«Влюбиться в куклу!»

№23 (561) 10 - 16 июня 2011 г. 08 Июня 2011 0

Недавно во Львове состоялась II Всеукраинская научно-практическая конференция «Співпраця театрів ляльок з навчальними закладами та її вплив на виховання фахівців лялькарського мистецтва». Три дня участники были заняты практической частью: смотрели привезенные спектакли и обсуждали их. Затем состоялась научная часть мероприятия. Правда, и она в значительной степени была посвящена обмену практическим опытом.

Главный режиссер Львовского академического областного театра кукол Александр Куцык, отметив появление в украинском кукольном театре новых форм (помимо тростевой куклы, живой план, театр теней, театр масок...), не смог удержаться, чтобы не указать на потерю актерами мастерства, виртуозности владения куклой. Прямо г-н Куцык не назвал, по чьей вине это происходит — он лишь иносказательно заметил, что существует проблема подготовки кадров. Как вариант ее решения главреж львовских кукольников предложил, чтобы в ближайшее время кто-то из науки разработал методику «закохування в ляльку». Дескать, только любовь к этому виду искусства позволит поднять уровень исполнения.

Худрук Запорожского областного театра кукол Наталья Соколовская высказалась менее дипломатично в отношении кукольного образования. Она без обиняков заявила, что кукольный театр, в отличие от драматического, не имеет возможности ждать, пока актеры и режиссеры созреют и обретут нужную кондицию — они должны приходить уже готовыми!

Выступление Александры Самохваловой, зав. цикловой комиссией мастерства актера с куклой Днепропетровского театрально-художественного колледжа, было близко к формуле: «Невиноватые мы — они сами не идут!» Представительница Днепропетровска вынуждена была признать: недостаточный уровень выпускников-кукольников вызван тем, что талантливая молодежь поступает на кукольную специальность не столь охотно, как на драматическую. Последнее в свою очередь обусловлено традиционной для нашего культурного контекста второсортностью кукольного театра.

Доцент кафедры актерского мастерства и режиссуры театра кукол Киевского национального университета театра, кино и телевидения (КНУТКТ) им. Карпенко-Карого Сергей Ефремов начал свою лекцию «Монолог с куклой как специальный тренаж в воспитании кукольника» с обоснования не совсем простых терминов «слово-информация», «слово-действие», «слово-эмоция», а закончил простой рекомендацией. Состояла она в том, что кукольникам можно было бы делать спектакли под фонограмму. Это, по мнению педагога, позволяет нивелировать недостатки в подготовке исполнителей. Ведь у кукольного актера одновременно задействовано два центра мозга, один из которых отвечает за работу с куклой, а другой — за работу речевого аппарата; такое раздвоение неизбежно ведет к превалированию той или иной ипостаси; фонограмма же дает возможность максимально сосредоточиться на моторике. Чтобы повысить актерское и режиссерское мастерство в кукольном театре, г-н Ефремов предложил внедрить куклу в образование как можно раньше, как фортепиано в музыкальных школах.

Худрук Черкасского академического областного театра кукол Ярослав Грушецкий в начале выступления предложил забыть о тростевой кукле, поскольку она пережиток прошлого — маленькая и теряется на сцене. А дальше попытался обратить внимание кукольной общественности на фундаментально-теоретический уровень. Молодой кукольник замахнулся на святая святых. Он заявил, что Станиславского к кукольному театру привязали искусственно, что принципы драматического (реалистического, бытового) театра в кукольном неуместны! А вместе со Станиславским, по мнению Ярослава, на свалку истории нужно выбросить Декарта и Гегеля. Оратор решительно призвал коллег выйти за пределы пораженного кризисом содержанизма, отказаться от построения целостного спектакля (потому что целостность противоестественна), не опираться на оправданность приема, вывести современный кукольный театр из бинарных оппозиций «добро — зло», «негатив — позитив», «истина — не истина».

Для преодоления устаревшей методологии Грушецкий предложил использовать опыт европейских коллег, который они приобрели с 70-х годов прошлого века. Конкретно это значило, что украинским кукольникам нужно освоить философию экзистенциализма, структурализма, постструктурализма, постмодернизма... Точек бифуркации, как выразился Грушецкий, больше, чем кажется.

Второй модератор мероприятия, профессор и завкафедрой театроведения и актерского мастерства Львовского национального университета им. И. Франко Богдан Козак, попросил молодого коллегу из Черкасс выражаться в рамках, так сказать, нормативной лексики и не пугать участников жуткими заграничными терминами. Дальше конференция и впрямь проходила без призывов к свержениям.

К сожалению, автор не имеет возможности представить в этой статье доклады всех выступивших (газетная площадь не безразмерна). Поэтому попросил дать обзорную оценку нынешнему состоянию украинского кукольного театра первого модератора мероприятия, завкафедрой актерского мастерства и режиссуры театра кукол университета им. Карпенко-Карого, заслуженного артиста Украины, профессора, президента UNIMA-Украина* Леонида Попова

______________________________________
*Украинский центр Международного союза деятелей театра кукол

— Леонид Петрович, на конференции было заявлено, что наш кукольный театр — это театр дешевой метафоры. Видимо, такое утверждение не лишено оснований. Лично наблюдал: смотрю спектакль и прочитываю его определенным образом, а потом, общаясь с постановщиком, узнаю, что он вкладывал в него совершенно другое.

— Постановщики любят, когда зрители видят в спектакле каждый что-то свое.

— Как по мне, это сомнительная радость. Мне почему-то кажется, что поставленное как минимум в ключевых позициях должно читаться однозначно. Если я написал букву «а», она должна читаться как «а». Постановщик, положим, хотел сказать, что насилие — это плохо, а зритель прочитал призыв к насилию. И что, потом постановщик должен бегать за каждым и объяснять, что он имел в виду не то, а это?!

— Безусловно, вы правы. Если честно, у нас сегодня проблема номер один — отсутствие квалифицированного художника-сценографа. В театре кукол это главный человек. Без него театр не может существовать. И до тех пор пока мы это не решим, будем наблюдать разночтение спектакля внимательным зрителем и небрежным постановщиком и иметь дело с безвкусицей.

Какой театр ни возьми, нет художника, который бы мыслил категориями не просто театральной культуры, а именно театра кукол. Ведь художник создает и знак, и символ, и атмосферу, и... Конечно, с режиссером. Когда спектакль четко и со вкусом выстроен художником, никто никаких вопросов не задает.

В нашей стране нет ни одного вуза, который бы готовил специалиста — художника или сценографа театра кукол. Раньше готовили в Ленинграде, еще где-то в бывшем Союзе. На сегодняшний день последний художник, который был заслан и привезен из Санкт-Петербурга, — Миша Николаев в Хмельницком. Он пришел и начал создавать действительно образные спектакли. Делал кукольный авангард 80—90-х годов. Это были великолепные постановки! Сейчас в Украине художников можно назвать 3—4. А областей — 25. В каждой — кукольный театр, в некоторых по два. У нас 30 государственных театров!

Увы, нет местной подпитки. Долгие годы, когда я еще работал в Харькове, мы не могли решить этот вопрос. И только в этом году в КНУТКТ, на кафедре, которую я возглавляю, мы впервые будем набирать сценографов театра кукол.

— Т. е. кукольный театр получит первых своих профессиональных сценографов лет через пять? И проблема со времени будет снята?

— Меня в этом смысле тревожит другое обстоятельство. Ну, будем мы выпускать молодых сценографов. А получат ли они доступ к работе? Знаете, «у нас країна молода — тільки місця молодим нема»! А если не подпускать молодежь, то нигде никогда не будет никакого прогресса. Ведь именно на энергии молодых, у которых имеется новое видение, желание и амбиции, может работать машина искусства.

А у нас сегодня в искусстве желание одно — удержаться любыми средствами! Удержаться ветеранам. Человек уже ничего не способен создавать, но не хочет уступать место молодому актеру, режиссеру. Никому!

В творчестве нельзя, чтобы было засилье стариков, чтобы молодые не могли ничего сделать. А они не могут! Государство создало такие условия, что старики не в состоянии выжить на смехотворные пенсии. Человек достиг пенсионного возраста, а закон позволяет ему оставаться на должности. Он и сидит, сколько хочет. Он уже физически выработан, но не уходит. И будет держаться за должность, пока его не вынесут вперед ногами. Что делать?! Даже столичные театры...

— Кукольные или любые?

— Да любые! Но я не буду говорить обо всех — я только о кукольных. Проблема: я выпускаю молодежь, талантливую! Когда говорят, что молодежь такая-сякая, отвечаю: «Чушь!» Если с молодежью работать, ею можно гордиться. Сегодня молодежь лучше, чем 10—20 лет назад. Те еще были постсоветские. Они были исполнители. А нынешнее — мыслители. Они стараются. У них есть личные амбиции. Они уже не дрожат, что пришел профессор. Раньше профессору не задавали вопросов. А теперь могут спросить: «Почему это вы не готовы?» Разве это плохо?! Сегодня студенты — я говорю о своих — могут решить любую проблему. Они работают с любой системой кукол! Эксцентрика? Пожалуйста! Кульбиты? Что угодно! Они в театр пойти готовы. Они любят театр! И что? А их никто не возьмет! Они не могут туда попасть.

Вот сейчас взяли четверых ребят каждого на полставки и ввели их в репертуар. Они играют главные роли! Как так может быть?! Человек только закончил вуз, играет главные роли в театре, живет в Киеве — и на полставки! А мастера сцены уже «неспроможні працювати»! Да, многие из них что-то сделали для театра. Но это было 20—30 лет назад. Они свои роли уже сыграли.

Недаром государственными нормативами предусмотрено, что кукольнику, как и в балете, в опере, разрешается через 25 лет выходить на творческую пенсию. Государство понимает, что он уже выработанный, выгоревший. Но никто этим правом воспользоваться не спешит.

И во что превращается театр с такой кадровой ситуацией? Когда на сцену выходят мэтры, это, знаете, уже музей. Там жизни нет. Они, даже имея опыт, не могут энергетически вытянуть и ничего в зал не несут. А тут, на фестивале, посмотрите, были спектакли... Молодежь выходит... Да, молодой порой не дотягивает технически, но такая экспрессия, такая энергетика идет в зал! И все просто шалеют!

— Может, со сценографами будет по-другому? Ведь у них будет законный приоритет — сейчас эти должности занимают люди без специального образования.

— Давайте я приведу аналогию, и вам с будущим наших сценографов все станет более-менее понятно. Кукольный театр испытывает жуткие проблемы с драматургией. Нынче на подмостках заправляют в основном два героя: «Івасик-Телесик» и «Котигорошко». Новых театры почти не пытаются открывать. Пласт украинской культуры совершенно не поднимается. А героев у нас — много! Что, нельзя приглашать способных драматургов? Можно. Но театр не заинтересован в таком сотрудничестве.

Первый путь — брать накатанную драматургию. Так проще. Второй путь... Сегодня все режиссеры вдруг стали драматургами. Потому что там можно заработать дополнительную копейку. Вот режиссер взял «Колобка», или «Красную Шапочку», или «Рукавичку» — и сам написал. Все режиссеры практически стали авторами пьес, постановок, музыки, сценографами. Фактически появляется какой-то личностный театр. Т. е. у нас сформировался один универсальный многорукий художник. Вот он — творец!

— Танцующий Шива...

— Да. Я был бы счастлив, если бы во всех наших 30 государственных театрах режиссеры были Богом одарены по всем из перечисленных направлений! Но так не бывает. Меня учили по другой системе: режиссер — это фигура, которая объединяет. И тогда из этого что-то может получиться. А когда я сам все делаю, я не вижу того, что делаю. Режиссер столько на себя взваливает, что не в состоянии саму пьесу эстетически осмыслить и занимается простым воспроизведением текста, иллюстрацией в плохом смысле этого слова. У нас 2—3 режиссера найдется, которые душой живут.

Зачем искать нового драматурга, который бы сочинял, придумывал, открывал что-то, в том числе для режиссера? Поэтому открытий нет! Творчество из театра исчезает! Я с ужасом наблюдаю, что почти все перешли на штамповку. Смотрю, везде мастера, которые вчера ставили авангардные спектакли, сегодня ставят «Колобка»! Опять-таки кушать хочется.

Раньше поехать на фестиваль со спектаклем, который ничего не несет, в котором нет поиска, эксперимента, было недопустимо. Этого никто не мог себе позволить! Сегодня привозят то, с чем работают. И я вижу, с чем они работают. Люди выходят на сцену — и не творят, а отрабатывают зарплату.

— Как выразился один из участников конференции, «закохані в театр»...

— Да, очень «закохані в театр»! Это страшно! И никто не осудит! Потому что критики нет. Нет мероприятий, которые когда-то проводились с целью, скажем так, повышения квалификации. У нас были лаборатории молодых режиссеров-художников, драматургов, завлитов... Я еще застал это время.

— А для драматического театра критика имеется?

— Да, там критика есть. Потому что у нас к театру кукол долгие годы действительно вырабатывалось отношение как к чему-то вторичному.

— Почему?

— Думаю, это связано с привилегиями. В 30-е годы театры были поделены по степени солидности, что ли. Оперные и балет — для высшей политической номенклатуры, драмтеатр — для люда. И создали государственные детские театры (ТЮЗы) и государственные театры кукол.

— Высокие и низкие жанры?

— Да. ТЮЗы и кукольные театры должны были идеологически обслуживать подрастающее поколение, с определенным репертуаром («Кибальчиш» и т. д.). В 30-е годы даже запретили сказки показывать. Царя, принцев нельзя было выводить на сцену.

— Перегибы...

— Вторичность театра кукол идет оттуда. Мол, это не искусство. И критики не хотят браться за это. Для них кукольные постановки считаются мелкотемьем. О чем он будет говорить? О «Трех поросятах»? О Жолдаке — да!

В самой природе театра кукол — даже если часть его репертуара предназначена исключительно для детей, даже если этот театр работает только с одной куклой (без живого плана), с куклой одного типа (к примеру, выводной) — нет ничего такого, что бы давало основания для его дискриминации. Он чрезвычайно интересен по содержанию, форме, по своим выразительным возможностям. Порой в этом смысле театр кукол дает фору так называемому взрослому театру. Драматический театр нередко делает заимствования у кукольного. В Польше, в других странах Европы не возникает сомнений, что театр кукол является полноценным оригинальным искусством. На Западе отношение к кукле уважительное. Там, если вы попытаетесь доказать обратное, засмеют.

У нас же... При наборе обращаюсь к абитуриентам: «Ребята, кто идет на консультацию?» Они на меня смотрят, открывают широко глаза: «Как вы посмели так унизить и пригласить прослушаться!» Они все — в очередь на драматический!

— Почему возможен беспредел, который чинят режиссеры, «заграбастывая» себе и написание, и постановку, и сценографию, и музоформление? Директора куда смотрят?

— А это стало возможно благодаря именно позиции директоров. Вся власть в кукольных театрах — в их руках. Директора стали худруками театров. Это выгодно управлению культуры. Раньше режиссер и директор были равнозначными фигурами, они даже утверждались в Министерстве культуры. И тогда спрашивали и с одного, и с другого. И спрашивали с обоих на уровне! Сейчас же все спущено на управление.

А местные власти доверяют директору. Потому что сегодня одна установка: «Нам нужна касса, касса, касса!» И так, чтобы 3 человека, чтобы декорации, костюмы, реквизит, музыку, свет забросить в одну сумку и уменьшить расходы! О каком творчестве мы говорим!

— Будут резать труппы?

— Чиновникам не до театра. В Киеве мне местные говорят: «Будем закрывать театры, которые нерентабельны. Или нет, не будем закрывать — вы сами подохнете, потому что мы не дадим вам финансирования. Выживайте!» И что они будут ставить? То, что дает деньги. А потом они же кричат: «Как мы воспитываем?! А национальная культура?!»

— Советскому кукольному театру вменялось выполнять идеологическую функцию. Сегодня идеология нужна? Если да, то какая?

— Конечно, идеология должна быть. Скажите, 10 заповедей — это не идеология? Как без морали! И национальная тема должна подниматься, и межнациональная. Но делать это нужно не поверхностно, а от корней.


Авторские куклы - это единичные экземпляры или тираж до 10 штук, при этом каждый экземпляр изготовлен непосредственно автором и уникален. Хотите купить резиновую куклу созданную дизайнером Ольгой Шрамко? Ознакомиться с работами и купить куклу вы можете на wazzabi.info.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Топ-5 хитов 2018-го — о чем рассказали музыкальные...

Над составлением итогового списка основательно потрудились полсотни критиков

Военное разложение

Что еще читать в такое тревожное время, как не книги о причинах войны и ее трагических...

Ад, который построил Ларс

С 6 декабря в украинском прокате — «Дом, который построил Джек», один из самых...

Тень от украинской «Мечты»

Деятельность Министерства культуры в последние годы чаще всего становилась предметом...

Альбионские гадюки

С 22-го по 28 ноября в столичном кинотеатре «Киев» прошел 18-й по счету фестиваль...

Загрузка...

Жадан в кусках

С 8 ноября в прокате самый долгожданный украинский фильм года

Марися Нікітюк: «Читання рятує від депресії,...

Марися Нікітюк розповіла «2000» про свою мрію щодо скачування книжок прямо в мозок

Любовь с барьерами

Поговорим о любви. Книжные обозрения «2000» обращаются к этой теме редко, да и в...

Владимир Гришко: мирного неба над головой и всегда с...

Известный украинский тенор на концерте ко дню рождения «Интера» вспомнит...

«Ныне героев нет, а есть только убойный скот и мясники...

Трудно найти человека, который если и не читал «Похождения бравого солдата...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка