«Поругание Христа»: одну из самых дорогих картин едва...

Найденную картину признали национальным достоянием Франции

Олег Карамазов: «В новогоднем концерте «Интера» мы...

«Радуйся каждому дню, ведь мы можем говорить, любить друг друга. Я очень ценю жизнь и...

«Ирландец»: нити из прошлого

Если выразить впечатление от «Ирландца» одним словом, то это будет...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка