В учениках зеркально отражаясь...

№3 (638) 18 – 24 января 2013 г. 17 Января 2013 0
Владимир Денисенко: Без класса нет балета // НАТАЛЬЯ САНЧЕНКО

Светлана НАКОНЕЧНАЯ

27 января на сцене Национальной оперы Украины пройдет гала-концерт в честь 80-летия старейшего украинского балетного педагога Владимира Денисенко.

Киевские любители балета наверняка знают, куда выходят окна балетных залов Национальной оперы Украины. Проходя по ул. Лысенко и видя мелькающие в окне изящные женские головки, многие, возможно, мечтательно думают: «Вот бы хоть раз попасть на репетицию и своими глазами увидеть, из какого труда рождается чудо». Увы, простому зрителю вход в закулисный мир закрыт. Но если вы журналист, то невозможное становится возможным... На балетный урок мы попали с милостивого разрешения заслуженного артиста Украины и одного из опытнейших в нашей стране балетных педагогов Владимира Андреевича ДЕНИСЕНКО.

С 1964 г. Владимир Денисенко преподает классический танец в Киевском хореографическом училище — то есть без малого полвека. Именно в его классе учился легенда украинского балета Вадим Писарев. А еще — Леонид Сарафанов (ныне — звезда Михайловского театра в Санкт-Петербурге), Максим Белоцерковский (премьер Американского театра балета), Максим Мотков, Александр Стоянов (ведущие солисты Национальной оперы Украины), Александр Рябко (премьер Гамбургского театра), Евгений Кайгородов (в прошлом — солист НОУ, а теперь балетмейстер-постановщик театра «Молодой балет Киева») и многие другие...

23 января Владимиру Андреевичу исполняется 80 лет. Глядя на юбиляра, нельзя не восхититься его работоспособностью и, я бы даже сказала, молодецким задором. Многие ли в его возрасте способны работать сразу на двух работах — кроме училища, Владимир Андреевич проводит ежедневный балетный класс для артистов НОУ.

Каждый день ровно в 10.00 он уже в зале. За спиной — сплошная стена зеркал. Перед ним — несколько десятков танцовщиков, как совсем молоденьких юношей и девушек, так и уже взрослых мужчин и женщин. И хотя балетный экзерсис как система упражнений сформировался добрых два века назад и с того времени не особенно изменился, но артисту, чтобы быть в форме, нужно правильно настроить не только руки-ноги, но и душу. То есть балетный педагог должен стать эдакой батарейкой, способной заряжать других. А где черпает энергию сам учитель? С этого вопроса и началась наша беседа с юбиляром.

Когда танец летит через рампу

— Никакого особого секрета у меня нет, — берет слово Владимир Андреевич. — Мне жена иногда говорит: «Бросай ты уже это училище. Наработался за свою жизнь». И что я, говорю ей, буду делать дома? Помогать тебе варить борщ? Нет, борщ вари сама, а я буду делать то, чем занимался всю жизнь и что у меня лучше всего получается... Мне кажется, работа — если она нравится и ты чувствуешь, что она нужна другим, — сама по себе колоссальный источник энергии и интереса к жизни...

Конечно, физически я устаю. К 10 часам еду в театр, даю урок взрослым артистам. Затем направляюсь в училище. Езжу, заметьте, общественным транспортом. Особенно сложно зимой — дорога скользкая, так прошу своих учеников в училище, чтобы они провели меня к остановке. Я их за руку веду в мир балета, и они меня ведут... Знаете, иногда дети мне говорят: «Владимир Андреевич, как вы нам уже надоели со своим балетом». (Смеется). А вот мне балет не надоел. Может, тут дело в том, что сам я недолго танцевал на сцене...

— Расскажите немного о своей творческой биографии. Как пришли в искусство?

— Я родился в Москве. Отец мой был украинец из Воронежской области (в той местности, откуда он был родом, многие даже говорили по-украински). Когда я был маленький, папа часто брал гитару, играл и говорил мне: «Володя, танцуй». И я с таким удовольствием пускался в пляс... От отца, наверное, и передалась мне любовь к искусству. К сожалению, в 1944 г. отец погиб на фронте — вскоре после того, как я поступил в Московское хореографическое училище.

Время было трудное, голодное, но с какой радостью я постигал мир балета — словами этого не передать... На выпускном экзамене в училище председателем комиссии у нас была сама Галина Сергеевна Уланова. И я, единственный из всех мальчиков на выпуске, получил на экзамене оценку «5». Но в Большой театр меня не взяли — из-за маленького роста. Дали направление в Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Но я так расстроился, что решил балет совсем забросить. Так как по общеобразовательным предметам я был отличник, то без проблем поступил в Московский авиационный институт. Учился хорошо, но страсть к балету сидела и не давала покоя...

Через полтора года решил попробовать вернуться. Попросил мачеху, чтобы она сходила в театр Станиславского и расспросила, не возьмут ли меня обратно. А там сказали: «Он тогда не захотел нас, а теперь мы не хотим его». Тогда я пошел в министерство культуры: «В каком городе Советского Союза нужны танцовщики?» Сказали: «Поезжай в Харьков». И я поехал... Восемь лет танцевал сольные партии в Харьковском театре оперы и балета.

А в Киев попал благодаря жене, точнее ее отцу — Владимиру Михайловичу Скляренко. Он был известным режиссером, ставил и драматические спектакли, и оперные — в Харькове, Львове, Киеве. Он и сосватал меня в Киевское хореографическое училище. В киевский театр, где балетом тогда заправлял знаменитый Вахтанг Вронский, меня опять-таки из-за роста не взяли — что поделать, принц должен быть видным и рослым. Кстати, я думаю, именно по этой причине карьера Вадима Писарева прошла в его родном Донецке, а не в Киеве, Москве или Питере. Хотя по своим техническим, а главное, артистическим качествам он был уникальным танцовщикам.

— К слову о Писареве. Вы сразу увидели в нем незаурядный талант или, может быть, поначалу он не выделялся среди одноклассников?

— Ко мне Вадим попал не сразу — до этого он уже занимался в Донецке. Такого, чтоб я глянул на него и сразу выдал: «Ах, бриллиант», конечно, не было. Да и сам он знал о своих недостатках. Помню, первое, что он мне сказал: «Владимир Андреевич, сделайте мне подъем и полупальцы». Стопа у него была далеко не идеальна. Но у Вадима было важнейшее для танцовщика качество — как у нас говорят, его танец летел через рампу. Это когда артист уже с первых мгновений прокладывает мостик между сценой и зрительным залом.

— Сейчас это называют словом «харизма»...

— Можно сказать и так. А можно вспомнить пушкинское — «душой исполненный полет». Возьмите великих балерин, ту же Галину Уланову, например. Ведь она не делала на сцене чего-то такого невероятного — обычные балетные движения. Но если, глядя на других балерин, зритель смотрел и говорил себе: «Да, танцует, да красиво», то танец Улановой просто проникал в душу.

Это качество было и у Писарева. Помню, когда он еще учился в училище, мы с ним приехали в Москву на всесоюзный конкурс. Выступление проходило на сцене зала имени Чайковского. В Москве его тогда абсолютно никто не знал. И вот танцует Вадим вариацию из балета «Дон Кихот». И танцует так, что зал просто взрывается от аплодисментов. И все сразу: «Что за мальчик? Откуда?» Вот это я и называю — «танец летит через рампу». Научить классическому танцу можно многих, а танцевать не только ногами, но и душой — на это способны единицы.

«Ученики научили меня пользоваться компьютером»

— Владимир Андреевич, вы полвека работаете с детьми. Понятно, что контингент в хореографическом училище особый и его нельзя сравнивать с обычной школой, тем не менее... Сегодня все говорят: «Дети стали другими». А как вы считаете, нынешние ваши ученики ментально отличаются от тех, кого вы учили 20 или 30 лет назад?

— Отличие, конечно же, есть, ведь изменилась сама жизнь. 30 лет назад ребенок, стоя у балетного станка, не думал о том, кто это там звонит ему на мобильный телефон. (Смеется) Меня, кстати, ученики научили пользоваться и телефоном, и компьютером. В учебе нам компьютер помогает — иногда даже на уроке включаем и пересматриваем заснятое... Вообще дух времени, конечно, накладывает отпечаток — и на взрослых, и на детей. Сегодня дети более прагматичны, с малых лет хорошо умеют считать деньги. Раньше в душе ребенка, как я говорю, было больше сказки, ожидания к чуда. Уже саму возможность учиться балету, выступать на сцене они считали за счастье... Хотя говорить, что сказка совсем выветрилась из детских душ, наверное, тоже неправильно. Если бы это было так, то моя работа не имела бы смысла.

— В советское время профессия артиста балета считалась суперпрестижной, и конкурсы в хореографическое училище были по чуть ли не по сто человек на место. А как сейчас?

— Сейчас гораздо меньше. С девочками еще более или менее нормально, а мальчиков, желающих учиться балету, совсем мало. Принимаем чуть ли не всех подряд. Постигать азы балета — дело трудное, требующее упорства, терпения и самоограничения, а современные дети к труду не особо приучены. Так что моя задача во многом сводится к тому, чтобы разбудить в ребенке любовь к прекрасному. Вот у меня в классе есть один мальчик, сын бывшей балерины: ну никак не хочет заниматься, на уроки ходит только ради мамы. А вообще у мальчиков такое часто бывает — сначала занимаются с большой неохотой. И только потом, когда уже чему-то научились, просыпаются азарт и интерес.

— Неоднократно слышала высказывание, что если артист балета позволяет себе пропускать утренний класс, то постепенно превращается в халтурщика. Неужели вот этот урок, который я имела возможность сегодня лицезреть, имеет такое огромное значение?

— Классического балета без класса не бывает, это основа основ. Не скрою, есть артисты, которые отлынивают от класса. Даже среди прим и премьеров такие встречаются. Но равняться все-таки нужно на других. Например, Елена Филипьева к классу относится с очень большой щепетильностью. Казалось бы, уж кому-кому, а ей можно было бы и пожалеть себя. Но чтобы она хоть когда-нибудь на уроке позволила себе небрежность в позе или движении — ни разу такого не было.

Помню, недавно, когда в Киев для репетиций новой постановки «Баядерки» (ее премьера состоится 14 февраля. — Ред.) приезжали из Америки педагоги, постоянно сотрудничающие с Натальей Макаровой, то одна из этих женщин во время урока даже зааплодировала Елене. Я своим ученикам и молодым артистам постоянно повторяю: учитесь у Филипьевой, как нужно относиться к профессии, чтобы твоя балетная карьера удалась и продолжалась как можно дольше.

О звездах и благодарности

— Бывшие спортсмены говорят, что после ухода из большого спорта нельзя резко бросать тренировки, иначе привыкший к нагрузкам организм даст сбой. А как с этим обстоит дело у балетных людей?

— Все зависит от человека. Например, наша знаменитая в прошлом балерина Раиса Хилько до сих пор каждый день делает класс у станка. Хотя со сцены она ушла лет двадцать назад... Балетный экзерсис — он очень дисциплинирует артиста и помогает держать в форме не только тело, но и душу. Это, кстати, в продолжение нашего разговора о «секретах молодости»...

— В балетной труппе НОУ сегодня есть две артистки с такой же фамилией, как у вас. Это ваши родственницы?

— Яна Денисенко просто однофамилица. Вторая — Дарья — дочь моего двоюродного брата. Моя дочь Анна и ее муж Андрей Голубовский — тоже артисты балета. Раньше танцевали в нашем театре, а сейчас живут в Германии. Зять до сих пор танцует, дочка преподает в балетной школе. Внучка Антонина занимается художественной гимнастикой.

— 27 января на сцене Национальной оперы пройдет гала-концерт в вашу честь. Приоткройте завесу, какой будет его программа? Кто приедет из ваших учеников, танцующих за рубежом?

— Организацией вечера занимается администрация театра, поэтому я всех секретов не знаю. Обещал приехать Леонид Сарафанов. Также зрителям наверняка интересно будет увидеть Александра Рябко — премьера Гамбургского театра. А ведь там, работает всемирно известный хореограф Джон Ноймайер... Также в гала примут участие ведущие солисты НОУ — Филипьева, Мотков, Татьяна Лезовая, Андрей Писарев, Елизавета Чепрсанова и др.

— Многие ваши ученики стали настоящими звездами. Лучи их славы греют вашу душу? И насколько для вас важна благодарность со стороны учеников — телефонные звонки, поздравления с праздниками и т. д.?

— Я об этом никогда не задумывался. В балетные педагоги ради славы не идут. Просто есть искусство классического балета, и есть ремесло — обучать этому искусству других. Я никогда не ставил перед собой цель — вылепить из ученика звезду. Звездами они становятся сами в зависимости от меры таланта, характера, удачи и т. д. Если выпускник нашел себя в профессии — обрел свой театр, амплуа, затребован в работе, то я искренне радуюсь за него. А что касается благодарности... Когда бывшие ученики помнят меня, говорят теплые слова при встрече — это приятно. Но на тех, кто забыл, тоже не обижаюсь. У каждого — своя жизнь и свои принципы...

Под конец нашей беседы с Владимиром Андреевичем в комнату, где мы разговаривали, зашел бывший солист НОУ, а теперь педагог-репетитор, заслуженный артист Украины Николай Михеев. Как оказалось, он тоже «птенец из гнезда» Владимира Денисенко, учился в одном классе с Вадимом Писаревым. Я попросила его вспомнить какой-нибудь эпизод из школьной жизни, связанный с его педагогом.

— Когда Владимир Андреевич взял наш класс, я так старался на уроках, что однажды даже упал в обморок, — говорит Николай. — Еще помню, как он, глядя в мою сторону, как-то раз невзначай сказал нашему концертмейстеру: «Ну, этот будет танцевать...» Эти слова меня просто окрылили. Даже если что-то не получалось, я всегда говорил себе: «Но ведь Денисенко сказал, что ты будешь танцевать...» Вообще это великое дело — когда педагог в тебя верит...

Владимир Андреевич никогда не пропускает премьерные спектакли своих учеников. Вот уже и совсем недавний его воспитанник Алексей Тютюнник, окончивший училище только в 2012 г., заслужил право вести спектакль — перед Новым годом станцевал Принца в «Щелкунчике». А представляете, сколько за все годы педагогической деятельности Владимира Андреевича у него было таких «ученических» премьер? Так что в украинском балете он личность просто легендарная...

Компания "Новый Город" предоставляет для вас такую услугу, как строительство домов по очень разумным ценам. Более детально про компанию, отзывы и многое другое вы сможете прочитать только на сайте ng62.ru. вас это очень заинтересует. Мы ждём вас с нетерпением!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Жадан в кусках

С 8 ноября в прокате самый долгожданный украинский фильм года

Марися Нікітюк: «Читання рятує від депресії,...

Марися Нікітюк розповіла «2000» про свою мрію щодо скачування книжок прямо в мозок

Любовь с барьерами

Поговорим о любви. Книжные обозрения «2000» обращаются к этой теме редко, да и в...

Владимир Гришко: мирного неба над головой и всегда с...

Известный украинский тенор на концерте ко дню рождения «Интера» вспомнит...

«Ныне героев нет, а есть только убойный скот и мясники...

Трудно найти человека, который если и не читал «Похождения бравого солдата...

Загрузка...

Украинское кино для глобального зрителя

В сентябре в Украинском киноклубе Колумбийского университета стартовал...

Руки в трюки

Постановщики «Шоу гигантских фонтанов» по максимуму усложнили работу...

Древоугодие

О том, что муралы приобрели в нашей стране повальную популярность, говорит тот факт,...

Государственное киноделие

Ощущение такое, что министра, как свадебного генерала «запустили в кино» для...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка