Скорбное предчувствие

№13(813) 31 марта -- 6 апреля 2017 г. 28 Марта 2017 0

Сцена из оперы-цирка «Вавилон». Общий план

В прошлую пятницу в столичном Дворце культуры КПИ состоялась премьера проекта «Вавилон», который его авторы называют оперой-цирком. Режиссер Владислав Троицкий с композиторами Романом Григоривом и Ильей Разумейко продемонстрировали, как звучит предчувствие конца света в одном отдельно взятом зале.

Первый раз Троицкий показал «Вавилон» полгода назад на ГогольFest-2016. Потом оперу-цирк свозили на фестиваль в Люблин. Теперь она снова в Киеве. Это уже третье обращение главного экспериментатора украинской сцены к жанру, который он за неимением других определений называет оперой, и соответственно третий опыт сотрудничества с музыкантами из объединения «Новая опера». Пожалуй, если сравнивать с «Кориоланом» и «Иовом», нынешняя постановка самая цельная, самая впечатляющая и самая величественная. А заодно самая зловещая.

Музыку «Вавилона» делают пять вокалистов и шесть инструменталистов. Состав, конечно же, не слишком традиционный: контрабас, виолончель, валторна, бас-кларнет, гитара, препарированный рояль, toy piano, drum-set. И тебе медные духовые, и всевозможные струнные — смычковые, щипковые, клавишные — и ударные, дополняющие мощным роком прихотливое барокко. Кроме музыкантов на сцене воздушные акробаты и две странные кукольные фигуры с глазами-лампочками, похожие на нарисованных детской рукой роботов-трансформеров.

Визуальную составляющую обеспечивают виджеи. На полотно задника транслируются изображения то клинописного орнамента, то старинного полуразрушенного храма, то современной уродливой многоэтажки, похожей на ту, что была в «Кориолане». На статичные картинки накладываются динамические эффекты — кружащиеся графические фигуры, мечущиеся символы, вылупляющиеся из мешочков глаза, заштриховывающие экран линии.

Текста в «Вавилоне» немного. Время от времени женский голос зачитывает пассажи из Откровения Иоанна, посвященные несчетным грехам вавилонской блудницы и ее грядущему падению; также звучит эпизод из Бытия о строительстве башни и смешении языков. В вокальных фрагментах иногда можно расслышать слова, как то «Вавилон», «Аве Мария» или какую-нибудь заковыристую латынь. Но в целом, как и положено в опере, музыка здесь важнее текста.

Что это такое, сразу и не скажешь. Дефиниция «опера-цирк» забавна, но все же тут не только опера и не совсем опера, а цирка, прямо скажем, немного. В «Вавилоне» есть что-то и от эстрадного шоу, и от рок-концерта, и от театральной постановки. Получается, что использованное в пресс-релизе громоздкое определение «полистилистическое музыкальное действо» к истине действительно ближе всего.

И впрямь, какое там шоу, если в основу постановки положены главы из Апокалипсиса, а происходящее на сцене соответствует никак не низкому, а самому что ни на есть высокому жанру. Проще говоря, «Вавилон» это трагедия, причем та настоящая, в которой, по словам Бродского, гибнет не герой, а хор. Не в том смысле, что кто-то погибает по сюжету, а в том, что речь в опере Троицкого идет ни больше ни меньше как о тотальном кризисе цивилизации, о последних временах этого мира.

Тем более что сюжета как такового в «Вавилоне» нет. Есть последовательность музыкальных номеров — драматических, гротескно-фарсовых, нежно-лирических, грозно-патетических. Есть наложение музыкальных стилей разных эпох, тонкости которого могут оценить только специалисты. Есть характерная для всех опер Троицкого по-хорошему наглая эклектика, которая на этот раз более гармонична и профессиональна, чем в «Кориолане», и более зрелищна, чем в «Иове». Возможно, пришла пора называть ее синтезом.

Еще вот что важно: «Кориолан» и «Иов» истории хоть и архетипические, но частные, они об отдельных человеческих драмах. Первая о доблестном римском воине, обратившемся в глазах толпы в ненавистного предателя. Вторая о библейском праведнике, которого Господь подверг мучительным испытаниям. Ни с одним, ни с другим почти никто из зрителей себя наверняка не отождествлял.

А вот «Вавилон» это про всех нас и прямо сейчас. Про роковое единство современного мира, как в одноименном фильме Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Про гибельную гордыню, как в Откровении Иоанна Богослова. Про зло технократического социума, символом которого является Вавилон для адептов растафарианства. И наконец, про «состоянье ума», как 37 лет назад спел молодой растаман Борис Гребенщиков.

И этот город — это Вавилон

И мы живем — это Вавилон,

Я слышу голоса, они поют для меня,

Хотя вокруг нас — Вавилон.

Та песня из альбома «Электричество» начиналась словами: «В этом городе должен быть кто-то еще. В этом городе должен быть кто-то живой». После постановки Троицкого кажется, что это о нем — более нестандартного и бескомпромиссного режиссера в украинском театре не найти. И что его «Вавилон» совсем не опера-цирк, а опера-предупреждение.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Левой, левой

Может ли один пианист заменить собой целый оркестр, причем играя только левой рукой?...

Три Софии

Одинаковый набор красок и холсты одного размера, 12 художников, три недели и три...

Воспрянет арт людской

«Впредь неизменно поставлять нежинские огурцы к царскому столу в Петербург»,...

Трижды семь

Для многих режиссеров, вполне успешно проявивших себя в полнометражном кино, короткий...

Загрузка...

Планета Соловьяненко

85-летие со дня рождения прославленного певца -- первого из советских теноров, которому...

Это вам не Петрушка

Этот хорватский актер с двадцатилетним опытом, сыграв овечку в кукольном спектакле,...

Cпешите увидеть лапендулу

«Колесом смерти» этот хитроумный аппарат называют не зря. Его создатель разбился...

Улисс нашего времени

Зимой прошлого года в Киеве появился Дикий театр

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка