Тень от украинской «Мечты»

№49 (886) 7 — 13 декабря 2018 г. 05 Декабря 2018 5

Деятельность Министерства культуры в последние годы чаще всего становилась предметом внимания СМИ в контексте, я бы сказал, непрофильных функций.

Речь идет о составлении разного рода «черных списков» деятелей культуры и произведений, созданных ими или с их участием, которые «представляют угрозу безопасности Украины» и подлежат полному запрету на ее территории.

Рвение и дотошность, с которыми чиновники Минкульта трудятся над своим черным списком, достойна того, чтобы ее отметить особо. Так, в него попала, признаюсь, совершенно мне неведомая актриса Екатерина Ивановна Белоцерковская, вся вина которой заключается в том, что она супруга режиссера Бориса Юрьевича Грачевского (он также фигурант «черного списка»).

Конечно, практически во всех странах существуют списки персон нон грата, да и цензура в той или иной форме присутствует Однако не только в цивилизованных, но и в тоталитарных странах осуществление этих функций всегда поручалось более «профильным» ведомствам. Минкульт же всегда представлял «либеральное начало», структуру, которая должна поддерживать творческих людей, учреждения, несущие в массы «разумное, доброе, вечное», пропагандирующие культурные достижения страны за ее пределами.

Характерно, что ни один даже советский министр культуры не вошел в историю как «держиморда», вся политика которого сводилась к тому, чтобы «не пущать». Конечно, эти люди считались «бойцами идеологического фронта», и не все плоды творчества «подопечных» вызывали у них восторг и поддержку. Но в целом они были куда снисходительнее, чем сугубо идеологические структуры, и частенько проталкивали сложные с точки зрения цензуры произведения и их авторов.

Украинскому же Минкульту отведена роль авангарда в деле «развития украинской культуры», что можно было бы считать естественным и закономерным, если бы все не сводилось к планомерному изгнанию из Украины российской культуры. И это, наверное, единственное, чем его руководство занимается с искренним энтузиазмом. А вот развитие собственно украинской культуры дело, видимо, куда более скучное и неблагодарное — библиотеки, дома культуры, музеи на местах находятся на голодном бюджетном пайке, массово закрываются.

Конечно, можно посетовать на недостаток средств в условиях «гибридной агрессии», но вот на мероприятия, чреватые непосредственным участием в освоении средств, загранкомандировками по культовым местам ресурсы (и немалые) находятся, ведь речь идет о «формировании образа современной Украины» среди передовой мировой общественности.

Так, с июля в Минкульте с огромным ажиотажем проходил отбор проекта, который будет представлять Украину на биеннале современного искусства в Венеции в 2019 г. (Венецианская биеннале — огромная художественная выставка, одна из самых влиятельных; проходит каждые два года).

Как рассказала первый замминистра культуры Светлана Фоменко, отвечающая за представление Украины на биеннале, в 2019 г. украинский павильон будет в Арсенале — большом пространстве, которое было сооружено в XII в. (там располагались мастерские, был док). Выбором проекта, который представит Украину на выставке, занимается специальное жюри. Оно формируется в соответствии с документом — «Порядком отбора Куратора национального культурного проекта для представления Украины на Венецианской биеннале современного искусства».

В конкурсную комиссию входит семь человек — «независимые эксперты в сфере культуры, публичного или бизнес-администрирования, члены профессиональных, творческих союзов, объединений, ассоциаций, организаций в сфере культуры, зарегистрированных согласно закону, члены международных объединений, ассоциаций, организаций в сфере культуры (по согласию)».

При этом эксперты не могут заседать в комиссии два раза подряд — т. е. выбирать украинский павильон на биеннале 2021 г. будет уже совсем другой состав (если, конечно, в порядок не внесут соответствующие изменения). Чтобы избежать конфликта интересов, есть такая норма: «Не может быть членом конкурсной комиссии человек, являющийся руководителем, членом руководящих органов или работником участника конкурсного отбора». Конкурс проводится в несколько этапов. В общем, все серьезно.

В этом году 1-е место на конкурсе занял проект «Открытой группы» художников Юрия Билея, Павла Ковача, Антона Варги и Станислава Турины. Проект называется «Падающая тень «Мрии» на сады Джардини». Представление проекта и его кураторов состоялось в Укринформе. «Это проект, который состоит из нескольких частей, и первая из них — пролет крупнейшего в мире грузового самолета над садами Джардини и возвращение в Украину», — рассказал художник и соучредитель «Открытой группы», куратор проекта Юрий Билей.

Планируется, что в самолете будет информация обо всех украинских художниках. Самолет «Мрия» на несколько секунд бросит тень на сады Джардини, а все, что останется после пролета, — миф о тени Джардини — будет показываться на выставке в павильоне в течение шести месяцев. Таким образом, отмечают кураторы, сам пролет «Мрии» и репродукция мифа вокруг него станет наполнением украинского национального павильона на Венецианской биеннале.

Что ж, масштабно и креативно, вписывается в заявленную тему Биеннале-2019 — «Чтоб вы жили в эпоху перемен» (посвященную прогрессу, техническому в т. ч.). Речь идет о самом большом в мире самолете, изготовленном и принадлежащем Украине (правда, создан он еще в советские времена, а ныне украинский авиапром не может выполнить контракты на изготовление и двух-трех скромных по всем меркам машин).

Только вот консультировались ли чиновники Минкульта, принимая это решение, с профильными специалистами? Принято считать, что у гуманитариев с точными науками всегда напряженка, но что мешало обратиться к физикам с кафедры в любом вузе, дабы те рассчитали размер тени от «Мрии»: на какой высоте, под каким углом к солнцу, в какое время она должна пролететь, чтобы эта тень была хоть как-то заметна.

Не претендую на абсолютность моих выводов, но сохранившихся остатков школьного и институтского курса физики мне достаточно, дабы сделать вывод, что полет «Мрии» должен проходить на сверхмалой высоте, едва не касаясь венецианских крыш, — ранним утром либо вечером. Причем покрыть за один пролет тенью каждый уголок садов Джардини нереально даже «Мрии». А если в назначенный день будет облачная погода? Разгонять облака?

Остается надеяться, что внимание посетителей привлечет сам факт пролета крупнейшего в мире самолета. Но сообщу к сведению «митців» и их кураторов из Минкульта, что воздушные суда не летают где им заблагорассудится, а следуют жестким правилам безопасности и указаниям диспетчерских служб. Заручились ли согласием итальянских структур безопасности воздушного движения и властей самой Венеции?

Информация на сей счет отсутствует. Я же замечу от себя, что если воздушные парады в городской черте время от времени проводятся, то демонстрационные полеты участников различных авиасалонов всегда проходят над аэродромами, но никогда в небе над расположенными поблизости городами. Видимо, по общепринятой практике доверять столь ответственное дело можно только летчикам и техникам.

В общем, понятно, что «Тень «Мрии» (как верно сказано в сети при обсуждении проекта: «тень мечты это метафорично для Украины») — очередной прожект вроде омеляновского гиперлупа, не имеющий никаких шансов на реализацию. Зато позволяющий чиновникам Минкульта демонстрировать бурную деятельность, ну и средства, конечно, освоить.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Минкульт Украины расширил «черный список»

Теперь безопасности Украины угрожают Алферова и Ярмольник

Украина занесла еще трех российских писателей в...

Захар Прилепин, Александр Тамоников и Александр Широкорад, по мнению Минкульта,...

Певицу Приходько из ролика «Йдемо вперед» убрали,...

Скандал с агитационным роликом Порошенко разгорается — музыка в агитационном...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка