Поставили под каблучок

№50(800) 16 – 22 декабря 2016 г. 14 Декабря 2016 4.5

В противоположность хрупкой коллекции «Фарфор на пуантах», развернутой в фойе Национальной оперы Украины, балеринам в премьерном спектакле «Треуголка» в большинстве своем пришлось обойтись без этой традиционной для классической сцены обуви.

В декабре театр вновь показал поклонникам классики премьерные спектакли — «Ночи в садах Испании» и «Треуголка» на музыку испанского мэтра Мануэля де Фальи. Едва успели утихнуть эмоции публики от комических миниатюр — одноактных опер «Служанка-госпожа» и «Джанни Скикки», которые презентовали на этой киевской сцене в конце октября, как поспела новая тема для обсуждений.

Чувственный танец Аялгес и Нуберу завершился аплодисментами. «Ночи в садах Испании» // КСЕНИЯ ПАНЧЕНКО

О черном рояле замолвите слово

Одноактные балеты на музыку де Фальи впервые появились под крышей Национальной оперы. Дебютным в этой премьере было и взаимное сотрудничество театра и посольства Испании в Украине.

Сочинения крупнейшего испанского композитора, лидера национальной музыкальной школы, в нашей стране звучат нечасто. Из ярких концертов, где можно было познакомиться с богатой мелодической палитрой, стоит упомянуть «Испанскую сюиту. Поло», звучавшую в столичной филармонии.

За свою жизнь де Фалья создал два балета: «Колдовская любовь», или, как его принято называть в хрестоматийных изданиях, «Любовь-волшебница», и «Треуголка» — сочинение, которое выросло из музыкальной пантомимы «Коррехидор и мельничиха». «Ночи в садах Испании» балетным полотном как таковым не являются, это сюита для фортепиано с оркестром или, как образно его охарактеризовал автор, — симфонические впечатления.

Национальная опера ни разу не прикасалась к творчеству этого автора, и, как уже можно судить из реализованного опыта, зря. Все составляющие, которые заставляют балеты заиграть драгоценными гранями, у театра есть: гибкий оркестр, труппа с сильными солистами, опытные постановщики, которым не нужно опускать глаза перед зрителем. Плюс художественная сторона: она традиционно сильна здесь.

Первыми открыли балетный вечер «Ночи в садах Испании». Дабы с первого взгляда сцена произвела должное, то есть чарующее, впечатление, постарались художники-декораторы (художник-постановщик Мария Левитская). Ночь темна, кое-где проглядывают звезды, о пьянящих ароматах садов нам говорят высокие свечи кипарисов, раскидистые деревья с пышными кронами и гигантские зонтики цветущих, по-моему, глициний. Ведь о глициниях, пальмах, кипарисах и хмеле как непременном обрамлении весны когда-то писал очарованный Испанией поэт Константин Бальмонт.

Второй предмет, притягивающий взгляд, — черный рояль, установленный слева на сцене. Когда музыкальную тему оркестра перехватывает рояль, возникает двоякое чувство, что смотришь не балетный спектакль, а слушаешь концерт. Наблюдаешь, как проигрывает сочные арпеджио и аккорды пианистка. В это время упускаешь из виду происходящее на сцене. А там действо не останавливается.

Вот порхают воздушные эльфы и феи, сливаются в чувственных танцах Бусгосу, мифический защитник Астурийского леса (Станислав Ольшанский), нимфа Аялгес (Анастасия Шевченко) и Нуберу, повелитель туч и грозы (Ян Ваня). Танцовщики, облаченные в костюмы всех оттенков телесного (розоватый, как кожа младенца, или золотистый, наподобие веснушек на лице рыжеволосой красавицы), плетут замысловатый хореографический узор.

Некоторые па были настолько неприкрыто страстны (без малейшего, впрочем, намека на пошлость), что напомнили культовый пример из области нецеломудренного в балетном репертуаре. А именно танец с покрывалом в «Послеполуденном отдыхе фавна» в хореографии Нижинского. Поставлена эта одноактная балетная история была в рамках знаменитой антрепризы «Русских балетов Дягилева» в 1912 г.

Мельник с женой над телом неудачливого ухажера Коррехидора. Насколько говорящие жесты! // КСЕНИЯ ПАНЧЕНКО

Ритмов жар

С именем Сергея Дягилева, его труппой и кругом общения, состоящим из самых неординарных, талантливых людей мира искусства того времени, в том числе с Мануэлем де Фалья, связаны и эти балеты, впервые показанные на Украине.

Музыкой сюиты «Ночи в садах Испании» Дягилев весьма интересовался, ухватив деловым чутьем антрепренера и организатора, что при соответствующем обрамлении (а в этом Сергей Павлович был большой дока) колоритные картинки могут обрести триумфальную сценическую жизнь. Однако композитор предложил вместо «Ночей» — «Треуголку», доработанную специально для «Русских сезонов».

Успех этого балета в лондонском театре «Альгамбра» в 1919 г. был потрясающим, что и прогнозировалось. Мало того, что музыку написал действующий классик, компанию ему составили Пабло Пикассо, создавший декорации и костюмы, в качестве хореографа-постановщика себя впервые испробовал ведущий танцовщик труппы Дягилева Леонид Мясин (он же танцевал главную партию Мельника), а также прима Тамара Карсавина.

Решив сделать акцент на исконно народном танце, к которому так и побуждали жаркие ритмы, Мясин уехал в Андалусию, постигал суть движений, их характер у местных байлаоров. По замыслу хореографа, танцевать здесь должны были без пуантов. Танцовщицам идеально подходили черные туфли «жриц» фламенко — с маленьким каблучком и ремешком на щиколотке. В рисунок танца идеально вписывались и кастаньеты, которыми балерины отбивали ритм.

Именно от этих главных акцентов «Треуголки» не отступила и балетмейстер-постановщик Национальной оперы Анико Рехвиашвили. Остались также не менее значимые моменты из первоначального балета-пантомимы «Коррехидор и мельничиха»: красноречивые жесты, милые гримасы, как, например, у жены Мельника (Татьяна Лезова), или вовсе беззвучная артикуляция. Что для классического балета в общем не свойственно.

Костюмы, которые отображают дух испанской исторической моды, а не подражают ей, придумала испанка Габриэла Солтана Салаверри. Художницу, проявившую себя в национальных постановках, а также в международных проектах, пригласили на Украину впервые. Интересно, что, побывав здесь еще весной, представив свои идеи, эскизы, сеньора Габриэла уехала назад.

За процессом воочию следить не могла, но уже готовое зрелище покорило испанскую художницу. В балете «Треуголка» — совсем иной выбор нарядов, нежели в «Ночах». Пышные юбки с воланами, высокие прически, корсеты и каблуки. Иногда промелькнет резной гребень и вуаль на головках милых дам. Мужчины в облегающих брюках и с широким кушаком, в укороченных пиджаках, которые своим оранжевым тоном гармонируют с огромными мандаринами на декорациях, а белоснежные рубахи с пышными рукавами — точь-в-точь белый глянец стен на рисованных домишках в селении.

Сюжет по сути незатейлив. На пути любящей пары — Мельника и его жены — появляется любвеобильный, седовласый и заметно прихрамывающий Коррехидор в знатной треуголке. Он положил глаз на прекрасную мельничиху и, как водится, жаждет избавиться от мужа-соперника. Но любящие сердца не разделить.

Тут надо отметить потрясающее владение телом прежде всего солистов: неистовый огонь в крови, заломы рук, постановка пальцев, дроби ногами, знаменитая тряска — дрожь, которую продемонстрировал Никита Сухоруков (Мельник), плюс высокий прыжок, пластика — все это усилило приятные впечатления от увиденного. Суть дуэндэ — души танца, внутренней силы танцора, гипнотизирующей зрителя, была отражена полностью.

По сочности, картинности бытовых зарисовок эта постановка похожа на другую из репертуара театра — балет «Грек Зорба», премьеру 2008 г. Интересно, что за основу тогда было взято либретто Лорки Мясина (Леонида) — сына выдающегося Мясина-старшего.

Именно он, дословно зная постановку отца, в 2005-м перенес балет «Треуголка» на сцену Большого театра в Москве. В Киеве же либретто, хореография и сценография были возложены на балетмейстера-постановщика Анико Рехвиашвили, которая справилась с работой на отлично.

Балет и его, так и хочется сказать, обитатели, но напишу все же — создатели, а это все люди театра, вдохновлял многих художников. Первым приходит на ум Эдгар Дега, запечатлевший повседневный труд, экзерсисы у станка в живописи и карандашных эскизах. Испанский бренд Льядро (Lladro') также внес вклад в историю балета. В этом смысле «Треуголка» так и просится в фарфор.

Мандариновые краски сельского праздника // КСЕНИЯ ПАНЧЕНКО

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Кистью и шпагой

60 лет назад в прокат вышел фильм французского режиссера Бернара Бордери «Три...

Несколько слов о живописце Валерии Орле

В наши нелегкие времена, когда ковид существенно мешает проведению любого культурного...

Десять дней одного года

Ученые первыми заговорили о необходимости демократических гарантий от произвола....

О червячках, околовластье и комфорте

Моя цель — на каждом этапе получать удовольствие от собственного развития Я хочу...

Интервью Раисы Орловой с Наумом Коржавиным

Наум Коржавин: «Самиздат был большей частью чисто стихийным делом»

Джанни Родари: когда сказка реальней самой реальности

Волшебный голос Джельсомино оказывается сильнее и силы денег, и силы пропагандистской...

Приглашение переоценить жизнь

Суета жизни и узость кругозора меняют свои объекты, но не свою суть

Лента про афонский монастырь в кинотеатрах Украины

В кинотеатрах Украины начинается прокат документального фильма «Где ты, Адам?» 30...

Андре Тан о детской моде: «Дайте ребенку насладиться...

«Чем детская мода отличается от взрослой? Детей не заставишь носить неудобные вещи...

Главный мистик XX века. К дню рождения Михаила...

За свою врачебную практику он сделал сотни операций, принял более пятнадцать тысяч...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка