Память о подвиге ликвидаторов аварии 1986 года на ЧАЭС жива?

24 Октября 2008 0

Чернобыльская катастрофа навечно вошла в нашу память, став в народе своего рода мерилом не только в оценке степени серьезности иных бедствий (как техногенных, так и стихийных), но и в этической сфере. Немало примеров самоотверженности и мужества дала история ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. И в наши дни отношение к памяти Чернобыльской катастрофы — также один из важных нравственных критериев.

О событиях апреля 1986-го мне известно не понаслышке. С первой половины мая того памятного года десятки, а впоследствии сотни высококвалифицированных специалистов республиканского треста «Оргагрострой», где в то время я был управляющим, принимали участие в работах по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Среди них — руководитель группы проблемной тематики ГО и повышения устойчивости народного хозяйства генерал-лейтенант в отставке Эдуард Леонидович Захаров, полковники запаса Юрий Николаевич Коробов, Геннадий Николаевич Пирогов и Валентин Петрович Воронов, а также другие наши сотрудники, в недалеком прошлом военные. Смелыми и ответственными людьми показали себя многие гражданские специалисты — Владимир Яковлевич Пинчук, Алексей Яковлевич Черный, Алексей Иванович Лозница, Константин Иванович Аннин, Валерий Вальтерович Ридер, Евгений Борисович Денисенко и др. Да, конечно — в семье не без урода, так что среди нас нашлись и трусы с подлой душонкой, которые впоследствии оформили по липовым документам вполне реальные удостоверения ликвидаторов первой категории, «стали» инвалидами первой группы.

Но для большинства лозунг «Раньше думай о Родине, а потом о себе» был в то время не просто слоганом. И учитывая менталитет украинского народа, я уверен — это останется навечно, как бы ни стремились заокеанские и прочие «доброжелатели» заменить его иным: «Думай о себе — Родина все равно о тебе помнить не станет».

Кстати, тогда еще не было в Украине Министерства по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы. Просто сотни тысяч людей — молодых и зрелого возраста — самоотверженно выполняли свой гражданский долг. Паники не было: наш народ пережил много войн, и люди от дедов и отцов унаследовали способность сохранять присутствие духа в экстремальных обстоятельствах. Каждый делал свое дело. Помогали нам все союзные республики, плечом к плечу выполняя тяжкую и опасную работу. И не было никаких попыток взаимных обвинений, поиска «козлов отпущения».

Мы должны воспитывать подрастающее поколение на таких конкретных примерах чести и доблести их отцов, матерей, старших братьев и сестер, передавая младшим эти качества, присущие украинскому народу. Священный долг нашего народа и государства — отдать подобающие почести этим людям, как ушедшим от нас в мир иной, так и ныне живущим.

Нельзя не вспомнить о чернобыльском опыте и в наши дни в связи с очередным ярким примером возможных техногенных катастроф с добавлением природно-климатических факторов. Нынешняя трагедия в Закарпатье и других регионах страны по масштабам и последствиям приближается к общенациональной. Вот в этом случае не мешало бы соответствующим ведомствам, не ограничиваясь ссылками на капризы природы, проанализировать, кто виноват, и доложить правительству с последующим рассмотрением в Верховной Раде. Это не просто наводнение — это конкретная беда для сотен тысяч людей, семей. Безосновательно успокоительный тон некоторых радио- и телекомментаторов, интервью отдельных политиков и «экспертов» в отношении сегодняшнего положения дел и последствий разгула стихии не должны никого обмануть.

Регионы, которые не пострадали, должны взять шефство над каждым населенным пунктом поименно. Необходимо составить комплексные сетевые модели решения задач и проблем с указанием временных параметров, необходимых материальных, людских ресурсов, механизмов и техники, а также четким описанием системы взаимосвязи между исполнителями. Это достаточно сложная и ответственная работа с последующим оперативным контролем исполнения может и должна дать положительный результат при оптимальном расходовании сил и средств. Организация такой деятельности по взаимовыручке служит одним из факторов объединения нации независимо от языковых «барьеров», взглядов на те или иные события в прошлом страны и т. п.

Общая цель — это жизнь во имя будущего, что противостоит бесперспективной тенденции без конца оглядываться на сложное прошлое. В то же время отдельные моменты прошлых событий накладывают отпечаток на поведенческую мотивацию в настоящем.

В парке на просп. Мира в свое время началось строительство небольшой часовни, которую решено было посвятить памяти Чернобыльской трагедии. Тем более что на Левобережье, на Троещине проживает много семей, пострадавших от катастрофы. В финансировании строительства стали помогать и чернобыльские организации.

По инициативе священника соорудили также небольшой курган с крестом, установили плиты с фамилиями первых погибших; у подножия креста положили вертолетный винт. Таким образом, было оформлено место памяти Чернобыльской катастрофы, которое потом стало центром проведения памятных акций на общегосударственном уровне.

Со временем, когда с финансированием стало легче, на территории парка вопреки генеральному проекту появились еще две церквушки другого назначения.

Был установлен здесь и небольшой памятный знак погибшим милиционерам, возле которого тоже проводились памятные акции.

Так в стране, пережившей мировую техногенную катастрофу, власть, ничего не сделавшая по ее увековечиванию, стала проводить здесь ежегодно траурные мероприятия.

А что же с храмом в честь 1000-летия крещения Руси? Архитектора, настаивавшего на сооружении в центре парка единого храма и, видимо, не согласного с такими методами храмостроительства, от работы отстранили. Проектирование по протекции влиятельных чиновников передали в институт «Укрпроектреставрация». Там разработали новый проект. На этот раз архитектура храма была выражена в древнерусском стиле — как напоминание о времени принятия христианства. Проект был одобрен градостроительным советом, но строительство затянулось надолго.

За прошедшее время многое изменилось и в жизни парафии. Новое церковное руководство по незаконченной стройке приняло, как говорят, соломоново решение: возведенные на высоту 4—5 м стены перекрыли металлическими фермами; получился вместительный зал, который и оформили как церковь. И хотя купола с крестом над ним еще нет, службу по праздникам правят. Внутри этот зал с огромным окном в торце за иконостасом похож на большой залитый светом спортивный зал и напоминает современные молитвенные залы различных конфессий. Но прихожане довольны — просторно, удобно. Говорят, что скоро на постройке установят и купол с крестом. О давно прошедшем 1000-летии никто уже не вспоминает, 1020-летие вроде бы и не юбилей...

История создания этого храма в память о 1000-летии крещения Руси перекликается с другой — сооружения храма памяти жертв Чернобыля в составе монументального комплекса, который вот уже 14 лет строится в Смородинском парке по ул. Нагорной в Шевченковском районе по решению Киевской горадминистрации.

Решение подписал в свое время мэр Л. Косаковский, рассчитывая построить храм к 10-й годовщине трагедии. В восьмую годовщину аварии патриарх Филарет при стечении большого количества киевлян, участии многих чернобыльцев — ликвидаторов аварии и в присутствии мэра освятил место строительства.

Представленный академиком архитектуры Н. Жариковым проект храма памяти был решен в современных формах, символично, как храм-памятник. Большой кубический объем, напоминающий блок станции, с разрывом стены над входом, с явно мемориальным завершением — все это сделало его архитектуру необычной и запоминающейся.

Проект был одобрен Градостроительным советом в составе разработанного мемориального комплекса памяти жертв Чернобыльской катастрофы, куда, кроме храма, входили курган-могила, круг памяти с большим колоколом, стена памяти, музей, научный центр и гостиница. Размещение комплекса на северной оконечности Киевского плато тоже оказалось удачным: отсюда, с горы, открывалась панорама в сторону Чернобыля. Обособленность территории, рельеф местности способствуют созданию нужной мемориальной обстановки.

Однако сменивший Л. Косаковского на посту киевского мэра А. Омельченко не стал продолжать начатое дело. Известно, что с приходом на эту должность новый мэр распорядился убрать фамилию своего предшественника с бронзовой памятной доски участников воссоздания памятника княгине Ольге. Да и автор проекта храма, архитектор Н. Жариков, боровшийся с нарушениями в застройке города, был для него как кость в горле. Понимая это, руководители района не проявляли рвения в строительстве комплекса.

Обстановка изменилась после объединения, когда новый Шевченковский район возглавил Н. Харитончук. Стройка ожила. Перед очередной годовщиной трагедии на храме установили купол с крестом. Освятили. Председатель райгосадминистрации произнес перед собравшимися краткую речь, выразив, в частности, надежду на завершение строительства всего комплекса. Он знал, что депутаты Верховной Рады — чернобыльцы обратились лично к президенту с просьбой оказать помощь в окончании строительства, так как один район не в состоянии обеспечить финансирование всего комплекса. Дали знать о его резолюции тогдашнему Министру финансов Украины В. Пинзенику: запланировать на 2006 год средства. Но правительство «ушли» в отставку, и дело не сдвинулось. Потом были еще обращения чернобыльцев и депутатов к новому правительству, к сменявшим друг друга министрам чрезвычайных ситуаций, в Секретариат Президента...

Даже после выступлений президента в ООН в связи с 20-й годовщиной Чернобыльской катастрофы и во время визита в Японию, где он говорил о необходимости создания достойного мемориального комплекса памяти жертв Чернобыля, ничего не изменилось. Соответствующие службы никак на это не отреагировали.

И последнее, что приходит на ум ныне — в период подготовки Киева к очередному чемпионату Европы по футболу. Ведь Евро-2012 — это для его будущих гостей не только футбол. Это и знакомство с нашей страной, с ее столицей, с ее ценностями. Туристов из Европы многое будет интересовать в Киеве — его архитектурные памятники, музеи, достопримечательности, мемориальные комплексы, раскрывающие трагические и героические страницы нашей истории. Причем даже те из них, кто почти ничего не знает о нашем городе и государстве, очень хорошо осведомлены о Чернобыльской катастрофе. Неужели всю эту массу людей будут возить в небольшой переулок на Подоле, где в здании районной пожарной инспекции в не вполне приспособленном для этого помещении располагается музей, или к часовне с небольшим курганом на просп. Мира?

Не знаю, как с храмом 1000-летия крещения Руси, но государственный мемориальный комплекс памяти жертв Чернобыля в Киеве должен быть, тем более что большая часть его выполнена.

Чиновники МЧС (в особенности отвечающие по долгу службы за память Чернобыля) напрасно делают вид, что идеологическая сторона работы этого ведомства их мало касается.

Да и резолюция президента В. Ющенко от 3 июня 2005 г., относящаяся к возвратившемуся на свой пост министру финансов В. Пинзенику, за три года ожидания, думается, отнюдь не утратила своей силы.

^Эдуард КИРКЕВИЧ, действительный член Академии строительства Украины, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, kirkevich2006@yandex.ru


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка