Роб Фельдман: «Спокойней всего мне читалось на кладбище»

№35(919) 30 августа — 5 сентября 2019 г. 28 Августа 2019 4

Роб Фельдман рассказал «2000», что читать из чувства стыда лучше, чем вовсе не читать, что, на его взгляд, книгам нравится ходить по рукам, что он не понимает, куда Жадан девает вытекшую кровь, что побочные эффекты от чтения могут быть ужасающими и что главная книга его жизни — это Тора.

Кто он: актер театра и кино. Учился в Великобритании, в London School of Dramatic Art и Arts Ed, окончил магистратуру в Drama Centre London. Актер театра «Мизантроп», исполнитель заглавной роли в спектакле «Король Убю», который в этом месяце был показан на крупнейшем театральном фестивале Европы Fringe в Эдинбурге.

— Почему и для чего вы читаете книги?

— Слава богу, театр, будучи синтетическим видом искусства, обязывает меня читать. В худшем случае читаю из чувства стыда за то, что чего-то не знаю, и так все-таки лучше, чем вовсе не читать.

Это прозвучит наивно и пошло, но впервые я ощутил целительное свойство книги во время одного из расставаний. Тогда меня выручили Сенека — «Нравственные письма Луцилию» и Гёте — «Страдания юного Вертера». Забавно, но обошлось без эффекта Вертера. Более того, я продолжаю эксплуатировать этот прием и сейчас, когда на душе становится совсем мерзко и ничто другое не помогает. Книга — самый простой и продуктивный метод борьбы с лишними переживаниями. Правда, побочные эффекты от книги тоже ужасающие: ты можешь случайно стать эрудированней, у тебя расширится кругозор. Такого не пожелаешь и врагу.

— Где вы обычно читаете?

— Раньше мог читать где угодно, но теперь в машине во время чтения укачивает. В шумных местах сконцентрироваться на тексте помогает музыка. Помню, спокойней всего читалось на кладбище, несмотря на то что это было во время съемок сериала.

— Предпочитаете бумажные книги или электронные?

— Предпочитаю бумажные — за тактильность и запах, но, как правило, читаю электронные — из-за компактности и вместительности. Тем не менее электронным я не доверяю. У меня всегда возникает ощущение, что кто-то мог что-то сократить или добавить отсебятины. Раньше я представлял, как несостоявшийся, обиженный на весь мир графоман лезет в текст своими клавишами и перепечатывает «Портрет Дориана Грея» или «Мартина Идена» на собственный лад. Хотя если учесть все процессы, которым подвергаются произведения до того, как попадают в печать (работа редакторов, переводчиков и т. д.), сложно даже представить, что из этого всего нам остается от автора.

— Что входит в круг вашего чтения?

— Я скорее из тех, кто нахватан. Круг этот очень фрагментарен. У меня есть подозрение, что такой диагноз можно поставить целому поколению, и тогда впереди нас ждут большие проблемы.

В основном читаю пьесы. Люблю современную украинскую драматургию с ее неуклюжестью, взлетами, падениями, экспериментами, юмором, болью, непредсказуемостью и честностью. Ту, которую пишут прямо здесь и сейчас, с которой можно познакомиться на фестивале «Тиждень актуальної п'єси» или на читках в театре Post Play.

Нравятся поэзия и проза Жадана. До встречи с ним я верил фразе Хемингуэя: «Писать на самом деле очень просто. Ты просто садишься перед пишущей машинкой и истекаешь кровью». За шесть недель совместных гастролей я так и не понял, когда Жадан успевает так много и круто писать и куда девает вытекшую кровь.

Люблю рассказы Чехова, Довлатова, Зощенко, Хемингуэя. Чем лаконичнее, объемнее и острее, тем лучше. Надеюсь, что со временем научусь без притворства любить большие романы, не думая постоянно о том, как бы они выглядели на экране или в театре.

— Какая книга больше всего повлияла на вас в юности?

— Тора. Она охватывает собой все сюжеты. Эту книгу не получается перерасти или разгадать. В дополнение к ответам на интересующие тебя вопросы ты получаешь еще больше не менее интересных вопросов. К ней можно с неподдельным интересом возвращаться каждый год. Тору для меня открыли родители, а вот оставшись без присмотра, я не без удовольствия открыл для себя «Парфюмера» Зюскинда, «Заводной апельсин» Бёрджесса, «1984» Оруэлла, «Постороннего» Камю. Не могу сказать, что нашел для себя одну книгу, после которой мог бы полностью и бесповоротно уйти в мир чтения. Я долго завидовал одному своему знакомому, пока не узнал его лучше. Он прочитывает по книге в день, но судя по тому, как он рассуждает, ни одной хорошей ему так и не попалось.

— Что вы читаете сейчас?

— Перечитываю Шолом-Алейхема. «Но сатана, будь он неладен, как назло, не унимается: слышу запах кофе, чувствую вкус сдобной булки — свежей, хрустящей — объедение!» При всем моем спокойном отношении к еде, находясь в гораздо более благоприятных условиях, я все равно не могу не подключиться к состоянию, в котором пребывает Тевье, и не мечтать об этих сумасшедших кофе с хрустящей булочкой. Что сейчас может быть вкуснее? Как и почему у Шолом-Алейхема даже самое незначительное получается таким наполненным?

Мне почему-то везет: несмотря на то что мой литературный компас часто сбивается и я не сразу до конца понимаю, где талантливо, а где дрянь, пока что все мои театральные проекты направляют меня в сторону высококачественной литературы.

— Как выглядит ваша домашняя библиотека?

— Настоящая семейная библиотека у моих родителей дома в Днепре. Там можно утонуть в книгах, а вот у меня дома на данный момент только две скромные полки — в основном это книги, связанные с театром или кино. Большая часть книг у меня в телефоне, мне спокойней, когда они под рукой. В Лондоне у меня было два огромнейших чемодана книг, которые я презентовал своим одногруппникам. Удивлялся тому, с какой скоростью их разбирали. Думаю, книгам нравится ходить по рукам: так у них появляется больше читателей.

— Топ-5 главных книг вашей жизни?

— Тора. В идеале это ежедневный выход из рабства.

Трагедии Шекспира. Это слова, слова, слова, которые так хочется произносить.

«Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Это юность.

«Обещание на рассвете». Гари. Это связь, которую ничто не разорвет.

«Кино между адом и раем» Митты. Не знаю, как она попала в мой список, но на эту рекомендацию еще никто не жаловался.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Сказка с подсказками

Это первый фильм Тарантино, который частично основан на реальной истории, и зритель,...

Танцуй, люби, побеждай

Триумф картины «А потом мы танцевали» вышел безоговорочным: ей достались и...

Леонардо да Винчи: одиночество Титана

Личность Леонардо актуальна всегда. А поскольку 6 апреля 2020 г. будет отмечаться и...

Станислав Жирков: «Наш театр стал другим»

Государственный театр не имеет права на социальную пассивность. Каждый спектакль...

Загрузка...

Певцом мира-2019 по версии BBC Cardiff стал украинец Андрей...

Победу на международном конкурсе оперных певцов в британском Кардиффе — кубок...

«Битлз» исчезают в полночь

C 27 июня в украинских кинотеатрах идет фантастическая комедия британского режиссера...

Много детей, старушка и бонус

С 20 июня в прокате альманах Oscar Shorts — подборка из пяти лучших короткометражных...

Сорок восьмая — тихая, скромная

Из победителей европейских фестивалей на «Молодости»-2019 показали лауреатов...

«Молодость» — весенняя версия

С 25 мая по 2 июня в Киеве пройдет 48-я по счету «Молодость»

Война за «Сериальный трон» началась

«Игра престолов» кончилась, но дело ее живет: сможет ли Украина снять свою...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка