Последовательное безумие

№ 20-21(865) 22-28 июня 2018 г. 24 Июня 2018 0

«Гамлет» — на сцене театра кукол

Могло бы показаться, что театр кукол — не самая выгодная сцена для столь серьезной шекспировской трагедии. Однако конец сезона 2018 г., ознаменовавшийся рядом аншлаговых премьер «Гамлета» для взрослых, доказал обратное: на каждом из пяти премьерных спектаклей были приставные стулья.

Харьковский государственный академический театр кукол им. В. Афанасьева (ХГАТК) имеет давние традиции вечернего (взрослого) репертуара. Первым таким спектаклем в 1955 г. стала «Чертова мельница» И. Штока (реж. В. Афанасьев). Легендарная постановка живет на сцене по сей день.

Дуэль Гамлета и Лаэрта (А. Маркин и М. Богаенко)

С того времени театр создал 20 спектаклей для взрослых. Достаточно упомянуть некоторые из них: «Мастер и Маргарита» М. Булгакова (1996), «Моя прекрасная леди» Б. Шоу (2003), «Декамерон» Дж. Боккаччо (2004), «Ревизор» Н. Гоголя (2005), «Чевенгур» А. Платонова (2012), «Вишневый сад» А. Чехова и «Скотный двор» Дж. Оруэлла (2016), «Мнимый больной» Мольера (2017).

В «Гамлете» актеры играют в живом плане. Куклы символически появляются из открывающихся ниш деревянного вертепа посреди сцены, используются для сцены похорон Офелии, дуэли Гамлета и Лаэрта. Это срединные тростевые куклы, т. е. находящиеся на уровне кукловода и управляемые тростями. В режиссуре они задействованы настолько уместно и в таком единстве с актерами, что спектакль воспринимается как истинно драматический.

Рассудок, безумие и Смерть

Трактовка и подача сюжета (режиссер Оксана Дмитриева, поставившая в ХГАТК взрослые спектакли «Казанова», «Король Лир», «Майская ночь», «Простые истории Антона Чехова», «Чевенгур») убедительна и не навязывает зрителю лишнего.

Гамлет начинает с мнимого безумия, но осознавая действительность полностью, приходит к финалу с состоянием ясного рассудка. Для Гамлета это то же, что безумие подлинное, — настолько отвратительной оказывается действительность. Вспомним в связи с этим характеристику Гамлета: «Если это и безумие, то по-своему последовательное».

Призрак Гамлета-старшего (Александр Коваль) появляется с погремушкой в виде черепа птицы с большим клювом. Резкий треск этой погремушки, как роковой символ, последовательно проходит через весь спектакль: он раздается при первой встрече Гамлета с Призраком, в сцене «Мышеловка» (где тот же Коваль играет Артиста бродячей труппы), в сцене Гертруды и Гамлета, в финале пьесы.

Потусторонний Гамлет-Король с шутовской погремушкой — словно насмешка Смерти над пока еще живыми, но обреченными героями. Такое появление Смерти в разных обличьях напоминает гнетущий поединок Рыцаря и Смерти в фильме Ингмара Бергмана «Седьмая печать». В «Гамлете» с окончанием жизни каждого персонажа из деревянного кукольного вертепа убирается одна ниша. К финалу вертеп будет пуст. Смерть побеждает всех.

В этом поединке все герои пьесы воспринимаются на грани здоровья и помешательства, на меже реального и нездешнего. Этой двойственности способствует последовательное и непрерывное нарастание разгоряченности эмоций. По ходу спектакля в пластике актеров появляются механические, однообразные, будто кукольные, движения. Нарастает то отрешенность, то подчеркнутая нелепость, то возбужденность интонаций. Маховик трагедии, раскручиваясь все сильнее, размывает границы между внешним и подлинным, человеческим и кукольным, ясностью и помешательством, объединяет высокий театр с фарсом, смешивает явные и скрытые смыслы.

Люди и куклы

Внешняя эстетика спектакля (художник-постановщик Наталья Денисова, художник по свету Дмитрий Прасолов) сдержанно-сурова и отвечает трагическому режиссерскому замыслу. Простые, грубоватой фактуры ткани костюмов (дающих легкую историческую отсылку к средневековью), металлический ярус с холщовыми занавесями, выдержанные световые и дымовые эффекты, большой ящик, служащий то столом, то гробом, — вот, пожалуй, и вся сценография трехчасового спектакля с одним антрактом. Несколько металлических бочек на сцене были то пушками, то перекатывающимися волнами, то глубокой заводью, где покончит с собой Офелия. Преобладание черной, серой, темно-льняной и темно-металлической цветовой гаммы дополняет ощущение неприветливости, неумолимости, грубости происходящего.

Сильные трагедийные краски Александра Маркина (Гамлет) роднят его героя с прежними образами булгаковского Мастера и платоновского Прохора Дванова. Неистовством эмоций А. Маркина, местами доходящим до паранойи, воплощался замысел передать Гамлета как отнюдь не позитивного героя.

Вячеслав Гиндин (Полоний), чей масштаб близок к масштабу персонажей Григория Горина, изумительно балансировал между ироническим и лирико-трагедийным.

Неожиданным оказался образ Геннадия Гуриненко (Клавдий). Его полный искренности монолог о желании раскаяния и невозможности такового («За что прощать того, кто тверд в грехе?») согрел и очеловечил злодейские черты героя. Уместно сказать, что в репертуаре Г. Гуриненко — Иешуа из «Мастера и Маргариты».

Татьяна Тумасянц — жесткая и трагическая Гертруда, в чем актрисе помог образ Гонерильи из эпического «Короля Лира» (реж. О. Дмитриева, 2010), но вместе с тем она очень убедительная нежная страдающая мать в сцене с Гамлетом.

Слово о слове

Спектакль поставлен так, чтобы ничто не отвлекало от восприятия текста, тем более что «Гамлету» с его универсальной всеобъемлющей глубиной не нужны особые декорации. Здесь достаточно правильного в известном смысле прочтения текста — что и было сделано Харьковским театром кукол.

Театр выбрал перевод Бориса Пастернака, являющийся одним из эталонов русскоязычного «Гамлета». Уникальность его в том, что Пастернак равномерно чередует строки, оканчивающиеся на ударный слог (т. н. мужской), со строками, оканчивающимися на безударный слог (т. н. женский). Этот поэтический прием создает особый, удобный для слухового восприятия волнообразный ритм.

Известно, что язык Шекспира отличают не только возвышенность, глубина, насыщенность образами, но и экспрессия, беглость, подчас хлесткость, в нем эклектически сочетаются пафос, канцеляризмы, жаргон и ругательства, различные термины. Особенно противоречив Шекспир в «Гамлете»: как в языке (хаотичность метафор, разнородность выразительных средств, использование слов во множестве разных семантических оттенков), так и в содержании (несогласованности в сюжете, неясность границ между добром и злом, отсутствие прямых ответов). Так Шекспир усиливает внутренние противоречия «Гамлета».

Противоречия и разочарования в идеалах Возрождения наполняют и шекспировскую «Датскую державу». Целостность и достоинство человека как мудрой, активной, творческой личности, как центра мироздания; неотъемлемо присущие человеку внутреннее богатство и свобода, в том числе свобода распоряжаться собой и идеалы всестороннего раскрытия человеческого духа; гармоничная пропорциональность такого человека с обществом; задачи воспитания идеального человека и гражданина; наконец, добродетель как один из наивысших идеалов — все это в эпоху Гамлета оказалось несостоятельным.

Сравним это время с временем Пастернака, который работал над переводом и множеством переделок к нему с конца 1930-х до середины 1950-х гг. На работу переводчика не могли не влиять противоречия тогдашней эпохи: несовпадение провозглашаемых ценностей с реальностью, сомнительные понятия о добродетельности, необходимость прибегать к двусмысленностям из идеологических соображений, вызываемые всем этим чувства хаоса и незащищенности. Многие поэты тогда перенаправили свое творчество с индивидуальной поэзии на переводы — так было безопаснее.

Неким трансцендентным образом противоречивость текста Шекспира перешла в текст Пастернака. Не приукрашенный, разочарованный, мятущийся и тревожный Шекспир волей времени совпал с Пастернаком. Последний в чем-то жертвовал буквальной точностью перевода (из-за чего был обвиняем в излишней вольности), но зато гармонично воссоздал Шекспира во всем его многообразии поэта, драматурга, мыслителя своего времени. Сам Пастернак (который, к слову, чуть было не состоялся как философ) отзывался об этом так: «От перевода слов и метафор я обратился к переводу мыслей и сцен».

Стиль, образный строй, фактура и, если можно так выразиться, метафизика текста стали особенно ценными для режиссерского решения, которое избрали постановщики спектакля.

Толк от самого себя

Мрачная сценография и «нелакированный» текст сделали «Гамлета» в Харьковском театре кукол жестким, суровым, очень аффектированным и дисгармоничным. Здесь отвергнута инерционная привычка рассматривать шекспировских героев с точки зрения идеалов русской классической литературы или соцреализма. Здесь сгнивающее датское королевство затягивает с собой всех. Гниль обволакивает каждого — вероломную и слабую Гертруду, предателей дружбы Розенкранца и Гильденстерна, Офелию, которая не так уж и невинна, и даже Гамлета.

Как Гамлету сопротивляться давлению этого опороченного окружения, когда он, наделенный талантливым умом и чутким сердцем, глубокий, непохожий на большинство, оказался изогнут, изломан тем, что пришлось пережить? «Порвалась дней связующая нить, как мне обрывки их соединить...» Его дом, его семья и его мир разрушаются на его глазах. После внезапной потери самых ценных для него отношений — потери отца, усугубленной чувством несправедливости из-за предательства матери, Гамлету трудно поверить, что кто-то может его поддержать, принять, прочувствовать его боль как свою (коль скоро этого не смогла даже его мать).

Из-за этой боли он забыл, что когда-то был добр и светел. Его пустота заполнена злобой, ожесточенностью, боязнью довериться кому-либо. Он «застегнут» на все пуговицы. Разуверившийся в людях, не видящий себя, своего места среди них, перенесший незаслуженные обиды, он не имеет ничего общего с людьми, которые не могут его принять, — да он и не желает, чтобы такие люди его принимали! «Каким ничтожным, плоским и тупым мне кажется весь свет в своих затеях...»

Кем ему быть среди этого света? Как увидеть смысл жизни и толк от самого себя? Кто и где те люди, ради которых ему жить? «Вот в чем вопрос...»

На эти вопросы вряд ли ответил Гамлет-старший — и принц неизбежно повторяет судьбу отца. У Гамлета оказывается тот же арсенал средств, что и у окружающих: ненависть, обиды, интриги, подлость, убийства... Тот же и результат: одиночество, переходящее в изоляцию. Недаром в постановке О. Дмитриевой нет Горацио — единственного друга Гамлета. Как и отец, Гамлет стал бесплодно томящимся своей пустотой, не обретшим ни справедливости, ни воздаяния, ни приюта.

В такой обстановке Гамлет абсолютно ясно мыслит, видя вещи как есть, но одновременно с этим он и безумен, т. е. неспособен эти вещи понимать и принимать. Возвращаясь к Пастернаку, приведем строку из его стихотворения «Гамлет» (относящегося к 1946 г.): «Я один, все тонет в фарисействе».

Выход для Гамлета: «Разбейся, сердце, ибо надо смолкнуть».

Вместо эпилога

О вневременной актуальности «Гамлета» выдающийся шекспировед А. Аникст писал: «Чем более зрелым становится человечество в духовном отношении, тем больше открывает оно глубин в творчестве Шекспира. Все драматичное, что случается с разными людьми и с обществом в целом, было изображено Шекспиром с той степенью типизации и художественного обобщения, какая позволяет в разные времена и в, казалось бы, изменившихся условиях узнавать себя и свою жизнь».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Россия готовит обмен Сенцова

Песков заметил, что окончательное решение о выдаче с российской стороны будет...

Афанасьева и Солошенко обменяли на украинцев

Путин помиловал Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко

Сегодня Россия может обменять двух украинцев

Сегодня может состояться обмен Солошенко и Афанасьева  

Порошенко заявил о скором освобождении Солошенко и...

Ранее Геращенко пообещала хорошие новости еще по двум политзаключенным к концу мая

Загрузка...

Жадан в кусках

С 8 ноября в прокате самый долгожданный украинский фильм года

Марися Нікітюк: «Читання рятує від депресії,...

Марися Нікітюк розповіла «2000» про свою мрію щодо скачування книжок прямо в мозок

Любовь с барьерами

Поговорим о любви. Книжные обозрения «2000» обращаются к этой теме редко, да и в...

Владимир Гришко: мирного неба над головой и всегда с...

Известный украинский тенор на концерте ко дню рождения «Интера» вспомнит...

«Ныне героев нет, а есть только убойный скот и мясники...

Трудно найти человека, который если и не читал «Похождения бравого солдата...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка