Шаги в будущее

№15 (554) 15 - 21 апреля 2011 г. 13 Апреля 2011 0

Курс реформ, предполагающий модернизацию украинской экономики и общества, систем управления, повышения конкурентоспособности нашей страны на мировой арене не может не затронуть сферу науки и само научное сообщество, механизмы его функционирования, сосуществования с государством, бизнесом и социумом.

Сегодня открыто ведется дискуссия о проблемах, сложившихся в сфере образования и науки, обсуждаются перспективные законодательные акты.

Считаю, что искать правильные ответы на обострившиеся вызовы мы должны вместе. Возможно, не так и плохо, что в дискуссии вовлекаются и те, кто не имеет прямого отношения к области науки и образования, но способен активизировать общественный резонанс — журналисты традиционных и электронных СМИ, блоггеры и общественные активисты.

Наведение порядка как фундамент перемен

Однако хотелось бы, чтобы предложения тех или иных преобразований основывались на реальной картине происходящего. Так, в частности, очевидно, что рассеивание госзаказа по нескольким сотням вузов с разным качеством преподавания, научной и материально-технической базы приводит к системной профанации процесса обучения и прискорбной девальвации диплома государственного образца. Второй год мы последовательно вытесняем такую порочную практику. Верю, что в итоге Украина придет (или вернется) к модели, в которой функционируют несколько десятков системных вузов с развитой инфраструктурой и высокой репутацией, а немалые средства налогоплательщиков инвестируются с пользой для их детей, способных в таком случае быстро сменить студенческую скамью на работу по специальности в частном, государственном или общественном секторе.

Знаю, что многим хотелось бы увидеть более быстрые, радикальные сдвиги в этом направлении. Однако министерство действует исключительно в рамках закона, а также согласовывает свои действия с другими ведомствами. Кроме того, существует проблема масштабов — ведь именно в Украине эта отрасль поистине огромна. Надеюсь, впрочем, что изменений в законодательстве осталось ждать недолго, а проблематика госзаказа в сфере образования все же сосредоточится в компетенции одного ведомства. И этот механизм, в идеале являющийся одним из важных инструментов стимулирования экономического развития, перестанет наконец функционировать, как сломанный конвейер. Хочу сообщить хорошую новость: впервые в этом году должно отойти в прошлое такое явление, как очереди абитуриентов в приемные комиссии. Каждый абитуриент сможет теперь подавать документы в электронной форме, пользуясь системой «Электронное поступление в вузы Украины—2011».

Мы приступили к активной модернизации системы профессионально-технического образования, разрабатывая современные стандарты рабочих специальностей. Эта политика нашла понимание у отечественного и иностранного бизнеса, заинтересованного в развитии украинской инфраструктуры. Несомненно, необходимо параллельно повышать критерии отбора в вузы и ориентировать школьников, а главное — их родителей на практицизм. Ведь мастер-производственник, отвечающий современным требованиям, способен заработать гораздо больше, чем очередной носитель «престижной» экономической специальности, с трудом устраивающийся кассиром в банк или продавцом в супермаркет.

Однако и в данном случае мы не можем действовать иначе, нежели убеждением и «модерацией» процессов в отрасли.

В нашей стране продолжает сохраняться хорошее среднее образование — в первую очередь за счет тех школ, где в наличии инициативные руководители, компетентные местные власти и энергичные родители. Вряд ли стоит в который раз рапортовать об успехах украинских детей на международных конкурсах знаний.

Должен отметить, как уже делал это на дне правительства в ВР, что вопрос адаптации количества школ к демографической ситуации находится в сфере ответственности и полномочий исключительно местных органов власти. Профильное ведомство в данном случае лишь указывает на то обстоятельство, что не следует выбрасывать заплаченные гражданами налоги на ветер. И уж последнее дело — устраивать вокруг этих сугубо практических вопросов политическую возню.

Украине в силу происходившего в более или менее благополучные годы роста рождаемости необходимы новые детские сады — и они открываются. Сельским школам нужны школьные автобусы — поэтому в прошлом году было приобретено 170 автобусов. В нынешнем предусмотрены средства на покупку еще 250 автобусов и — впервые — 16 автобусов для детей с особыми потребностями.

Однако посильное перевооружение административного комплекса отрасли и работа на потребности не отменяют необходимости стратегического курса на модернизацию.

Цена всеобщего доступа

Как бы мы ни критиковали нашу систему образования, именно ее массовость позволила престижному журналу Newsweek поместить Украину по итогам 2010 г. на 49-е место среди «Ста лучших стран». Однако массовость образования мы рассматриваем как явление противоречивое. Вероятно, этот момент стоит прояснить.

В Казахстане проводилось любопытное исследование, показавшее на примере одного из регионов, что образование перестало гарантировать более высокий доход (отдача есть только в самой сфере образования). Более того, «...рациональное поведение на индивидуальном уровне может приводить к иррациональным последствиям на уровне общества. Если высшее образование становится почти всеобщим, как сигнал оно теряет свою информационную ценность. В результате это приводит к «дипломомании» — саморазвивающемуся процессу, ведущему к глубоким структурным диспропорциям и обесцениванию образования».*

___________________________________________________
*Кемельбаева С.С. Некоторые аспекты отдачи от образования в Казахстане // Materialy V miedzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Strategiczne pytania swiatowej nauki. Ekonomiczne nauki» —2010,07—15 lutego 2010 roka.

А ведь Казахстан по праву считают наиболее модернизированной республикой на постсоветском пространстве, где, по нашим меркам, гипертрофии количества вузов не наблюдается. Считаю, что подобное комплексное исследование отдачи от получения высшего образования пора провести и в Украине. Ведь абсурдная ситуация прошлых лет, когда госзаказ превышал количество абитуриентов и обессмысливал состязательность и сам конкурс, свидетельствует как раз о девальвации высшего образования.

Вернемся к вопросу массовости образования как сильной стороны Украины. Уверен, что извне она может выглядеть внушительно, если наблюдатель руководствуется определенной системой ценностей. В связи с этим небесполезен анализ, сделанный масштабным проектом «Системы статусного символизма в науке: сравнительно-исторический анализ и оценка эффективности», который реализовывался учеными из России, США, Германии и Франции. Так, массовый равный доступ к образованию присущ леволиберальной традиции. «Те, кто озабочены дискриминацией, — это те партии или те движения, которые вообще ею озабочены, преимущественно — левые. Те, которые озабочены продуктивностью и эффективностью, — это преимущественно правые либералы».**

__________________________________________________
**Соколов М. Как управляют научной продуктивностью. Лекция по результатам исследовательского проекта «Системы статусного символизма в науке: Сравнительно-исторический анализ и оценка эффективности». Участники — Екатерина Губа (СПб ГУ-ВШЭ / Европейский университет в СПб), Татьяна Зименкова (Университет Билефельда), Мария Сафонова (СПб ГУ-ВШЭ), Михаил Соколов (СПб ГУ-ВШЭ), Наталья Форрат (Northwestern University), Софья Чуйкина (ун-т Блеза Паскаля, Клермон-Ферран). Финансировался Программой фундаментальных исследований ГУ-ВШЭ., Polit.Ru

Требование обеспечить массовый доступ к бесплатному получению высшего образования в нашей стране перевыполнено. Если, конечно, вынести за скобки качество высшего образования. Но качество образования определяет судьбу большинства выпускников непрофильных и свежеиспеченных вузов, не сумевших о себе позаботиться (приобретая реальные навыки) или не обладающих родственниками-работодателями.

Уверен, мы взяли правильный курс на формирование «пула» ведущих, крупных, классических университетов и мощных системных вузов, на перепрофилирование госзаказа и на сотрудничество с украинским и зарубежным бизнесом в деле технического перевооружения отрасли.

«Наукоград контрастов»

Двадцать лет подряд у нас принято жаловаться на недофинансирование науки. Ст. 34 закона «О научной и научно-технической деятельности» закрепила норму обеспечения государством бюджетного финансирования такой деятельности на уровне не ниже 1,7% ВВП. Законодатель исходил из формулы, указывающей на то, что экономическая функция науки начинается с финансирования на уровне от 0,9% ВВП — при меньшем объеме наука выполняет лишь определенную социальную функцию. При этом всегда уточнялось, что в последнюю декаду обычная годовая цифра бюджетных расходов на науку составляла 0,3—0,5% ВВП, суммарно из всех источников — 0,9—1,2% ВВП. Заметим, что в странах с куда большими ресурсами и возможностями, нежели Украина, этот показатель достигал 1% ВВП (в России), из чего на гражданскую науку ушло около 0,7% ВВП, в Китае — 1,45% ВВП.

Однако уточним некоторые моменты.

И в самом деле, если финансированием науки считать исключительно бюджетные строчки, упоминающие «фундаментальные» и «прикладные» исследования, то сумма не дотягивает до 1,7% ВВП: в текущем году это 21,3 млрд. грн. Но мы забываем о ежегодно растущих дотациях на осуществление научной и научно-технической деятельности.

В 2011 г. только через МОНМС планируется профинансировать 1218 фундаментальных научно-исследовательских работ и 1525 исследований прикладного характера в вузах, издать почти сотню новых учебников и монографий и т.д. на общую сумму в 420 млн. грн.

На аналогичные цели направляется Государственным агентством по вопросам науки, инноваций и информации Украины — 170 млн. грн.

АН получит почти 1,75 млрд. грн. на фундаментальные исследования (5600 тем и направлений), кроме того — более 580 млн. грн. на прикладные научно-исследовательские и конструкторские работы (еще 1750 тем), около 89 млн. на развитие научной инфраструктуры, почти 54 млн. — на обеспечение деятельности Национальной библиотеки им. В. И. Вернадского.

Если присовокупить к этому научные и научно-технологические работы, которые осуществляются через отраслевые министерства и ведомства (около 800 млн.), Национальную аграрную (более 750 млн.) и Национальную медицинскую (почти 240 млн.) академии, речь идет о бюджетном финансировании более 15 тысяч научных тем!

А строительство, реконструкция, ремонт помещений научных учреждений, приобретение оборудования, организация и проведение сотен симпозиумов, конференций и семинаров, выплата стипендий и грантов в рамках бюджетного финансирования?

Дополнительно в текущем году на программы, непосредственно связанные с научной и научно-технической деятельностью, выделяется: более 900 млн. на повышение технического уровня энергетической отрасли; 760 млн. на господдержку реализации инновационных и инвестиционных проектов в реальном секторе экономики через механизм удешевления кредитов; 320 млн. на выполнение научно-исследовательских работ по созданию систем космической техники; 60 млн. на разработку перспективных образцов сельскохозяйственной техники.

И на многое другое.

Дело, однако, в моральном устаревании самой украинской системы финансирования науки. Такой уже давно не найдешь ни в государствах с рыночной экономикой, ни в странах государственного капитализма и социализма. К принципу совместного финансирования перешла и Россия, где десять лет назад ситуация была похожа на украинскую. Теперь только фундаментальным исследованиям гарантируется 75% госучастия, остальным — лишь 50%. Цель — перейти к финансированию прикладных исследований как минимум на 75% из негосударственных источников.

Мы же только в нынешнем году запускаем бюджетную программу «Государственная поддержка инвестиционных проектов в реальном секторе экономики на условиях софинансирования», ориентированную на создание новых технологий. Предусмотрено финансирование программы в размере почти 135 млн. грн. — но готов ли бизнес, ранее просто пользовавшийся почти «бесплатными» для себя научными разработками?

Может, существует законодательный дефицит или дефицит регулирования? Но ведь темам «инноваций» и «инновационной деятельности» посвящено около 80 законов и более 600 подзаконных актов, а также больше 1000 нормативных актов министерств и ведомств. Законодательство и регулирование постоянно совершенствуются. Но за 19 лет из 311,2 тыс. охранных документов зарегистрировано всего... 11 свидетельств на топографии интегральных микросхем. Где же прозрачное выведение на рынок и куда, собственно, идут результаты заказанных государством научно-исследовательских и экспериментально-конструкторских работ?

Итак, с 15 тысячами ежегодно профинансированных работ — на выходе имеем сотню технологий, значительно отставая от соседней Беларуси (где в текущем году предполагается выделить на нужды науки сумму, примерно равную 657 млн. грн.). А количество украинских инновационно активных предприятий на протяжении 10 последних лет остается неизменным — 13—14%. Это вдвое меньше, нежели в периферийных странах ЕС и впятеро — нежели в передовых. Но при этом Украина в лидерах по темпам развития и охвата мобильной связью, широкополосным доступом, самыми актуальными интернет-технологиями и телевидением — иными словами, мы потребляем чужие технологии, проявляя чрезвычайную апатию к инновационной деятельности и новым знаниям.

Вирус вместо идеи

Министр образования, науки, молодежи и спорта
Украины Дмитрий ТАБАЧНИК.
Фото из архива «2000»

Не только преимущественно архаичный отечественный бизнес (во время кризиса — вопреки мировому тренду — экономящий как раз на модернизации!), но и наш обыватель, согласно социологическим исследованиям, желает в жизни получить «все и сразу». А ведь в известной речи на собрании американской Национальной академии наук в 2009 г. президент Барак Обама привел пример своего великого предшественника: «...еще до того, как решилась судьба федерации, президент Авраам Линкольн подписал акт о создании Национальной академии наук — подписал в самый разгар гражданской войны». Линкольн был уверен: «...мы должны подливать масло коммерческого интереса в огонь человеческого гения, чтобы открывать... новые и полезные вещи». Обама подчеркивает: Линкольн отказался признать, что выживание является единственной целью американского народа.

Думаю, осознание того, что в своем развитии Украина не один год двигалась без представления о будущем, поможет нам усвоить этот красноречивый урок.

Многочисленные данные говорят о том, что национальной идеей для основной массы граждан стало... навязанное корпоративными технологиями сбыта безудержное потребление.

Поэтому проблема модернизации получает у нас не только хозяйственное и административное измерение, но и мировоззренческое, культурное.

Будущий нобелевский лауреат Роберт Солоу еще в 50-е гг. указал на то, что увеличение объема производства на одного занятого происходит в основном за счет технологических нововведений и лишь в небольшой мере за счет накопления капитала.*** Таким образом, только инвестируя в развитие, можно обеспечить устойчивый экономический рост, в достаточной мере независимый от конъюнктуры мировых сырьевых рынков.

_____________________________________________________
*** Любимов Л.Л. Введение в экономическую теорию. — Кн. 2, § 57. Неоклассическая теория экономического роста. — М.: ВИТА-ПРЕСС, 1999.

Мы же имеем слабую востребованность со стороны общества на модернизацию. Пусть и не по своей вине, но за 20 лет утрачена тяга к знаниям, превратился в фетиш сам по себе диплом о высшем образовании, сформировав соответствующий спрос на рынке. Многие энтузиасты опустили руки, разными путями продавая свой интеллект — и обычно очень недорого — покупателю из государств «первого мира» и быстро развивающихся стран. А «поколения независимости» получили инъекцию цинизма, безразличия и неуважения к интеллектуальному труду и его производителю: учителю, ученому, инженеру...

Впрочем, не одни мы оказались в этой безвольно дрейфующей лодке. Скажем, и россияне тоже столкнулись с проблемой слабого сигнала, дефицита общественного заказа.

Я позволю себе процитировать члена комиссии при президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики Александра Аузана: «Если вернуться к началу и говорить о том, что модернизация — не задача, а проблема, где нужно состыковать некоторые универсальные подходы с некоторым национальным кодом, тут возникает вопрос: можем мы определить какие-то культурные константы, на которые можно опираться в модернизации и в инновационном процессе? Я приведу маленькую иллюстрацию... Многие варианты тестирования показывают у нас высокую креативность людей и при этом очень низкое уважение к стандарту, к закону, потому что закон и стандарт — это одно и то же, это алгоритмы, по которым строятся отношения... Означает ли это, что они не меняются? Да нет, меняются. Ту же ценность стандарта можно поднимать. Мы не построим эффективные массовые производства с экономией на масштабе, пока не будет высокой ценности стандарта (читай: закона)».****

_____________________________________________________
**** Аузан А. Есть ли у России шанс на модернизацию. Публичная беседа 18 января 2011 г. в Политехническом музее в рамках проекта «От первого лица», www.polit.ru/lectures/2011/02/14/ auzan.html***** Липик В. (Технологический Университет Наньянг, Сингапур) «Что Беларусь может перенять у Сингапура»//«АиФ в Беларуси», 23.02.2011.

Уверен: наведение элементарного порядка и законности в сфере образования и науки, ее переоснащение в соответствии с требованиями здравого смысла, диалог об ответственности, лежащей на получателях масштабных средств налогоплательщиков, грядущие изменения в законодательстве уже сегодня начинают повышать наш отечественный стандарт.

Нет сомнения, что далеко не всем такая политика придется по душе. Но этот курс осуществляется в интересах общественного большинства и с целью придать Украине перспективу социального развития и самостоятельного экономического роста.

Начав этот путь и обладая достаточно надежным фундаментом для реформ, мы должны ориентироваться на лучшие мировые образцы. Перед нами две модели, принадлежащие двум обществам с разными ценностями.

Истории успеха

Одна из наиболее прогрессивных современных держав — Финляндия обладает компактной и понятной системой образования: всего несколькими десятками университетов и политехнических институтов (а также профессиональных вузов), структурированным дошкольным и школьным образованием, позволяющим юным гражданам здраво подойти к выбору своего будущего. Все финские вузы — государственные (хотя за пределами «капитанов» отрасли существуют и альтернативы), само образование бесплатно. В последние годы вузы начали объединяться — глобализация повышает конкуренцию. Максимально распространено преподавание языков — большинство иностранцев приезжают в Финляндию обучаться на английском. Государство, университеты, бизнес и общественный сектор гармонично сосуществуют в роли инвесторов в НИОКР.

Однако, если мы изучим данные и прогнозы в сфере НИОКР, которые ежегодно готовит анализирующий глобальную отрасль инноваций Институт Бартелль (22 тыс. сотрудников в 130 представительствах), то увидим, что Финляндии ни в чем не уступает такой же «поздний пришелец» в семью развитых индустриальных государств, как Сингапур.

В сфере образования и науки Сингапур занимает лидирующие позиции в мире благодаря прочному союзу правительства, современной промышленности и международных исследовательских центров. Национальный университет Сингапура занимает 31-е место в рейтинге вузов планеты. В нем обучаются более 33 тыс. студентов. Второй по значимости вуз — Технологический университет Наньянг. Он удерживает 73-е место в рейтинге вузов мира (около 30 тыс. студентов). Также есть пять политехнических университетов (75 тыс. студентов), открыты филиалы шести зарубежных вузов (6000 студентов) и 26 других частных высших учебных заведений.***** Средства налогоплательщиков не распыляются — они идут в университеты и Агентство по науке, технологиям и исследованиям.

____________________________________________
***** Липик В. (Технологический Университет Наньянг, Сингапур) «Что Беларусь может перенять у Сингапура»//«АиФ в Беларуси», 23.02.2011.

Удивительно, но главный недостаток постсоветской науки — разрыв связи с промышленностью — в Сингапуре ликвидирован полностью. Руководство вузов и профессорский состав в своем большинстве сами являются предпринимателями-новаторами, часто транснационального масштаба. Самые богатые исследователи и преподаватели сегодня живут именно в Сингапуре. Но лишь с годами консервативно-буржуазный Сингапур пришел к модели, когда образование для способных субсидируется из разных источников на 90%.

В обеих странах порог доступа к бесплатному высшему образованию гораздо выше нашего отечественного, однако этим системам не угрожает ни девальвация диплома, ни социальная несправедливость. Каждому — по способностям и усердию, потому что диплом и степень в передовой стране — высококачественный продукт, а не услуга вроде автосервиса.

В середине 2000-х наш «евразийский тигр» был принудительно остановлен политической дестабилизацией. Как бы ни было сегодня непросто — в Украину не только возвращена управляемость и предсказуемость, но и появился шанс на движение вперед. Тем не менее мы знаем: теперь двигаться необходимо опережающими темпами. Чтобы скорость позитивных перемен стала очевидной для общественного мнения, власть, решившаяся на реформы, нуждается в общественной поддержке и мобилизации.

Национальная консолидация вокруг модернизации сферы образования и науки — отрасли, связующей все секторы экономики современного передового государства, — может стать поводом и пространством для восстановления доверия общества к власти.

Лучший способ для установления таких доверительных отношений — это полноценная, конструктивная и корректная дискуссия о путях преобразования системы образования и науки, развития инновационного сектора и установления достойного стандарта. А также об иных шагах в будущее, которые может и должна сделать Украина.

Пусть эта статья послужит приглашением к такой дискуссии.

Министр образования, науки,
молодежи и спорта Украины

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка