Василий Сигарев и Яна Троянова: «В искусстве мы варвары!»

№33 (617) 17 – 23 августа 2012 г. 16 Августа 2012 0
Темпераментная Яна Троянова и сосредоточенный Василий Сигарев

Режиссер Василий Сигарев и актриса Яна ТроЯнова рассказывают «2000» о том, как в детстве собирали конфеты на кладбище, уверяют, что Бог помогает нам, являясь в обличье умерших людей, и настаивают на том, что в кино между вымыслом и реальностью разницы нет.

Как режиссера Василия Сигарева теперь знают лучше, чем как драматурга, — один из лидеров актуального театрального направления «новая драма» в последнее время регулярно изменяет театру с кинематографом. Первая картина режиссера «Волчок» стала сенсацией 2009 года, собрала кучу призов на фестивалях в России (четыре награды на «Кинотавре», в том числе за лучший фильм), Украине (три награды столичной «Молодости»), Германии, Швейцарии, Франции, Португалии. «Жить» — второй полнометражный фильм Сигарева — на недавно прошедшем Одесском международном кинофестивале показали в рамках программы «Новое российское кино». Эту ленту на нынешнем «Кинотавре» оценили скромнее, но приз за лучшую режиссуру тоже дорогого стоит. А посетить блог о фильмах вы сможете на сайте рукино.рф

Искусство «Жить» в Одессе

Казалось бы, после мрачного «Волчка» шокировать публику трудно, но Сигареву удалось. Четверо персонажей ленты — мертвецы. Молодой человек Антон, убитый в электричке компанией гопников почти на глазах своей девушки по прозвищу Гришка (Яна Троянова), с которой они только что обвенчались. Покончивший с собой мужчина, чей сын не может поверить в смерть отца и живет в вымышленном, крайне враждебном к нему мире. Погибшие в автокатастрофе девочки-близнецы, мать которых убеждена, что дочерей похоронили живыми.

Существенно то, что умершие выполняют в фильме принципиально разные функции. Если Антон приходит, чтобы спасти Гришку, вытащить ее из беспросветного отчаяния и дать ей силы жить дальше, то отец уводит сына в пространство разрушительных иллюзий, а погибшие дочери возвращаются, по существу, для того, чтобы забрать мать с собой. Такой разнобой в поведении мертвецов лишает «Жить» не только вредной однозначности, но и полезной целостности, замысел режиссера становится не вполне ясным. Возможно, это одна из причин, по которой его вторая лента оставила не такое сильное впечатление, как первая.

С Сигаревым и его женой Трояновой мы беседовали за столиком кафе возле фестивального дворца, он же Театр музкомедии, часа в четыре дня. Перед Сигаревым стоял бокал вина, в этот день явно не первый. Говорил он мало, предпочитая короткие реплики, его супруга была куда более активной и экспансивной. Так что большая часть ответов на мои вопросы, адресованные Сигареву, принадлежат Трояновой. Будем считать, что муж и жена — единомышленники. Или, как говорят в народе, одна сатана.

О настоящем и придуманном

— Ваши фильмы вызывают редкое ощущение подлинности — во многом благодаря индивидуальным речевым манерам персонажей...

Василий Сигарев: Еще когда я писал «Пластилин» (первая пьеса автора. — Ю. В.), для меня важен был именно диалог. Я тогда учился у Коляды (Николай Коляда — преподаватель в Екатеринбургском театральном институте. — Ю. В.), но понимал, что хочу делать что-то другое. Мне было интересно передать то, как говорят мои друзья, знакомые, вообще современники. Персонажи должны быть живыми.

— Почему в фильме «Жить» вы решили уйти от того сугубо социального кино, которое было у вас в «Волчке»?

Яна Троянова: «Волчок» это тоже не социалка!

— Тем не менее он воспринимается как история о жизни «низов», неблагополучной части общества.

Я. Т.: У Сигарева все так воспринимается.

В. С.: На самом деле жизнь «низов» — это жизнь самых обычных русских людей. Таких, как я сам.

Я. Т.: Их в России миллионы!

— И все же вы сами говорили, что хотели уйти из «социалки» в метафизику. В фильме «Жить» добрую половину экранного времени занимают сцены, которые происходят не в реальности, а в воображении героев.

В. С.: А как отличить? Какая между ними разница?

— То есть вымысел и реальность для вас равноправные вещи?

В. С.: Конечно. Я специально делал так, чтобы границы между ними не было.

Я. Т.: Вот я Сигареву сказала перед съемками: «Знаешь, почему мертвый Антон возвращается к Гришке? Это уже не Антон, это Бог решил к ней спуститься в обличье Антона, чтобы она осталась жить». Вы заметили, что она совсем одна, у нее нет ни знакомых, ни друзей, и вот Бог решает к ней спуститься, потому что этой девке почему-то надо жить дальше. Для меня тут нет никакого воображения — это пришел Бог. У меня самой в жизни были такие ситуации, когда я видела, что в темном углу комнаты кто-то стоит, и понимала, что это Бог.

А вот в другой сюжетной линии, где у мальчика папы не стало, это воображение. Он себе придумал, что у матери новый муж, что она беременна, что она такая злая и пошлая...

— Может, у него это черт? Может, мертвый отец выступает как злое начало? Он же практически сводит мальчика с ума.

В. С.: Нет-нет. Это такая детская история, когда из страха что-то потерять ты начинаешь себе придумывать какие-то миры, еще более страшные, чем реальность.

— Да уж, ваш мальчик придумывает себе самый страшный мир из всех возможных, в котором его все ненавидят, а любит только умерший отец.

Я. Т.: Да, да!

В. С.: Вы заметили — когда они ломают двери в избушке, это на самом деле врач ломает двери в сознание мальчика и говорит: «Выходи!»

— Я ничего не перепутал, реального врача и вымышленного отчима играл один и тот же актер, верно?

Я. Т.: Да, да! Кстати, эту картину следует пересматривать второй раз. Не потому что Вася там что-то недообъяснил, а потому что есть нюансы, которые становятся понятны только при повторном просмотре. Вася мне рассказывал о своем самом страшном кошмаре. Когда он был маленький и ложился спать, а мама в соседней комнате тоже ложилась, ему хотелось встать и пойти посмотреть: а вдруг она умерла? Это ужас ребенка потерять родителя.

О кладбищах, коллегах и зрителях

— Вообще у вас со смертью и с мертвецами такие сложные и интересные отношения. Вон в «Волчке» лучшими друзьями девочки-героини были кладбищенские покойники...

В. С.: Дело в том, что и я, и Троянова в детстве ходили на кладбище.

Я. Т.: Мало того, мы оба собирали там конфеты! Причем в разных городах, хотя это все Урал. (Задумчиво.) Может, это Урал такой? Знаете, если ребенку построить детскую площадку с горками и качелькой, он воспримет это нормально, да? А если качельки нет, но рядом есть кладбище, он тоже воспримет это нормально! Никакого ужаса в этом нет!

Конфеты на кладбище вкусные... Я больше собирала шоколадные, брала только «Метелицу» и «Белочку», карамельки не брала. А Сигарев на свой день рожденья принес в школу конфеты с кладбища, и оттуда поползли муравьи! Этот эпизод потом вошел в его пьесу «Божьи коровки возвращаются на землю».

Вообще это поразительно. Мы с ним должны были встретиться — чтобы внести вот это свое варварство в искусство.

— Варварство?

Я. Т.: Мы варвары! Оба! Именно варвары всегда приносили в искусство что-то свое и многое меняли.

— В российском кино в последнее время появилась целая плеяда молодых талантливых режиссеров — Звягинцев, Хомерики, Серебренников, Мизгирев, Волошин, Хлебников, Вырыпаев, Попогребский... Не знаю, можно ли считать их варварами, но кто из них близок вам по духу?

В. С.: Для меня — Хлебников.

Я. Т.: Для меня тоже, пожалуй, Хлебников. Знаете почему? Потому что он не выпячивается, делает свое кино тихо, берет простотой. Я еще очень Бакурадзе люблю.

— О да, я видел «Охотника», замечательный фильм.

В. С.: Бакурадзе, конечно, гений.

Я. Т.: Бакурадзе гений, а Хлебников — что-то свое, родное. Еще Дима Мамулия, который снял «Другое небо», мы сейчас с нетерпением ждем его вторую картину. Мне кажется, авторское кино должно начинаться с этих имен: Хлебников, Бакурадзе, Мамулия — и (обернувшись к мужу, с придыханием) мой любимый Сигарев. Они зафиксировали время, я их за это очень люблю. Они показали нас, людей.

— А вам не кажется, что те, о ком вы снимаете, не смотрят ваших фильмов?

В. С.: Они и не должны их смотреть. Это фильмы не для них.

Я. Т.: Давайте я вам честно скажу. Нам хочется, чтобы наши фильмы смотрело как можно больше зрителей, но при этом мы здраво оцениваем ситуацию. Васька правильно говорит: нашего зрителя — то есть тех, кто смотрит авторское кино, — в России от силы сто тысяч. Те, о ком мы снимаем, нашими зрителями не являются.

— Бывало ли, что кто-то из тех людей, про которых вы снимаете, посмотрел ваше кино и как-то отреагировал?

Я. Т.: Бывало. После «Волчка» нам с Васькой до сих пор пишут письма простые люди. И знаете, они пишут, например: «У меня такая мама, как в фильме. Яна, что мне делать?» И вот здесь начинается победа кинематографа. Представляете, как они нам верят? Мы не можем их бросать. Я переписываюсь с этими людьми, я им всегда отвечаю.

А помнишь, Васька, как мужчина писал? «Вышел из кинотеатра, сел в свой дорогущий джип и понял, что очень давно, целых восемь лет, не видел свою дочь. Страшно хочу ее видеть, еду к ней». Посмотрев картину «Волчок», отец возвращается к дочери. Ну? Это же победа!

О похоронах и будущей комедии

— Я хотел вас спросить о концовках обоих фильмов. Вот в «Волчке» с героиней происходит несчастный случай...

Я. Т.: Ну и что? Эта девочка уже просто не могла дальше жить!

В. С.: Ее Бог забирает к себе. Это Бог поет ей колыбельную.

Я. Т.: С такой матерью невозможно, эту мать не исправить!

— Получается, «мать» и «жизнь» для девочки синонимы и без матери для нее жизни нет? Честно говоря, это единственный момент в «Волчке», который показался мне сомнительным. А вот финал «Жить», наоборот, дает надежду. Он к вам сразу пришел или появился в процессе работы над картиной?

В. С.: Сразу, но в другой форме. Гришка шла по городу в сторону восхода и снимала деньги в банкомате.

Я. Т.: Это мы потом придумали, что она сидит на остановке и ест мороженку.

— В фильме «Жить» умершие выполняют совершенно разные функции. Если Антон спасает свою девушку, то дочери не могут спасти мать, да и отец невольно становится для своего ребенка врагом.

В. С.: Никакого чуда быть не может. Никто никогда не воскреснет. Но умершие могут снова появиться в нашей жизни, чтобы сделать какие-то важные дела. Для мальчика отец не умирал, сколько ему ни объясняй, что отца нет, он все равно считает его живым. История Капустиной (фамилия героини, у которой погибли дочери-близнецы. — Ю. В.)... Знаете, моя тетка выкопала из могилы своего брата, потому что считала, что он жив. А когда хоронили моего пятилетнего племянника, я видел, как у него изо рта шел пар. Этот пар только я видел. (В сердцах.) Они все занимались какой-то х..ней — чеками, проплатой столовой, чем угодно, но только не тем, чтобы тоже увидеть этот пар. А ведь только этот пар дает тебе силу жить дальше.

— Знаете, по-моему, эта, как вы сказали, «х..ня» тоже дает силу.

Я. Т.: Да, да! На самом деле тут вы правы. Когда теряешь близкого, нужно заняться делами, похоронами, чтобы не врубаться в то, что произошло, не думать вообще об этом. Тут я с вами очень соглашусь. Только так и спасаешься в эти три страшных дня.

В. С.: Даже сидение над гробом всю ночь нужно, чтобы в истерику не перешло.

Я. Т.: Да, традиция. Это все продумал мудрый наш народ.

В. С.: Потом бухнуть маленько и уснуть. Все. Проснешься и будешь уже немножко другим человеком.

Я. Т.: Васька все-таки художник, потому-то он и видит этот пар. А народ занят делами. Васька многое понял через батюшку... Когда у священника, отпевавшего его племянника, запотели очки, Васька понял, что у батюшки текут слезы... В этот момент даже священник усомнился: а есть ли Бог, когда так несправедливо дети умирают?

— То, о чем вы сейчас говорите, — это ведь разница между евангельским служением Марии и служением Марфы. Помните, когда Христос приходит в дом, Марфа хлопочет по хозяйству, а Мария слушает Христа?

Я. Т.: Да, кому-то слушать Христа, а кому-то хлопотать по хозяйству. И это тоже угодно Богу. Может, на этой радостной ноте и закончим?

— Постойте, у меня еще последний вопрос. Если во втором своем фильме вы ушли в метафизику, то каким будет третий?

В. С.: Комедией!

— Черной, надеюсь?

Я. Т.: Конечно!

В. С.: Метафизической!

— С большим количеством покойников?

В. С.: Наоборот, ни одного покойника там не будет!

— Вот на этой радостной ноте можно и закончить.

Справка «2000»

Василий Сигарев родился в 1977 г. в Свердловской обл. В 2003 г. окончил Екатеринбургский театральный институт по специальности «драматургия». Автор 18 пьес, режиссер фильмов «Волчок» (2009) и «Жить (2012). Обладатель 24 призов и наград в области литературы, театра и кино, в т. ч. премий «Дебют» и «Антибукер». Женат на актрисе Яне Трояновой.

Яна Троянова родилась в Свердловске, год рождения ни в одном из сетевых источников не указан. Окончила философский факультет Уральского государственного университета, училась в Екатеринбургском театральном институте. Обладатель призов фестиваля «Кинотавр» за лучшую женскую роль в фильмах «Волчок» (2009) и «Кококо» (2012, совместно с Анной Михалковой).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лента про афонский монастырь в кинотеатрах Украины

В кинотеатрах Украины начинается прокат документального фильма «Где ты, Адам?» 30...

Андре Тан о детской моде: «Дайте ребенку насладиться...

«Чем детская мода отличается от взрослой? Детей не заставишь носить неудобные вещи...

Главный мистик XX века. К дню рождения Михаила...

За свою врачебную практику он сделал сотни операций, принял более пятнадцать тысяч...

Протест для небожителей

Украинская арт-среда и индустрия развлечений протестует против действий Кабмина,...

Рафаэль Санти – человек, победивший тьму

Обрушившаяся на человечество пандемия коронавируса вконец нарушила и всю его...

Ван Гог. «Ирисы» и «куст сирени»

Все мы помним работы Ван Гога, написанные в период болезни и глубокой депрессии, –...

Прощай, Спартак!

«Спартак» пробил самую настоящую «брешь» -- осмелевшие после десятилетия...

«Папик» «95 квартала»

«Папик» поднимает кинопроизводство студии «95 квартал» на качественно...

«Поругание Христа»: одну из самых дорогих картин едва...

Найденную картину признали национальным достоянием Франции

Олег Карамазов: «В новогоднем концерте «Интера» мы...

«Радуйся каждому дню, ведь мы можем говорить, любить друг друга. Я очень ценю жизнь и...

«Ирландец»: нити из прошлого

Если выразить впечатление от «Ирландца» одним словом, то это будет...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка