Убить нельзя помиловать

№8(855) 23 февраля - 1 марта 2018 г. 21 Февраля 2018 0

Катя и Рокко в страхе: у трагедии было предвестие. За роль в фильме «На пределе» Диана Крюгер была признана лучшей актрисой прошлогоднего Каннского кинофестиваля

Имеет ли человек право на самосуд, если государство не в состоянии обеспечить справедливость в рамках закона? Таков главный вопрос награжденного «Золотым глобусом» фильма Фатиха Акина «На пределе», который в нынешний четверг вышел в украинский прокат.

44-летний Фатих Акин родился в Германии, и все-таки он не просто немец, а турецкий немец, сын эмигрантов, а это, как сказал бы Пушкин, дьявольская разница. Тема адаптации переселенцев, взаимодействия культур и связанных с этим коллизий — магистральная в его творчестве, но такой ожесточенной картины, как «На пределе», в фильмографии Акина еще не было. Лента снята на злобу дня, она стала ответом на всплеск нацистского экстремизма в Германии, выразившегося в серии актов насилия и террора по отношению к эмигрантам азиатского и африканского происхождения.

Впрочем, героиня фильма Катя — немка самая что ни на есть немецкая. Акин подчеркивает, что расизм — беда общая, стать его жертвой может кто угодно, хоть и нордическая блондинка. Когда Катин муж этнический курд Нури и их сын Рокко погибают от взрыва самодельной бомбы, ее жизнь полностью рушится. Справиться с горем она не в силах, и единственным смыслом существования для нее становится покарание виновных. Полиция выявляет возможных преступников, все улики свидетельствуют о том, что двойное убийство совершила молодая пара — члены неонацистской организации. Кажется, что наказание неотвратимо, но тут начинаются трудности.

Первая проблема — недостаточная доказательная база, и, конечно же, адвокаты используют все зацепки, чтобы разрушить линию обвинения. Вторая — прошлое Нури, отбывавшего срок за торговлю наркотиками. Когда-то он был Катиным дилером, поженились они во время его пребывания в тюрьме, и у суда есть основания предполагать, что убийство связано с криминальными разборками. Третья — настоящее Кати. Она утверждает, что, выйдя на свободу, Нури решительно завязал с наркодилерством, и это чистая правда. Но правда также и то, что свою наркозависимость Катя так и не преодолела.

«На пределе» состоит из трех частей, и в названии каждой заключена горькая ирония. Первая — «Семья», но она о катастрофе, о том, что семья только что была, и вот ее уже нет. Вторая — «Справедливость», однако справедливости-то как раз и не предвидится. Убийц отпускают на свободу, адвокат настаивает на пересмотре дела, пытается убедить Катю, что шансы на успех велики, но та уже отчаялась и в победу не верит. Третья — «Море», но и это безмятежное название обманчиво. Катя решает сама наказать преступников, следы приводят ее в Грецию, и там, на фоне живописных пейзажей ей надлежит сделать решающий выбор: убить или не убить. На самом деле вариантов не два, а больше, но тут ваш рецензент благоразумно умолкает.

В ленте Акина («Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке) солирует актриса из Германии Диана Крюгер (приз за лучшую женскую роль на Каннском кинофестивале), сыгравшая более чем в сорока картинах, среди которых до сих пор, как ни странно, не было ни одной немецкой. Трагедия ее героини так сильна, а несправедливость по отношению к ней настолько чудовищна, что все Катины недостатки — слабость к наркотикам, нетерпимость, конфликтный характер — кажутся простительными. Наконец, парочка террористов-неонацистов вызывает столь однозначное отвращение, что большинство зрителей наверняка солидаризируются с Катей в ее желании самолично совершить акт возмездия.

И все же сомнения нет-нет да и возникают. «Тварь ли я дрожащая или право имею?» — задавался вопросом Раскольников. Ладно, мы давно уже знаем, что у преступления, совершенного Родионом Романовичем, никаких оправданий нет, но как быть с тем, что собирается сделать Катя? Если государство не в состоянии наказать убийц, взорвавших ее мужа и сына, позволено ли ей сделать это самой? Если ваш ответ «да», то вы по существу отстаиваете беззаконие и произвол. Если все же «нет», то изменится ли ваш выбор, если представить, что на месте Кати, боже упаси, окажетесь лично вы?

Почти одновременно с фильмом Фатиха Акина вышла лента Мартина Макдонаха «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», тоже получившая «Золотой глобус» (за лучшую драму) и считающаяся одним из главных претендентов на «Оскар». У тамошней героини Милдред убивают, правда, не мужа с сыном, а дочь, и преступник остается безнаказанным, не потому что приговор оправдательный, а потому что его вообще не могут найти. Тем не менее, напав на след человека, которого по ряду признаков можно счесть убийцей, Милдред, как и Катя, готова решиться на самосуд. Однако, как и Катя, испытывает некоторые сомнения.

В общем, параллели очевидны, но акценты у двух обладателей «Глобусов» расставлены по-разному. Если Макдонах предпочитает уклончивое многоточие, то Акин ставит жирный восклицательный знак. Героиня делает свой выбор, режиссер посредством этого выбора обозначает свои этические предпочтения, автор этих строк остается со своими противоречивыми чувствами. А еще с мрачным ощущением того, что ни один из возможных финалов фильма «На пределе» катарсического облегчения ему принести не мог.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка