«Если бы диссертацию защищал Эйнштейн, ВАК его завалил бы»

17 Октября 2003 5

Иван БЕССМЕРТНЫЙ

Интервью известного украинского ученого корреспонденту «2000»

Ученые степени стали входить в джентльменский набор многих политиков и бизнесменов

В последнее время, казалось бы, такие внутриакадемические проблемы, как работа ВАКа, размножение различных новоиспеченных академий, буйство лжецелительства стали более широко обсуждаться общественностью. Высказаться по этому поводу согласился Исаак ТРАХТЕНБЕРГ, академик Академии медицинских наук Украины, член-корреспондент НАНУ, заслуженный деятель науки и техники, лауреат Государственной премии Украины.

— Исаак Михайлович, что происходит сегодня с Высшей аттестационной комиссией? В чем суть кризиса, в котором она находится?

— Прежде всего хочу отметить, что ВАК — важная госструктура, призванная организовывать, контролировать систему аттестации научных кадров высшей квалификации, руководить работой нескольких сотен специализированных научных советов, присуждать ученые степени докторов и кандидатов наук.

Когда председателем ВАКа стал академик Виктор Скопенко, были расформированы экспертные советы комиссии, в состав которых входили видные ученые страны, имеющие огромный научный авторитет. Причина столь резких реформаторских шагов в том, что некоторые деятели науки позволили себе на первом заседании президиума под руководством нового председателя выразить сомнения относительно обоснованности и целесообразности некоторых нововведений в системе аттестации. «Велику раду» отменили, зато ввели «платные услуги в области аттестации научных и научно-педагогических кадров»!

— Проще говоря, это защита диссертаций на коммерческой основе?

— В значительной мере — да.

— Получается, что тот, кто заплатит деньги, может «защититься» без малейших проблем. А ученый, занимающийся, к примеру, фундаментальными исследованиями, сталкивается с массой искусственно созданных барьеров.

— Так оно и есть.

— Приведите примеры.

— Пожалуйста. Всего несколько научных журналов ВАК признает таковыми. И если вы опубликовались именно в них, значит, у вас есть печатная работа. Но если статья появилась в другом издании, в том же «Нейчур», всемирно известном журнале, где авторами публикаций выступают и Нобелевские лауреаты, украинский ВАК ее не рассматривает. Например, по моей специальности выходит серьезный журнал в Москве «Медицина труда и промышленная экология». Для отечественной аттестационной комиссии его как бы не существует. Зато приветствуются статьи, напечатанные в периферийном.

— Если можно, подробнее.

— В одном областном центре есть институт, который теперь переименовали в академию. Сейчас вообще не осталось институтов, все сплошь академии и университеты. И эта академия выпускает издание, в котором на коммерческой основе печатается кто угодно. И получается, что серьезные журналы, издающиеся в Киеве, Лондоне, Москве и Нью-Йорке, ВАК игнорирует, тогда как провинциальное у него в почете.

Но мало того что ВАК признает одни журналы, а другие — нет. Но даже те, которые он признает, обязаны выполнять его предписания, в частности, в состав редколлегии должно входить не менее двух третей сотрудников института, являющегося учредителем. В составе должно быть столько-то докторов наук... Но какое отношение комиссия имеет к издательскому делу, чтобы регламентировать его работу? Если на ученом совете вуза приняли во внимание опубликованные работы, значит, для совета эти работы значимы и научная общественность с ними ознакомилась.

Более того, ВАК установил: для кандидатской диссертации количество работ должно быть такое-то, для докторской — такое-то. Поэтому если бы диссертацию сегодня защищал Эйнштейн, ВАК его завалил бы, ведь у Эйнштейна была маленькая по объему работа о теории относительности.

В сопроводительных документах к каждой диссертации должно быть указано: «Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК». А эти требования дошли уже до полной несуразности. Например, требовалось — диссертация должна печататься на машинке с лентой средней жирности.

— Спрашивается: а это имеет какое-то отношение к науке?

— Это, во-первых. А во-вторых, что такое «лента средней жирности»?

Но вернемся к количеству публикаций. Соискательница из Днепропетровска блестяще защитилась, ее научная работа действительно представляет ценность. Но чиновник аттестационной комиссии обнаружил, что у нее на одну опубликованную статью меньше, чем нужно. И только на этом основании диссертацию не утвердили. Соискательница опубликовала еще одну статью, но никто даже не поинтересовался, что она собой представляет. Потом пришлось еще раз защищаться. То есть не имеет значения, ценна ли твоя работа, как ты защищался — тоже неважно, значимо только то, как ВАК отнесется к твоей защите. Такое положение дел отбивает интерес к научной работе. Особенно у молодых сотрудников.

— А как, на ваш взгляд, можно изменить эту ситуацию?

— Весь мир сегодня поступает так: вы защищаетесь в Гарвардском университете — получаете диплом этого университета, защитились в каком-то малопрестижном учреждении — соответственно получаете диплом этого учреждения. И когда вы становитесь ученым и идете куда-то на работу, там смотрят, где вы защитились, из какой вы среды. Везде во всем мире окончательная инстанция— специализированный совет конкретного вуза. У нас же нужно получить диплом ВАКа.

Первые довольно резкие, но продуманные шаги в этом направлении сделал директор Института биоорганической химии академик Валерий Кухарь. Возглавляемый им научный совет единогласно решил: поскольку ВАК пробить невозможно, то когда сотрудник их института защищает диссертацию, они выдают ему свой диплом. Одновременно научная работа направляется по старым, консервативным и нелепым каналам. ВАК утвердил работу — отлично! — соискатель имеет два документа. Первый — институтский, второй — ваковский. Не утвердил — ничего страшного, человек имеет диплом, где указано, что институт присвоил ему ученое звание.

Недавно появилась статья очень уважаемого не только в Украине видного ученого академика Дмитрия Затонского. Он рассказал, что является председателем единственного в стране ученого совета по зарубежной литературе. А в ВАКе зарубежную литературу представляет всего один чиновник. Соискатель на ученом совете очень хорошо защитил диссертацию, а этот чиновник ее отклонил. Значит, с ВАКом, пишет гнЗатонский, надо что-то делать.

— Часто бывает, что современная научная работа — это решение проблемы на стыке наук. Как в таких случаях ведет себя Высшая аттестационная комиссия?

— Для нее это смерти подобно. А,к примеру, в медицине такие исследования сплошь и рядом. Допустим, хирургу нужно решить вопрос диагностики. Для того чтобы это сделать, он проводит биохимические исследования, что вполне естественно. Такое можно только приветствовать. Но ВАК отвергает это категорически. А защищаться все равно надо, и научные руководители вынуждены ходить на прием к Скопенко, чтобы он написал резолюцию: «Як виняток, дозволити другого наукового керiвника». И получается, что человек, который берется за самое важное — решение проблемы на стыке наук, — оказывается в трудном положении. Он себя сознательно обрекает на то, что в ВАКе его диссертация будет проходить не одну, а две экспертизы, тогда как другой не мудрствуя лукаво указывает одну специальность и проходит только одну экспертизу.

Увеличение количественных критериев к работам на соискание ученых степеней (сейчас существует почти 40 форм документов, которые должен представить соискатель!) никоим образом не может повлиять на повышение их научного уровня, наоборот, способствует появлению слабых диссертаций. Не оттого ли у нас с каждым годом увеличивается поток диссертаций и число «остепененных» специалистов, тогда как общий уровень исследований по большинству научных направлений снижается. В последнее время особенно возросло количество работ по гуманитарным и политическим наукам, а также по специальности государственное управление (такая «отрасль знаний» учреждена ВАКом впервые). Ученые степени стали входить в своего рода джентльменский набор многих политиков и бизнесменов.

— Теперь в ВАКе поменялся председатель.

— Да, им стал академик НАНУ Владимир Мачулин. Но старые проблемы достались ему в наследство. На него и возлагаем надежды.

На пользу ли науке академомания?

— Исаак Михайлович, в прессе вы неоднократно резко выступали против возросшего количества различных академий. Почему?

— Убежден: это ненормальное положение, когда в Украине уже больше пятидесяти академий. Причем каких — академия оригинальных наук, академия альтернативной эволюции и т. п. Мне рассказывал покойный ныне академик Визирь, директор института из Запорожья, что одно время почти все его сотрудники вдруг зачастили в Киев. «По прошествии времени я прошел по коридору, — говорил Визирь, — и ахнул: на всех дверях надписи — академик такой-то. У меня уже нет простых профессоров, все академики».

Академии продолжают почковаться. И это совершенно неуправляемый, бурный процесс. Нечто подобное встречается и за границей. Есть такая Нью-Йоркская академия наук. Как она существует? Присылает ученому письмо (у меня их уже шесть): мы, мол, знаем ваши работы, если вы хотите, мы можем вас принять в нашу академию, для этого вам необходимо прислать 120 долларов. Все, оказывается, очень просто: пришлите требуемые деньги — и вы академик указанной академии наук!

Каждый век имеет свое средневековье

— Вы постоянно выступаете в прессе с разоблачением некоторых целителей, знахарей...

— Да, и считаю это своим долгом. Знаете, мне как современному человеку и ученому, который занимается проблемами токсикологии и медицинской экологии, больно сегодня видеть, как буйствуют лженаука и доморощенное целительство. В ХХI веке в Киеве на афише можно прочитать: «Целительница Мужайло восстанавливает и наращивает мозговые клетки», «Кандыба выводит радионуклиды». Вот уже десять лет в Украине издается газета «Доктор Нострадамус». Приведу только самую малую часть заголовков: «Как уберечь себя от сексуальной порчи», «Змея отобрала супруга», «Нет ли у вас аллергии на мужа?», «Женская магия и целительство», «Запечатывание ауры биополя», «Свет в ночи — спасение для диабетиков». Как тут не вспомнить Станислава Ежи Леца, мудрого польского сатирика: «Каждый век имеет свое средневековье». Очень важно, чтобы наука дала отпор и всячески противодействовала подобным лженаучным тенденциям.

Утилизаторы

Когда слышишь слово «утилизаторы», невольно перед глазами появляются зловещие...

Культурно-національні багатства України: угорці

Нав'язування певним людям в бідній країні чужої їм мови навряд чи додасть їм...

У столиці Галичини ксенофобії немає...

Якось мені трапилося на очі одне дуже цікаве друковане видання: журнал...

ТОП-6 неочевидных плюсов образования за границей

Обучение за рубежом — это не только студенческие работы, экзамены и лекции

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка