Слова утешения

№15 (861) 13 — 19 апреля 2018 г. 10 Апреля 2018 5

В Австрии, Канаде и Германии меняют слова национального гимна. В Украине настаивают на повсеместном использовании феминитивов. Борьба за гендерное равноправие принимает все более любопытные формы, нередко превращаясь в борьбу за тотальное гендерное равенство.

В Австрии гимн изменили еще в 2012-м. Раньше там славили великих сыновей, теперь — великих сыновей и дочерей. Недавно примеру австрийцев последовали канадцы: строчку «патриотизм — удел твоих сынов» (true patriot love in all thy sons command) они заменили на «патриотизм — удел нас всех» (true patriot love in all of us command). На очереди Германия. Уполномоченная по вопросам гендерного равенства в министерстве по делам семьи Кристин Роге-Меринг предлагает поменять в тексте гимна Vaterland на Heimatland, то бишь «отечество» на «родину», а «братски с сердцем и рукой» (bruderlich mit Herz und Hand) на «отважно с сердцем и рукой (couragiert mit Herz und Hand). Тогда женщины не будут чувствовать себя обделенными.

В Украине гимн пока не трогают, но когда-нибудь обязательно начнут: все-таки трижды повторяющееся слово «браття» для радикально настроенных сестер звучит унизительно. А пока что у нас тут своя борьба. В обществе разворачивается все более массовая кампания за использование феминитивов, пренебрежение таковыми воспринимается как акт гендерной дискриминации, а противников (и даже противниц) их использования объявляют дремучими сексистами. Теперь, если речь идет о женщине, извольте писать не «автор», а «авторка», не «історик», а «історикиня», не фотограф, а «фотографеса». Что характерно, к русскому языку у украинских активистов (и, конечно же, активисток) в этом плане претензий нет: для одних он просто чужой, а для других и вовсе вражеский.

Характерно, что к попыткам внедрения подобных словоформ в русском языке специалисты (и, конечно же, специалистки) относятся скептически. Доктор филологии Роман Лейбов не возражает только против феминитивов, вошедших в язык естественным образом: «Их никто не навязывал, никто не бегал за носителями языка в фуражке, со свистком и с выпученными глазами, никто не уверял, что если вместо «идиот» сказать «идиотка», то это будет гораздо более уважительно по отношению к женскому полу». К искусственно навязываемым феминитивам у него отношение иное: «Их форма неминуемо напоминает что-то неуместное, потому что этот суффикс уже занят другими моделями. Например, «автор» — это одушевленное существо любого пола. А «авторка» — это какой-то предмет утвари, то ли шторка, то ли скороварка».

Вот ведь что забавно. Феминисток обычно возмущает классификация по гендерному признаку, например, многие из них категорически не приемлют Международный день 8 марта именно потому, что он женский. При этом те же самые люди требуют внедрения феминитивов, неизбежно превращающих гендерно нейтральные термины в гендерно маркированные. Проще говоря, режиссер, композитор и президент могут быть лицами какого угодно пола, а вот режиссерка, композиторка и президентка — определенно женщины. Их женская ипостась нарочито подчеркивается, выводится на первый план, подминает под себя профессиональную. И где же тут логика?

Эта несообразность не единственная. Попытки введения феминитивов напоминают снос памятников и переименования улиц. Вместо долгой и кропотливой работы по изменению общественного сознания предлагается чисто формальный подход, напоминающий карго-культ — будто снос Щорса и превращение проспекта Ватутина в проспект Шухевича способны изменить общественные настроения. Приблизительно о том же говорит и Роман Лейбов: «Я не верю в то, что уважительное отношение к лицам женского пола хоть на 0,001% зависит от языка. Никаких доказательств этому тезису я не видел, только мантры. По-моему, сперва следует воспитать в массах это уважение, а дальше они сами решат, нужны ли для его выражения специальные грамматические формы».

Честно говоря, изменения в чужих гимнах меня волнуют мало, за игнорирование феминитивов штрафы пока не предусмотрены, так что вроде бы невелика проблема. Есть, однако, нюансы. В последнее время жесткую агрессию у поборников (и, конечно же, поборниц) гендерного равноправия вызывает упоминание каких бы то ни было качественных различий между мужчинами и женщинами. Если кто-то в очередной раз возмутится мужским доминированием в политике, науке, культуре, спорте и т.д., упаси боже напоминать о естественных, обусловленных разницей в мужской и женской физиологии, причинах такого положения. Вас тут же объявят не только сексистом, но также ретроградом, обскурантом и мракобесом.

Доходит до смешного. На прошлой неделе я разместил на своей странице в фейсбуке такую запись: «Дорогие сторонники гендерного равноправия, я вот что хочу спросить. Как вы относитесь к тому, что мужчины играют в шахматы лучше женщин? Считаете ли вы это явление следствием социального неравенства? Полагаете ли, что с доминированием мужчин в шахматах следует каким-то образом бороться?» Безусловно, я предполагал, что этот пост может вызвать срач, хайп и холивар, но некоторые комментарии поразили меня до глубины души. Борцы (и, конечно же, борцихи) с проклятой дискриминацией сообщили мне много удивительных новостей. А именно:

— что это неправда, потому что мужчины играют в шахматы вовсе не лучше женщин;

— что это неправда, потому что некоторые женщины играют в шахматы лучше некоторых мужчин;

— что мужчины играют в шахматы лучше женщин, потому что мужчины веками не давали женщинам играть в шахматы;

— что у женщин тоже есть чемпионки мира по шахматам (о боги!);

— что такие вопросы в наше время задавать стыдно.

В дружном хоре возмущенных оппонентов потерялись здравые замечания вменяемых комментаторов, среди которых был, между прочим, доктор психологических наук и замечательный писатель (впрочем, скажем прямо — писательница). О том, что различия в строении и функционировании женского и мужского мозга давным-давно установлены и даже частично исследованы. Что с разными типами задач женщины и мужчины справляются по-разному и все, что связано с пространством и тактикой, мужчине дается лучше. Что женский мозг отличается многозадачностью и вербальным мышлением, а мужской — монозадачностью и абстрактным. И, наконец, главное: что равноправие — это про равные права, а вовсе не про равные способности.

Действительно, гендерное равноправие, как и равноправие по любым другим признакам, в границах западной цивилизации давно уже никаких возражений не вызывает. С гендерным равенством все гораздо сложнее. Доминирование мужчин обусловлено целым рядом факторов, преодолеть его в обозримом будущем вряд ли возможно, и еще большой вопрос, есть ли в этом насущная необходимость. Пока можно разве что изменить слова гимнов и попытаться устроить радикальную феминитивизацию языка. Похоже, это как-то утешит сторонников тотального равенства. И, конечно же, сторонниц.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка