Ледокол «Саддам»

08 Октября 2004 5

Ледокол «Саддам»

Юрий ЛАТЫШ, Киев

Агент британских спецслужб В. Резун под псевдонимом Виктор Суворов написал книгу «Ледокол», в которой изложил свою версию Второй мировой войны.

Не вдаваясь в дискуссию по поводу содержания сего труда, замечу, что идея ледокола, т. е. использования одним государством харизматичного и своенравного лидера другой страны для достижения собственных целей, родилась в среде западных разведслужб. И немногие читатели В.Суворова замечают, что описанный им сценарий был реализован США буквально на наших глазах в Персидском заливе, и роль ледокола досталась Саддаму Хусейну.

Чтобы доказать эту версию, придется использовать преимущественно косвенные улики, поскольку ход мыслей лидеров США и действия тамошних спецслужб навсегда останутся для нас загадкой, а последние следы в Ираке тщательно уничтожаются американцами.

О роли Вашингтона в разжигании ирако-кувейтского противостояния почему-то стыдливо умалчивают. Между тем тема чрезвычайно интересная. За годы «холодной войны» американцы накопили огромный опыт провоцирования региональных конфликтов, среди которых нелишне будет вспомнить ирано-иракскую войну 1980—1988 гг.

Несомненно, американские геостратеги, близкие к Республиканской партии, в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века разработали хитроумный план достижения американского господства в нефтедобывающих регионах, поскольку нефтяная война против Советского Союза была одной из основных составляющих «холодной войны». Большинство стран ОПЕК вышли из-под американского контроля, посему необходимо было обеспечить непосредственное присутствие в регионах Штатов нефтедобычи.

Идея ледокола была запущена после Иранской революции 1979 г., когда положение США на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива резко пошатнулось. Первоначальной целью было развязать продолжительный конфликт в регионе, который бы подорвал влияние Ирана. Результатом стала восьмилетняя ирано-иракская война, одна из наиболее кровопролитных за всю историю человечества.

Сразу оговорюсь. Я далек от мысли, что Саддам был кротким голубком и всего лишь марионеткой в руках США.Скорее всего, он вел свою игру, пытаясь извлечь максимальную выгоду из сложившейся ситуации. Но он проиграл. Единственным победителем в ирано-иракской войне стали США.А то, как держались Штаты во время этой войны, свидетельствует об их непосредственном участии в ее разжигании.

В 1982 г. Ирак исключили из списка государств, которые поддерживают терроризм. В 1984 г. были восстановлены дипломатические отношения между Вашингтоном и Багдадом, разорванные еще в 1967-м. США предоставляли кредиты и займы (в 1982 г. — на сумму 300 млн. долл., 1987-м — 567 млн., 1990 г. — 1,045 млрд.). Разведслужбы США постоянно информировали Ирак о плачевном состоянии иранской армии. Наконец, арабские страны, которые не ориентировались на США (например, Сирия и Ливия), осудили действия Хусейна как раскольнические по отношению к мусульманам.

Возможно, размеры американской помощи убедили Хусейна в искренности союзнических намерений США, поскольку он был твердо уверен в их невмешательстве в новый конфликт с Кувейтом. Однако истинную роль своей страны в ирано-иракской войне блестяще растолковал непревзойденный в своем цинизме Г.Киссинджер: целью было поражение и ослабление обоих участников конфликта. Это подтверждается фактами. Ввиду угрозы серьезного военного поражения Ирана США предоставили ему оружие, что обернулось скандалом «Иран-Контрас», а также подключили к этим программам Израиль.

В среде политологов и историков принято считать, что вторжение Хусейна в Кувейт стало его огромным стратегическим просчетом. Однако и до этого вторжения Кувейт не питал особых симпатий к Вашингтону и не имел с ним никаких оборонных соглашений. В данном случае мы имеем дело с блестящей спецоперацией, когда в результате спровоцированного извне нападения на Кувейт под контролем США оказались и жертва, и агрессор, и все страны Аравийского полуострова.

Приведу примеры, подтверждающие мою версию.

25 июля 1990 г. состоялся разговор С.Хусейна с американским послом в Багдаде Э. Гласпи, в котором иракский лидер изложил свои претензии к Кувейту. На это посол ответила, что Вашингтон заинтересован в улучшении отношений с Ираком. Стенограмма этого разговора много раз публиковалась на Западе, но почему-то до сих пор не опубликована у нас. По официальной версии, Э. Гласпи дала повод Хусейну думать о невмешательстве США в ирако-кувейтский конфликт, за что позже подверглась суровой обструкции. Однако предполагать, что посол действовала на свой страх и риск, крайне наивно. Более логичным выглядит объяснение, что Э. Гласпи намеренно дезориентировала иракского лидера, подталкивая его к собственному краху.

Правительство Кувейта делало все возможное, чтобы избежать вмешательства США.В августе 1990 г. (после вторжения) в Москву прибыл спецпредставитель саудовского короля Фахда принц Бандер ибн-Султан. Суть разговора с ним передал в своих воспоминаниях замминистра иностранных дел СССР А.Белоногов: «За неделю до вторжения иракских войск в Кувейт, — рассказывал принц, — американцы проинформировали нас о том, что иракцы концентрируют свои армии в районе кувейтской границы. Мы запросили Багдад, что это означает. Нам ответили: — готовятся военные учения. Мы передали сказанное кувейтцам, и они поверили в это. Они были озабочены информацией, которую американцы им передали, так как считали, что в Вашингтоне ищут повод для того, чтобы разместить свои базы на кувейтской территории. Через несколько дней американцы передали нам и кувейтцам фотографии иракских войск, сделанные со спутников. Они свидетельствовали о том, что войска построены для атаки. Однако кувейтцы решили, что американцы стремятся испугать их и хотят создать предлог для ввода своих войск». Создается впечатление, что в Кувейте боялись США значительно больше, чем Саддама.

После нападения на Кувейт в результате методичного запугивания со стороны американских спецслужб Саудовская Аравия разрешила ввести на свою территорию войска США якобы временно, до освобождения Кувейта. Но выведены они были лишь в прошлом году ввиду угрозы всеобщего восстания саудовцев, не стерпевших присутствие «неверных» на «святой земле», когда Ирак уже был завоеван.

Наконец, через несколько часов после вторжения иракских войск в Кувейт среди ночи собрался Совет Безопасности ООН.Его созыв был инициирован не Кувейтом, представитель которого в этот момент даже не подозревал о случившемся, а постпредом США Т.Пикерингом, который не только оказался наиболее проинформированным о произошедшем, но сразу же предложил шокированным дипломатам проект резолюции.

В рамках нашей версии легко объяснить и странное упрямство Хусейна после создания антисаддамовской коалиции, его стойкое нежелание покидать Кувейт в условиях очевидного поражения. И дело тут не в пребывании диктатора в «королевстве кривых зеркал», где теряются грани реальности, где запуганные подданные не смеют информировать всемогущего лидера о положении дел, как уверяют нас западные политологи. Более реальную версию выдвинул Е.Примаков, считающий, что Саддам старался прежде всего «сохранить лицо», т. е. получить кое-какие уступки со стороны Кувейта. Но все же наиболее вероятным кажется то, что Хусейн после введения войск коалиции в Саудовскую Аравию четко осознал, в какую ловушку попал и понял неизбежность «Бури в пустыни», несмотря ни на какие уступки с его стороны. Эту мысль только подтверждает свержение иракского диктатора — Вашингтон должен был уничтожить очередную мрачную тайну.


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка