Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Дэвид МАРПЛС: "Поздравляю тебя, Украина"

Сорок восьмая — тихая, скромная

№23 (909) 7 — 13 июня 2019 г. 05 Июня 2019 0

Главную роль в фильме «Дикий» сыграл молодой французский актер Феликс Марито

С 25 мая по 2 июня в Киеве прошел 48-й по счету Международный кинофестиваль «Молодость». Прошел буднично, без помпезных церемоний, звездных имен на афише и зрительского ажиотажа. Гран-при фестиваля достался французской ленте «Дикий», посвященной бездомному молодому гею, который убивает себя проституцией, наркоманией и прочим нездоровым образом жизни.

Сначала «Молодость» собирались открывать и закрывать, как в прошлом году, в специально возведенном открытом кинотеатре на Почтовой площади, но что-то пошло не так. В последний момент организаторы перенесли торжества в старый, добрый и совсем не пафосный «Киев», оставшийся главной фестивальной локацией. Как они прошли, рассказать не могу: с прошлого года на церемонии украинских фестивалей, эти унылые парады тщеславия и дурновкусия, я ходить зарекся. Замечу только, что фильмом открытия стала обновленная версия классической ленты Билли Уайлдера «Некоторые любят погорячее», известная у нас под названием «В джазе только девушки». Приз за вклад в кинематограф вручили единственному VIP-гостю «Молодости» Питеру Гринуэю, а на закрытии показали «Рокетмена», байопик об Элтоне Джоне, фильм, который 6 июня вышел на украинские экраны. В этом году старейший отечественный фестиваль предложил синефилам традиционные шесть конкурсных, а также 15 внеконкурсных программ. Слонов, то бишь «Скифских оленей», раздавали в трех международных номинациях (полный метр, короткий метр, студенческие фильмы), одной национальной (короткий метр) и двух специальных — Sunny Bunny (ленты на ЛГБТ-тематику) и Teen Screen (фильмы для подростков). Как обычно, я решил проигнорировать второстепенные номинации в пользу основной и прилежно, будто притворившись членом жюри, отсмотрел все двенадцать картин Международного конкурса полнометражных фильмов. Для удобства можно разделить их пополам, на две условных категории, но сначала нужно напомнить пару существенных нюансов.

«Молодость» — это фестиваль дебютов. К участию в конкурсе полного метра здесь допускают только первые режиссерские работы в данном формате, которые следует воспринимать с некоторым снисхождением, как заявки на будущее. Среди конкурсных лент обычно немало камерных, посвященных сложным душевным состояниям, — что поделать, со скромным бюджетом блокбастер не снимешь. При этом киевский киносмотр давно уже ориентируется на фильмы с социальным содержанием, посвященные важным темам, поднимающие актуальные вопросы и освещающие злободневные проблемы. В общем, к первой условной категории отнесем ленты, где акцент сделан на аспектах частных, психологических. А ко второй — картины с обобщениями, с отчетливым социальным звучанием. В обоих случаях пойдем от слабых работ к более сильным.

Психологические

«Путешествие в комнату матери», режиссер Селия Рико, Испания. Жалостная, душевная, но уж скучная и невыразительная лента о взаимоотношениях матери и дочери. Мать, бывшая гладильщица и швея, считает, что дочь должна идти по ее стопам, но та предпочитает уехать в Англию работать бебиситтером. Самая тихая из тихих, самая камерная из камерных, почти бесконфликтная картина Рико, по всей видимости, должна была высветить некие глубины в душах обычных людей, рядовых горожан. Беда в том, что глубины не больно-то глубоки и ничего особенно примечательного в них не обнаруживается.

«Нина», режиссер Мария Винтер Ольсен, Дания, Фарерские острова. Здесь, наоборот, кипят страсти, причем на ровном месте. Молодая беременная писательница приезжает со своим парнем на фарерский остров и начинает чудить: то истерику ему устроит, то явь со сном перепутает, то увлечется местными легендами о женщине-тюленихе, от которых у нее начнутся видения, то сблизится с молодым священником, причем вовсе не в духовном смысле. Характерная деталь: Нина усердно работает над своим первым романом, но ответить, о чем он, почему-то не может. Из фильма Ольсена можно сделать два главных вывода. Первый: фарерская природа сурова, но величественна. Второй: от взбалмошных, эгоистичных, психически неуравновешенных писательниц лучше держаться подальше.

«День после того как я уйду», режиссер Нимрод Эльдар, Израиль. 17-летняя Рони, толстая, грубая и озлобленная на весь мир девица, которая никак не может оправиться после смерти матери и при этом ни в грош не ставит отца, пытается покончить с собой. Попытка не удается, Рони откачивают, и отец везет ее на север страны к материной родне. Там бабушки, тетки и дядья объясняют отчаявшейся дурехе, что все ее очень любят и ценят, что жить хорошо, а не жить плохо. Как ни странно, Рони, с заметным трудом преодолевая злобу и ненависть, с родственниками соглашается. Мне такое внезапное преображение убедительным не показалось, но жюри отметило ленту Эльдара специальным дипломом.

«Грета», режиссер Арманду Праса, Бразилия. Один из трех фильмов Международного конкурса, названный женским именем, правда, на этот раз никакой Греты среди персонажей нет. Герой бразильской картины — 70-летний гей, который обожает Грету Гарбо и просит любовников во время секса называть его именем великой актрисы. Праса снял вызывающе натуралистичный, но при этом грустный и трогательный фильм о старости, об одиночестве, о том, как пытаясь помочь близким, человек может нарушать закон и жертвовать собой. Главное достоинство картины — работа Марка Нанини, популярного бразильского комика, выступившего в не слишком привычном для себя амплуа драматического актера.

«Колибри», режиссер Ким Бо-Ра, Южная Корея. У 14-летней героини в жизни все впервые: первая дружба, первый поцелуй, первая сигарета, первое предательство, первые семейные конфликты, первая медицинская операция, первая влюбленность в учительницу, первая серьезная утрата. При этом фильм на удивление целомудренный — в нем нет не то что подростковой эротики, но даже намека на нее. Режиссер картины, выступая перед сеансом, отметила, что действие происходит в 1994-м, когда Корея стремительно развивалась вместе с героиней. Тут есть что возразить: если драма взросления в фильме налицо, то перемены, происходившие в стране (видимо, имелось в виду пресловутое корейское экономическое чудо), вопреки словам Ким Бо-Ра все-таки остались за кадром. Тем не менее трепетный «Колибри» был назван лучшим полнометражным фильмом фестиваля и стал лауреатом приза Международной федерации кинопрессы FIPRESCI.

«Разрушительница системы», режиссер Нора Финшайт, Германия. Лента о девятилетней девочке Бенни, подверженной жесточайшим приступам агрессии, во время которых она теряет контроль над собой и может причинить физические увечья как окружающим, так и самой себе. С одной стороны, Бенни — сущий демон, исчадие ада, дикая тварь, которую не желает брать ни один немецкий приют. С другой — это несчастный ребенок, остро нуждающийся в материнской любви, вот только родная мать справиться с Бенни не имеет ни сил, ни желания. Картина у Финшайт вышла сильная и пессимистичная. Она свидетельствует о том, что у людей бывают такие психологические проблемы, которые при всем желании и старании преодолеть невозможно. «Разрушительница системы» набрала самый высокий балл в зрительском голосовании (4,67) и стала лучшим фильмом Международного конкурса по версии Экуменического жюри.

Социальные

«Юля», режиссер Рокси Топорович, Украина, США. Заглавная героиня, волонтерствуя в столичном госпитале, полюбила легкораненого атошника из Донецка, повезла его в родные Карпаты и лишь там осмелилась сообщить, что она уезжает на учебу в Германию, после чего гордый парень, уже успевший сознательно перейти с русского на украинский, горько рыдая, от нее сбежал. Банальную, поверхностную, исполненную плоского пафоса ленту сняла постановщица украинского происхождения родом из Огайо. В 2014-м Топорович переехала в Киев, но ее понимание исторической родины осталось на уровне газетных передовиц и выпусков теленовостей. Безоговорочно худший фильм полнометражного конкурса оставил смешанное чувство недоумения и стыда. Остается утешаться тем, что в прошлые годы украинские ленты выглядели на «Молодости» еще хуже.

«Маленький товарищ», режиссер Мооника Сииметс, Эстония. Экранизация автобиографических романов Леэло Тунгал, мать которой в начале 1950-х была осуждена за антисоветскую деятельность, а именно — за то, что в доме хранили флаг времен эстонской независимости. Политическую ситуацию мы видим наивными глазами девочки-дошкольницы: она мечтает быть пионеркой, поет песни про двух орлов Ленина и Сталина и вообще хочет как лучше, а получается как получается, но ничего не поделать, ребенок не виноват. Сииметс сняла душещипательную и очень уж схематичную картину с простодушным разделением персонажей на строго положительных и сугубо отрицательных. Наверное, это неплохой фильм для подростков — в секции Teen Screen он бы смотрелся более убедительно.

«Ее работа», режиссер Никос Лабо, Греция, Франция, Сербия. Эта лента такая социальная, что социальней некуда. Она и о греческом финансово-экономическом кризисе, и об уловках недобросовестных работодателей, и о гендерном неравенстве, и о патриархальной модели семейных отношений, которая в современной Европе выглядит вроде бы нонсенсом, но встречается гораздо чаще, чем мы думаем. Сюжет стандартный: муж теряет работу, а жена, наоборот, находит. В результате бывший кормилец страдает от потери статуса, но вместо того чтобы разделить с супругой домашние хлопоты, ведет себя как скотина. В целом получилось неплохо, но финал картины Лабо откровенно смазал — что делать с уволенной в конце концов героиней, он так и не придумал.

«За что нам все это», режиссер Ева Шпрайцхофер, Австрия. Единственная комедия в программе Международного конкурса наверняка попала туда благодаря своей социальной направленности. Ее героиня — 16-летняя Нина, превратившаяся в Фатиму: из солидарности с мусульманской девушкой, которой запретили носить хиджаб, из протеста против бездуховности своей либерально-атеистической семьи и из желания быть непохожей на других она принимает ислам. При просмотре ленты Шпрайцхофер невольно думаешь о том, что решить проблемы, связанные с доведенной до абсурда политкорректностью и провалом политики мультикультурности, современной Европе не под силу, поэтому остается только мило их вышучивать.

«Соседи», режиссер Гигиша Абашидзе, Грузия, Македония. Герои ленты — жители старого тбилисского дворика, на месте которого собираются возводить многоэтажку. Застройщик предлагает компенсацию по тысяче долларов за метр, все жильцы, коротающие дни за пивом и домино, охотно соглашаются и только Гия, единственный работающий из соседей и выплачивающий кредит под недавно сделанный ремонт, требует вдвое больше. Конфликт между старыми приятелями разрастается как снежный ком, приобретает шекспировский размах и заканчивается трагедией, в которой виноваты вроде бы все и при этом никто конкретно. «Соседи» оказались лучшим фильмом конкурса по версии параллельного жюри кинокритиков, а также были отмечены специальным дипломом.

«Дикий», режиссер Камиль Видаль-Наке, Франция. Самая брутальная лента программы: тут и однополый секс, и мужская проституция, и грубое насилие, и бессовестное воровство, и наркотические трипы. При этом главный герой ленты, 22-летний Лео, участвующий во всем вышеперечисленном, на самом деле — глубоко несчастный одинокий юноша, которому катастрофически не хватает любви. Проблема в том, что его архетип — это, извините за неожиданное сравнение, Гекельберри Финн. Как ни пытайся этого парня отмыть, подлечить и направить на путь истинный, он все равно слиняет в свою родную клоаку. Ну и еще один важный нюанс: любовь, на которую нет возможности откликнуться, спасения не приносит. Интересно, что «Дикий» посвящен практически той же теме, что и «Разрушительница системы» (см. выше): в натурах 22-летнего гея-жиголо и бешеной 9-летней девчонки обнаруживаются коренные сходства. «Дикий» стал главным победителем «Молодости» — ему достались Гран-при фестиваля и денежная премия в размере 10 тыс. долл. США.

Вне конкурса: всякая всячина

Из внеконкурсных программ украинских киносмотров всегда выделялась секция с кодовым обозначением FF, т. е. «Фестиваль фестивалей». Например, в 2013-м на «Молодости» показывали фильмы Ким Ки Дука, Алекса ван Вармердама, Ульриха Зайдля, Асгара Фархади, Цай Мин Ляна, Калина Петера Нетцера. А в 2016-м, когда фестиваль в последний раз проходил в октябре, — ленты Алехандро Ходоровски, Кристиана Мунджиу, Оливье Ассайаса, Сергея Лозницы. В программе секции постоянно фигурировали призеры Канна, Венеции и Берлина. В общем, есть о чем вспомнить.

Нынешняя программа FF оказалась куда скромнее. В списке режиссеров десяти представленных в секции фильмов было, пожалуй, лишь одно относительно громкое имя — это Раду Жуде, обладатель «Серебряного медведя» Берлинале 2016 г. Из победителей европейских фестивалей на «Молодости»-2019 показали лауреатов Локарно, Роттердама, Карловых Вар. Ажиотажа эта подборка не вызвала: на большинстве показов пустых кресел оставалось раз в десять больше, чем заполненных. Впрочем, для Киева это давно уже норма — по части уровня программы и зрительского интереса Одесский международный дает «Молодости» огромную фору. К «Фестивалю фестивалей» перейдем чуть позже, сначала несколько слов о четырех фильмах из других секций.

«Слепое пятно» Тувы Новотны, картина из «Скандинавской панорамы», начинается нарочито скучно: девочки в школе играют в гандбол, две подружки минут пятнадцать топают домой и болтают ни о чем, одна из них заходит в квартиру, здоровается с мамой и маленьким братом, переодевается, записывает пару фраз в тетрадь, открывает окно... Дальше неподвижное тело под домом, дикая истерика матери, скорая помощь, больница, сводящее с ума ожидание. Все это снято длиннющими планами, с минимальным монтажом, экранное время почти равно повествовательному. Молодая норвежская дебютантка сделала сильный и страшный фильм о незаметном подростковом одиночестве, о латентном психологическом кризисе, который приводит к фатальным последствиям. Жаль, что эту ленту не взяли в Международный конкурс фестиваля — она была бы там одной из лучших.

Не менее яркое впечатление оставило «Духовенство» Войцеха Смажовски, автора скандальной «Волыни», так не понравившейся украинским патриотам. Герои ленты, показанной в рамках секции «Специальные события», — три ксендза, в чьих натурах присутствуют чуть ли не все пороки мира. Если верить Смажовски, польская католическая церковь это не праведность, добропорядочность и милосердие, а мздоимство, алкоголизм, прелюбодеяние, лицемерие, обман, шантаж, подкуп, развращение малолетних, круговая порука и тотальная продажность. Похоже, что поляки Смажовски поверили: на родине «Духовенство» за три недели посмотрели 3,5 млн. человек, т. е. около 10% всего населения страны. Интересно, какой процент из них режиссером восхищался, а какой хотел разорвать его на мелкие куски. Признаюсь честно: более жесткого антиклерикального фильма я не видел за всю свою жизнь.

Еще мне довелось посмотреть две картины из секции «Канадский фокус», хотя, как оказалось, делать это было вовсе не обязательно. Первая из них — «Дни морока» Максима Жиру, ее герой, пытаясь в начале 1940-х избежать военного призыва, отправляется из Монреаля на запад континента, попутно участвуя в конкурсе имитаторов Чарли Чаплина. Сначала его грабят, потом пытаются подстрелить, дальше он попадает к странной женщине, которая держит на цепи рабыню, изображающую собаку, после этого оказывается в каком-то бункере, в плену у безумца, намеревающегося продать его то ли целиком, то ли по частям... Вся эта диковатая одиссея происходит на фоне красивых пейзажей Среднего Запада и дополняется выморочными разговорами о смысле и бессмысленности жизни.

Вторая канадская лента оказалась еще более заковыристой, чем первая, — собственно, простых решений от известного любителя экспериментов и ненавистника зрительского кино Дени Коте (кстати, возглавлявшего жюри позапрошлой «Молодости») ждать не стоило. «Антология города-призрака» посвящена умирающим канадским селам и мелким городкам. Она скроена из фрагментов, не очень внятных, но эстетически цельных, создающих ощущение непреходящей тоски и безнадеги. Кроме обычных живых людей, в фильме появляются мертвецы: приходят и стоят немым укором. Одна дамочка так сильно их пугается, что зависает между небом и землей и остается в таком положении до самого финала. Зрителям гораздо проще, чем ей, — они могут встать и уйти. Многие именно так и поступили.

Вне конкурса: «Фестиваль фестивалей»

Главный хит программы — дело рук вышеупомянутого Раду Жуде. Лента «Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары» рассказывает о современной театральной реконструкции одесской трагедии 1941 г., когда по приказу румынской оккупационной администрации в городе было уничтожено около 30 тыс. евреев. Героиня фильма, удостоенного Гран-при прошлогоднего фестиваля в Карловых Варах, молодая постановщица, которая пытается донести до зрителей ужас холокоста, сталкивается не только с жестким сопротивлением местных функционеров, но также с ура-патриотизмом и откровенным расизмом обывателей. Ни власть, ни народ не желают помнить позорные страницы прошлого. Более того, если коммунистов в нынешней Румынии принято ненавидеть, то к нацистам отношение куда более терпимое. Параллели с Украиной вполне очевидны, так что ленту Жуде я бы рекомендовал к обязательному просмотру научным сотрудникам Института национальной памяти и лично господину Вятровичу. Вдруг что-нибудь да поймут.

Из Локарно в Киев привезли обладателя «Золотого леопарда»-2018 «Воображаемую землю» Сью Хуа Ео. Во-первых, лента сингапурского режиссера рассказывает об искусственном увеличении маленького островного государства с помощью песка, завозимого из Малайзии и Индонезии. Во-вторых, это детектив, расследование исчезновения молодого китайского рабочего, причем полицейский инспектор пытается представить себя на его месте. В-третьих, «Воображаемая земля» — забористый нуар, где обычная реальность перемешана с виртуальной, со снами, с бессонным бредом, с болезненной фантазией персонажей. В-четвертых, это картина об экзистенциальной тоске и одиночестве нищих бесправных китайских и бангладешских гастарбайтеров в безобразной сингапурской промзоне. Перечень не окончательный; если вам доведется посмотреть ленту Сью Хуа Ео, сможете дополнить приведенный список парой собственных пунктов.

Самым зрительским фильмом программы стала «Алис» Жозефин Макерра, обладатель Гран-при жюри американского фестиваля South by Southwest. Историю о том, как муж заглавной героини просадил все семейные деньги на элитных шлюх, после чего она, спасая квартиру от конфискации, сама пошла в элитные шлюхи, французская дебютантка рассказала одновременно с напряженным драматизмом и милым юмором. А еще с забавными аллюзиями: Эмили Пипонье в роли Алис явно отсылает к образу Катрин Денев из «Дневной красавицы» Бунюэля. Лента Макерра — очередное женское напоминание о том, что несмотря на все успехи эмансипации, власть в нашем мире по-прежнему принадлежит мужчинам, добиваться справедливости — дело безнадежное, а единственный способ сохранить себя — это сбежать на край света. Выход скорее сказочный, чем реальный.

Еще один французский фильм — Час пик» Себастьена Марнье, участник основного конкурса Венецианского кинофестиваля, — лента совсем иного рода. Начинается она с самоубийства учителя, который выходит в окно прямо посреди урока. Его сменщик обнаруживает, что в специально созданном привилегированном классе группа из шести подростков организовала некое подобие секты со странными шокирующими правилами. Юноши и девушки никогда не улыбаются, собирают видеоматериалы о стихийных бедствиях и техногенных катастрофах, приучаются терпеть боль, насилие и страдание, открыто противопоставляют себя социуму и затевают что-то опасное. Картина Марнье не столько пугает, сколько отталкивает: пророчества о скором апокалипсисе кажутся мне несколько спекулятивными.

Неоднозначное впечатление произвела лента аргентинского режиссера Бенджамина Найштата «Красный», завоевавшая три награды на МКФ в Сан-Себастьяне, в том числе приз за лучшую режиссуру. Главный герой ленты, события которой развиваются в 1975 г., — провинциальный адвокат Клаудио, человек солидный, уважаемый, но безнадежно гнилой. Найштат показывает, как за фасадом добропорядочности кроется преступное корыстолюбие, а оборотной стороной непоколебимой моральной правоты оказывается замешанная на трусости подлость, которая ведет к катастрофе. «Красный» намекает, что нравственный упадок в Аргентине середины 1970-х стал непосредственной причиной военного переворота 1976 г., ввергнувшего страну в террор и беззаконие. Неоднозначность фильма Найштата обусловлена странностями драматургии: некоторые эпизоды и даже сюжетные линии здесь словно чужие.

Сразу несколько резонансных фильмов 2010-х («В центре внимания» Тома Маккарти, «По воле божьей» Франсуа Озона, то же «Духовенство» Войцеха Смажовски) рассказывали о педофилии в среде католических священников. Теперь дело дошло и до аналогичных прегрешений хасидских раввинов — ленту под названием «М» на эту тему сняла француженка Иоланда Зоберман. Ее герой, 35-летний израильтянин Менахем Ланг, после десятилетнего отсутствия приезжает в родной Бней-Брак, где в детстве он подвергался постоянному сексуальному насилию. «М» — кино по сути документальное: Менахем ездит туда-сюда по городу, рассказывает о своем печальном опыте, пытается вызвать на разговор давних обидчиков, встречается с местными молодыми людьми, пережившими те же травмы. Два главных вывода: в вопросах секса иудейские ультраортодоксы — жуткие невежды и дикие ригористы; лента Зоберман — очень важная, актуальная, своевременная и невозможно скучная. Жюри МКФ в Локарно отметило ее скромным «особым упоминанием».

Еще более радикальный эксперимент — фильм китаянки Чжу Шенцзе «Настоящее. Совершенное». Он представляет собой коллаж из десятков любительских видеотрансляций, сделанных на свиноферме, из кабины башенного крана, на фабрике по производству мужских трусов, с оживленных городских улиц, из сельской глуши. В последние годы стриминг в Китае стал увлечением сотен миллионов человек; лично у меня удивление вызывают не те, кто всю эту чушь транслирует, а те, кто ее зачем-то смотрит. Жюри Роттердамского кинофестиваля присудило Шенцзе главный приз с формулировкой: «Отважный фильм, который переносит нас туда, где мы никогда не были, открывает персонажей, которые хотят и должны быть увиденными, добавляет в киноязык новые правила, использует кинохронику нового тысячелетия». «Настоящее. Совершенное» — еще один нужный и своевременный фильм, который нет никакого желания досматривать до конца.

Другой китайский фильм программы оказался поинтересней. Заглавный герой «Джинпы» тибетского режиссера Пемы Цедена — водитель грузовика, лохматый дядька, колесящий по тибетским плоскогорьям пятикилометровой высоты, обожающий песню O sole mio и не снимающий солнечных очков. В течение одного дня Джинпа сбивает на дороге овцу, душу которой ему обязательно надо отпеть в монастыре; подвозит тезку, молчаливого парня, который собирается убить человека; встречается с любовницей, но у него ничего не получается; знакомится с человеком, которого собирался убить его тезка; понимает что-то новое об этом мире, хотя что именно, сказать трудно. Картину Цедена наградили в Венеции за лучший сценарий — правда, не в основном конкурсе, а в секции «Новые горизонты».

Эпилог

В кулуарах не утихают разговоры о том, что перенос «Молодости» с осени на позднюю весну оказался не лучшей идеей и никаких реальных дивидендов не принес. Мало того что киевский фестиваль давно уже уступил одесскому статус главного киносмотра страны, так теперь еще появилось стойкое ощущение, что из-за их календарной близости «Молодость» с осознанием собственной скромной значимости выступает у ОМКФ на разогреве. Одесский международный, собирающий на порядок больше зрителей и показывающий топ-хиты главных европейских кинофестивалей, стартует меньше чем через месяц, в самой середине лета. Настоящая жара для киноманов будет именно там.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...

Загрузка...

Сказка с подсказками

Это первый фильм Тарантино, который частично основан на реальной истории, и зритель,...

Танцуй, люби, побеждай

Триумф картины «А потом мы танцевали» вышел безоговорочным: ей достались и...

Леонардо да Винчи: одиночество Титана

Личность Леонардо актуальна всегда. А поскольку 6 апреля 2020 г. будет отмечаться и...

Станислав Жирков: «Наш театр стал другим»

Государственный театр не имеет права на социальную пассивность. Каждый спектакль...

Певцом мира-2019 по версии BBC Cardiff стал украинец Андрей...

Победу на международном конкурсе оперных певцов в британском Кардиффе — кубок...

Загрузка...

«Битлз» исчезают в полночь

C 27 июня в украинских кинотеатрах идет фантастическая комедия британского режиссера...

Много детей, старушка и бонус

С 20 июня в прокате альманах Oscar Shorts — подборка из пяти лучших короткометражных...

«Молодость» — весенняя версия

С 25 мая по 2 июня в Киеве пройдет 48-я по счету «Молодость»

Война за «Сериальный трон» началась

«Игра престолов» кончилась, но дело ее живет: сможет ли Украина снять свою...

Алла Пугачева. Стоп-игра!

Единственным сольником в Кремле отметила 70-летие Алла Пугачева

Дмитрий Саратский: «Много раз собирался купить...

Дмитрий Саратский рассказал «2000», что к ответственному чтению его приучила...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка