Удивительные превращения сэра Уинстона

№3(850) 19 — 25 января 2018 г. 16 Января 2018 5

С 18 января в украинском прокате «Темные времена» Джо Райта — фильм о том, как старый, толстый, язвительный, тщеславный, неуравновешенный и вечно пьяный тугодум по имени Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль спас Великобританию от поражения во Второй мировой войне.

Секунду спустя Уинстон Черчилль (Гэри Олдман) повернется и спросит: «Что вы смотрите на меня так, будто впервые увидали в метро премьер-министра?»

Джо Райт снимал всякое. В его послужном списке есть и современная драма («Солист»), и остросюжетный боевик («Ханна. Совершенное оружие»), и приключенческое фэнтези («Пэн: Путешествие в Нетландию»), однако в памяти синефилов он прежде всего мастер экранизаций. Пожалуй, все три его интерпретации знаменитых романов можно назвать удачными, но с оговорками. «Гордость и предубеждение» по Джейн Остин получил только приз за лучший дебют от BAFTA, Британской академии кино и телеискусств. «Анну Каренину» по Льву Толстому и «Оскар», и та же BAFTA отметили скромной наградой за костюмы. «Искупление» по Иэну Макьюэну стало лучшим фильмом года по версии BAFТA и «Золотого глобуса», но критики все равно поругивали Райта за академичность и буквальное следование литературному первоисточнику.

Что характерно, в экранизациях британский режиссер всякий раз обращался к новой и новейшей истории. Это его конек, и в «Темных временах» он опять на том же коньке. Действие картины Райта охватывает судьбоносный для Великобритании период с начала мая по начало июня 1940 года, когда стремительное наступление немецких войск на северо-западе Европы поставило под угрозу существование британской армии, значительная часть которой попала в окружение под французским Дюнкерком. После поражения в битве за Норвегию правительство подвергается жесткой критике, его глава Невилл Чемберлен подает в отставку, министр иностранных дел виконт Галифакс от поста премьера отказывается, и король Георг VI под давлением парламента вынужден предложить его Уинстону Черчиллю. Человеку, от которого его воротит с души.

Убейте меня семеро, если хоть кто-нибудь из неосведомленных зрителей смог бы разглядеть в одутловатой физиономии сэра Уинстона хорошо знакомые черты Гэри Олдмана. Тысячу «Оскаров» гримерам «Темных времен», они этого заслужили. Определенно их работа понравилась и режиссеру. В ленте Райта огромное количество крупных планов Черчилля: щеки Черчилля, уши Черчилля, шея Черчилля, пух на темени Черчилля, рот Черчилля с непременной в нем сигарой. Не будем умалять заслуг Олдмана, «Золотой глобус» и Гильдия киноактеров уже дали ему призы за лучшую мужскую роль минувшего года, наверняка и за «Оскаром» не заржавеет. Играет Олдман замечательно. Весь вопрос в том, кого именно он играет.

Каким вы себе представляете Черчилля? Насупленным субъектом с тяжелым взглядом и бульдожьей челюстью, готовым в любой момент вцепиться во врага мертвой хваткой? Забудьте, теперь у нас есть новая версия. Поначалу Черчилль Олдмана — это чудаковатый дедушка со скверным характером и смешными ужимками, напоминающими комика Бенни Хилла. Он пренебрегает правилами приличия, ведет себя как самодур, орет на подчиненных и постоянно наживает себе врагов. Еще этот Черчилль жуткий брюзга, придира, зануда, буквоед, туго соображающий и весьма нерешительный тип. Если бы не твердость и мужество его жены Клементины (Кристин Скотт Томас), дающей мужу ценные советы и указания, страшно представить, что случилось бы с мировой историей.

Авторы картины решили соскрести позолоту с образа сэра Уинстона, и им это сполна удалось. Несмотря на все свои недостатки, Черчилль у них самый человечный человек, близкий к простым британцам, готовый черпать вдохновение в народной мудрости. То он принимается объяснять машинистке трудности ситуации в Дюнкерке, то спускается в подземку и спрашивает совета у пассажиров, какую политику по отношению к агрессору следует проводить Соединенному Королевству. Идея операции «Динамо», эвакуации британских войск на гражданских судах, оказывается, тоже принадлежала лично Черчиллю, кому же еще. Для полноты образа не хватало только фразы вроде: «Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи!», да еще и произнесенной с грузинским акцентом.

Конечно же, Райт постоянно подчеркивает любовь Черчилля к виски, сигарам и острому словцу. Когда король недоуменно спрашивает премьер-министра, каким образом тому удается пить на протяжении всего дня, сэр Уинстон небрежно роняет: «Практика». Если виконт Галифакс, сторонник пораженческого примирения с Гитлером, на заседании кабинета министров слишком уж настойчиво вступает с Черчиллем в полемику, тот взрывается: «Не смейте меня перебивать, когда я перебиваю вас!» Или же, поймав на себе ошеломленные взгляды пассажиров подземки, он невозмутимо заявляет: «Что вы смотрите на меня так, будто впервые увидали в метро премьер-министра?»

Тем удивительнее в фильме Райта преображение чудного старикана в того самого бесстрашного бульдога, который за считаные дни мобилизует нацию на грядущую борьбу с врагом. В жесткого бескомпромиссного политика, который с подкупающей откровенностью скажет в палате общин, что не может пообещать подданным короны ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота. В лидера, чьи воззвания в прямом радиоэфире будут жадно слушать миллионы британцев. Такое преображение кажется почти неправдоподобным, но, с другой стороны, успех операции «Динамо», в ходе которой было спасено почти 340 тысяч человек, тоже выглядел дивным дивом. Не зря его до сих называют не столько «Динамо», сколько «Чудом под Дюнкерком».

«Темные времена» — кино по-райтовски красивое, гладкое, правильное, аккуратное даже в своей полемичности. Обычно такое делают в Голливуде, но британцы умеют не хуже. Общее впечатление от него приблизительно как от продукции «фабрики грез»: вроде бы искусство, но в той же мере и зрелище. Впрочем, нет, первым делом все-таки зрелище.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Чудовища из снов Поклитару

«Спящая красавица» П. Чайковского — новый балет от Раду Поклитару и «Киев...

Балет «Юлий Цезарь»: жребий брошен

Новый балет показателен по количеству сценических поцелуев

Июль: время первых

Проект «Пути дружбы. Равенна — Киев» — для украинских зрителей

Ярослава Кравченко: «Дикий — это территория свободы»

Стало ясно, что рекламировать все подряд я не могу, что продукт, который я продвигаю,...

Последовательное безумие

Могло бы показаться, что театр кукол — не самая выгодная сцена для столь серьезной...

«Дороги дружбы» до Киева доведут

В самом сердце Киева — на Софийской площади

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка