Между Барби и Мадонной

04 Февраля 2005 0

Мэтр-режиссер Мартин Скорсезе не имел понятия, что представляет собой Гвен Стефани. Но увидев на автобусной остановке в Нью-Йорке постер с поп-певицей, сразу же предложил ей контракт. Именно так рассказывает Леонардо ди Каприо о появлении рядом с собой Стефани в новом фильме Aviator — об овеянной легендами истории жизни миллиардера Говарда Хьюза. В январе фильм появился на европейских екранах, и зрители могут оценить актерские данные поп-певицы, играющей второстепенную роль голливудской секс-бомбы 30-х годов прошлого века Джейн Харлоу. «В фильме я произношу только два предложения, но роль великолепна», — с солнечной улыбкой говорит Стефани. И добавляет: «Уверена, что имею все данные для главной роли». Героиня с платиновыми волосами, кажется, действительно стремится в Голливуд, хотя недавно отказалась позировать вместе Aviator Кейт Бланчет и Кейт Бекинсэл для обложки женского журнала. Причина: это может разрушить ее имидж на сцене. Действительно, относительно неприметной до последнего времени американке удались вместе с ансамблем No Doubt сногсшибательные хиты Don't Speak и It's My Life, которые продавались 20 млн. раз, а недавно был выпущен ее первый сольный альбом под названием Love. Angel. Music. Baby. Это «танцевальная пластинка», как выражается Стефани, работавшая над ней с самыми успешными продюсерами современности: Dr. Dre и дуэтом The Neptunes, опекающим также принцессу соула Келис.

Многие в Америке сравнивают Гвен с Мадонной, которую Стефани очень высоко ценит: «Она неподражаема!» Говорят, они давно знакомы и даже дружат, потому что обе американки вышли замуж за английских деятелей искусства. И у обеих, кажется, семейная жизнь не ладится: у Мадонны с кинорежиссером Гаем Ричем, а у Стефани — с Кевином Россдейлом, который когда-то покорял зрителей с полузабытым грандж-ансамблем Bush. Как всегда, в драме виноват талант супруга. «Он чрезвычайно одаренный человек, мы часто вместе поем на пляже», — рассказывает о нем Стефани.

Певица ошарашивает любителей поп-музыки тем, что напоминает механическую Барби и футуристическую Мэрилин Монро. И что самое удивительное — вот уже 18 лет. Тогда она впервые выступила с ансамблем No Doubt, который основал ее брат Эрик в стиле панк-рока и ска. Очень быстро она стала известной. «На наш первый концерт пришли почти две тысячи человек», — вспоминает певица. Однако всемирную известность принес в 1996 году хит Don't Speak. Слухи, что ансамбль распался, Стефани опровергает. Пусть ее коллеги где-то играют в гольф или строят новые виллы, но «мы только делаем перерыв. Ведь 18 лет без отпуска — не шутка». А вообще Стефани хочет детей: «Я женщина. Мои биологические часы не тикают, они мчатся. По мне — хоть сегодня!» Насколько темпераментна певица на сцене, настолько чинно она ведет себя в повседневной жизни. Особенно перед критиками: никогда не связывалась с наркотиками, как Кертни Лав, не позировала обнаженной, как Мадонна, и не избивала фотографов, как Бьерк. «Я не злая девушка, — говорит она, демонстрируя ослепительно белые зубы. — Чтобы стать ею, у меня все слишком хорошо».

Гибель в воздухе

Недавно произошел морозящий душу случай гибели 38 щенков на борту самолета МАУ. Этот...

Развивающие игрушки – какие они бывают

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок развивался всесторонне и получал все...

Утилизаторы

Когда слышишь слово «утилизаторы», невольно перед глазами появляются зловещие...

Культурно-національні багатства України: угорці

Нав'язування певним людям в бідній країні чужої їм мови навряд чи додасть їм...

У столиці Галичини ксенофобії немає...

Якось мені трапилося на очі одне дуже цікаве друковане видання: журнал...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка