Иностранцы в ГДР — подкормка для социализма

№24 (76) 15 - 21 июня 2001 г. 15 Июня 2001

Официально ГДР именовала себя мультикультурным и антирасистским государством, но фактически речь шла лишь о привлечении иностранных рабочих в страну из-за дешевизны их труда, а также признании факта нахождения на территории республики советских военнослужащих.

Так можно охарактеризовать политику ГДР в отношении иностранцев, которых в 1989 году насчитывалось более 877 тысяч человек. Из них 585 тысяч были гражданами Советского Союза (370 тысяч военнослужащих, 200 тысяч членов семей, 25 тысяч гражданских лиц), 292 тысячи других иностранцев, из которых 60 тысяч приехало из Вьетнама, 52 — из Польши, 15 — из Мозамбика, 13 — из Венгрии, 8 — с Кубы, 3 — из Чехословакии, по одной тысяче из Анголы и Румынии. Таким образом, доля иностранцев без советских граждан среди всего населения ГДР составляла всего 1,2%. Для сравнения: в Западной Германии в это же время проживали около 5 миллионов иностранцев, составлявших 8% населения.

Большинство иммигрантов приехали в ГДР в 70-е годы по трудовым контрактам, поскольку страна из-за экономических просчетов и слабого технологического уровня сильно нуждалась в рабочих руках.

Вопросы пребывания иностранцев на территории ГДР строго регламентировались — может быть, за исключением тех, которые женились на немках или вышли замуж за немцев (их в 1989 году насчитывалось около 40 тысяч человек). Остальные иностранцы были обязаны ежегодно продлевать вид на жительство в случае, если они продлевали трудовые контракты. Государство имело право быстро и без объяснения причин выдворить любого иностранца из страны. Практически иностранные рабочие были бесправными, и если из них кто-то заболевал или терял работоспособность в результате производственной аварии, он в течение трех месяцев отправлялся домой. Никто не заботился о приобщении иностранцев к «новой жизни», посулами которой их привлекали в ГДР. Это приобщение заключалось лишь в кратком курсе немецкого языка и профессиональной подготовки, подразумевавшей больше практическую работу, чем настоящую учебу.

Иностранные рабочие жили, как правило, изолированно, в больших общежитиях со строгими порядками. Контакты с гражданами ГДР были ограничены и не приветствовались, а в общежития немцы вообще не допускались позже 22 часов. Не разрешалось также совместное проживание даже семейных пар. Фактически запрещалось рожать детей, особенно вьетнамкам и мозамбиканкам, которых в случае беременности ставили перед выбором — аборт или отправка на родину. Приезд семей или статус детей, все-таки рождавшихся, вообще не были урегулированы положениями об иностранцах.

Далеко не лояльным было отношение к иностранцам рядовых граждане ГДР. Выходец из Мозамбика Еремиа Пулау вспоминает, что они не могли даже заглянуть в некоторые рестораны. «Это знал каждый, и никому не хотелось сразу нарываться на драку». С языка у немцев так и срывались презрительные клички — «толь» или «брикет» (об африканцах), «полякке» (о поляках), «витчи» (о вьетнамцах). О расизме вспоминают и сами немцы, например, известный в ГДР бард Герхард Щёне: «Если какая-нибудь девушка встречалась с венгром, то ее моментально обзывали «венгерской подстилкой», и начинались потасовки между венгерскими и немецкими юношами». На некоторых предприятиях и в отдельных городах немцев вынуждали давать письменные расписки в том, что они не будут в частном порядке встречаться с иностранцами, очень часто были раздельные раздевалки и душевые кабины. Да, неприятное признание сделал немецкий журнал «Шпигель».

Как уже отмечалось, большинство иностранцев в ГДР были гражданами СССР. Несмотря на то, что немцы официально воспитывались «в духе вечной и нерушимой дружбы с народами Советского Союза», советские военнослужащие варились в собственном соку. Как вспоминает тот же Щёне, «мы с удовольствием приглашали двух красноармейцев на пионерский утренник, но у нас не приветствовалось поддерживать личные контакты с ними». Какое-то исключение составляли в 70-е годы политические эмигранты из других стран, например, Чили, Намибии, Южной Африки или Палестины.

Когда же объединились обе части Германии, то иностранцы оказались первыми, кого выбросили на улицу, хотя переходное правительство во главе с Лотаром де Мезьером гарантировало выполнение всех заключенных ранее договоров. А отсутствие работы автоматически привело к высылке из страны большей части иностранцев. Без излишней волокиты каждому уволенному вручали 3 тысячи марок и обратный билет домой. Бывшие иностранные рабочие с содроганием вспоминают это время. Жертвами ГДР не стали только китайцы и северные корейцы, потому что их коммунистические правительства приказали им вернуться на родину чуть раньше краха ГДР.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Тихі та непримітні білоруси

Небажаним і небезпечним було б втягування білоруських національно-культурних...

Гибель в воздухе

Недавно произошел морозящий душу случай гибели 38 щенков на борту самолета МАУ. Этот...

Развивающие игрушки – какие они бывают

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок развивался всесторонне и получал все...

Утилизаторы

Когда слышишь слово «утилизаторы», невольно перед глазами появляются зловещие...

Культурно-національні багатства України: угорці

Нав'язування певним людям в бідній країні чужої їм мови навряд чи додасть їм...

У столиці Галичини ксенофобії немає...

Якось мені трапилося на очі одне дуже цікаве друковане видання: журнал...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка