Слово, которым будоражат Северодонецк

№41 (878) 12 — 18 октября 2018 г. 10 Октября 2018 5

Политические баталии в Северодонецке — нынешнем административном центре Луганской области — то затихают, то опять дают себя знать. Зато к городу наконец-то начали тянуть от общеукраинской системы линию электропередачи, что позволит покончить с ненадежным «островным» энергетическим положением региона.

А недавно здесь, в 30 километрах от обстрелов вдоль линии разграничения, интернациональными силами поставили оперу Моцарта «Дон Жуан». И вот на тебе! Кому-то непременно хочется вновь будоражить горожан. И проблема выходит далеко за географические рамки.

Незаконнорожденный ли

Общее внимание привлечено к созданному Украинской национальной комиссией по вопросам правописания проекту нового правописания. Тут есть «Розділ IV. Правопис власних назв. Підрозділ Географічні назви, ст. 153», где значится название «Сіверськодонецьк». Но ведь такого города в Украине нет! Был и есть Северодонецк (Сєвєродонецьк). Это имя родилось одновременно со мной — в середине прошлого века.

Откуда же ветер дует? 26 октября 2016 г. регистрируется проект постановления ВР «Про приведення назви міста Сєвєродонецьк Луганської області у відповідність до правил українського правопису». То бишь нас взялись без особых к тому поводов переназвать-перекрестить.

Это обеспокоило практически всех моих земляков. И фантомно продолжает беспокоить. При чем тут правописание, если предлагаемое депутатами название города не установлено в принципе, в действующем порядке?! Такое мнение я в качестве представителя городского общественного совета, секретаря региональной организации Национального союза журналистов публично высказал в открытом письме законодателям. Вроде бы все затихло, но лишь временно. Значит, пора окончательно ответить на вопрос, как наш город предпочтительнее называть и откуда он «есть пошел».

Я живу непосредственно в месте упомянутых топонимических событий, так что историю с географией своего края изучаю не только по архивам, монографиям или периодике. Город химиков, кибернетиков на Луганщине строили представители многих национальностей. Съехавшись отовсюду, они остались здесь как на родине. И этот факт нашей общей биографии подтверждает: Украина (а Донбасс — ее неотъемлемая часть) способна объединять разных людей, стать для них Отчизной. Потому без учета их мнения, ради некой кампанейщины, не заглянув в святцы, бухать в колокола нельзя.

В пояснительной записке к законопроекту нардепы выводят предлагаемое наименование города из глубины столетий: «Назви річки Сіверський Донець, як і міста Новгород-Сіверський на Чернігівщині, пов'язані з найменуванням Сіверського або Новгород-Сіверського князівства, яке виникло наприкінці XI століття внаслідок роздрібнення Чернігівського Князівства. Сіверське князівство вело постійну боротьбу з кочівниками. Один із найяскравіших епізодів тієї боротьби описано в пам'ятці давньої української літератури ХІІ століття «Слово о полку Ігоревім». Отже, назва міста на Луганщині має славнозвісну історію. Його закономірне найменування Сіверськодонецьк... Також варто врахувати, що внаслідок російської збройної агресії, восени 2014 року місто Сєвєродонецьк став (Орфография авторов. — С. П.) де-факто обласним центром Луганської області та є, наразі, бастіоном Української Луганщини, не може носити зросійщену назву».

Что остается? Тоже окунулся в историю. Задолго до Северского княжества была известна Северская земля, Северщина (также — Сивер, Сивера, Сиверщина, Сиверская земля, Сиверская сторона, Сиверска Украина, Сиверский край) — историческая область, колыбель Киевской Руси. Т. о. название реки может быть связано не столько с княжеством, сколько с той самой землей. Но и это — совсем не окончательный ответ.

На этой земле жили северяне (древнерус. сЬоверо, сЬоверъ, сЬПверы). Беру третий том «Этимологического словаря» Макса Фасмера (кстати, немца, а не русского). Мы листали его еще с маленькими сыновьями. «СЬ веръ — область племен северян неподалеку от Чернигова». И уточняется: «укр. сивер (холод)».

В середине второго тысячелетия Северские земли были присоединены к Великому княжеству Московскому. Позднее, уже к титулу царя Ивана IV Васильевича Грозного добавилось (да так значилось аж до императора Николая II включительно): «...и (всея) Северныя страны Повелитель».

Вполне объяснимо, почему на исторических и не таких уж давних картах Донец назывался «Северным». Не отсюда ли и пошло Северодонецк? Вот даже официальное издание 1909 г. Управления внутренних водных путей и шоссейных дорог России озаглавлено: «Изысканія рЬлки СЬ вернаго Донца».

Но нам выкладывают на стол козырную карту: «Інститут української мови НАН України в своєму листі від 14 листопада 2016 року №307/535 зазначає, що назва міста Сєвєродонецьк... суперечить її словотвірній мотивації — назві річки Сіверський Донець».

Перед таким крутым вердиктом с исходящим академическим номером снял бы почтительно шляпу. Однако безапелляцинность всегда настораживает. Сторонники «речной» корректировки топонима Северодонецк яро настаивают на недостаточной грамотности «совков», тех, кто, выводя это слово, якобы спутал слова «Северский» и «Северный» («Північний»). Только, кроме науки, есть и жизнь. В жизни, как видим, имеются и северная, и северская стороны медали. Что взять за основу — яйцо или курицу? Кстати, слово «сивер» (северный ветер) с синонимами «сиверка», «сиверко» есть у В. Г. Короленко, читаем: «Поднялся сивер, поземка идет».

Знают ли авторы предлагаемой новации с переименованием, что местным жителям и ученым известны речки Липовый Донец, Сажной (Сажновский) Донец, Сухой Донец (с селом-тезкой), Мертвый Донец. Неужто город на берегу последней назвали бы — бр-р! — Мертводонецком? Нам еще повезло.

У нашего Донца в древности были и другие, иноязычные имена. Прилагательное Sewerski впервые появляется на карте Южной России работы знаменитого фламандского географа Герарда Меркатора, изданной в 1595 г. Притом такое определение в латинском названии относится не к славянскому — Донец, а к античному гидрониму — Танаис: Donetz id est minor Tanais Sewerski cognomine quod in Sewera oriatur. Перевожу: «Донец, то есть малый Танаис Северский, названный так потому, что в Севере начинается». В Се-ве-ре. Так о чем спор?! И соответствующий топоним — законорожденный.

Народ попутал?

Безусловно, засвидетельствованная со второй половины XVII в. в памятниках письменности форма гидронима Северный Донец — следствие т. н. народной этимологии. Такое искажение, скорее всего, возникло потому, что о Северской земле в гуще народных масс элементарно запамятовали. Неясное слово северский заменили на сходное по звучанию и легко объяснимое северный. Так и пошло — в художественной, научной литературе, прессе, в картографических материалах, включая военные.

В 60-е годы прошлого века общими усилиями удалось сделать нормативным предшествующее название реки. Значит ли это, что теперь надо браться и за город? И действительно ли он назван по имени Донца? Вот Донецк стоит прямо на реке Кальмиус, которая впадает в Азовское море, и никто его название с Северским Донцом не сопоставляет. Оно пошло от Донецкого края, Донецкого бассейна (Донбасса). А название Северск, кстати, носят города на реках Бахмут и Томь.

Северодонецк расположен в нескольких километрах от речного берега, но вовсе не потому представляется, что при его «крещении» никто ничего не перепутал. Да, мотивационная связь есть, и все же не прямая, а многовекторная. Посмотрим по сторонам света.

Коль уж по-научному, то нельзя ограничиваться наименованием далеких княжеств, следует охватить фундаментальное, историко-археологическое понятие «Северодонецкая культура». Оно общепризнанно означает локальный вариант и продолжение древнеямной культуры эпохи энеолита — ранней бронзы (3-е тыс. до н. э.). Подобная эпохальность обязывает потомков «помнить имя свое».

В наших местах проходит северная граница Донецкого кряжа (возник 65 млн. лет назад, когда отсюда ушло море). Возвышенные равнины этой зоны ученые давно так и назвали: Северодонецкие. Бахмутскую тектоническую впадину ограничивает именно Северодонецкий надвиг (одни образования налегли на другие). В Донбассе известен и Северодонецкий глубинный разлом. Тут север (північ) — в прямом географическом смысле.

Сошлюсь на фундаментальные научные публикации. В томе XLVI «Геологии СССР» (М., «Недра», 1970) говорится, что границей Восточного Донбасса служат «...на севере — Северодонецкий (Глубокинский) надвиг, на востоке — Восточно-Сальский разлом». Т. е. определение — по стороне света. Похоже, полтораста лет назад так сориентировалась и приехавшая на Лисичанский рудник геолого-картографическая экспедиция академика Г. П. Гельмерсена.

«Нордическое» имя здешнего города могло определяться уже этим. Хотя и соседнюю реку (как и древнюю Северскую землю) со счетов сбрасывать нельзя. Название нашему горному кряжу дал еще в 1827 г. исследователь Е. П. Ковалевский: «Его по имени Донца, представляющего самую занимательную оного сторону, можно назвать Донецким». Отсюда и «Донецкий бассейн», «Донбасс».

Но нужно ли одни факторы ставить выше других? Разве что это касалось бы законодательных положений о переименовании одиозных топонимов — однако здесь совсем не тот случай. Не стоит походя писать название города по своему вкусу, как кому заблагорассудится. Будто речь идет не об известном, официальном имени собственном, а о фамильярном прозвище.

Откуда ветер

Считаю, «наше» имя, возникшее в 1950 г., не особенно-то и придумывалось, — оно издавна носилось в воздухе. Имеется масса пратезок абсолютно из разных сфер. В 1870-х гг. на восточном склоне Лисичанска существовал небольшой стекольный завод «Северо-Донецкий»; в том же городе был одноименный рудник; в первую советскую пятилетку появились «Севдонэнерго», мощная Северо-Донецкая ГРЭС (будущая Лисичанская). Ориентировались тут на реку или на то, что предприятия относились к Северу Донбасса? Или на то и другое сразу?

Подсказку дает такой пример. В некоторых старых воспоминаниях о донбасской железной дороге обнаружил относящееся к ней милое слово «Северодончанка». Оказывается, более века назад основную железную дорогу Донецкого каменноугольного бассейна на десятилетия назвали Северо-Донецкой — Північно-Донецькою (осталась станция с таким названием). Как справедливо заметил мой товарищ, краевед Сергей Каленюк, «Это название точно происходит не от реки, которую иногда могли писать как Северный Донец, потому что была еще и Юго-Донецкая железная дорога, но Южного Донца нет. Только в 1953 г. их объединили, образовав Донецкую железную дорогу».

Процитирую и другое его замечание: «Названия дореволюционных акционерных обществ «Северо-Донецкое», «Крымско-Донецкое», рудников «Горско-Донецкий», «Донецко-Горский», «Рубежанско-Донецкий» указывают на принадлежность их к Донецкому краю, а не к реке Северский Донец. Утвердилась традиция называть объекты, которые находились на севере Донецкого края, словосочетаниями, содержащими производные от слов «север» и Донецк».

Больше века в тех краях была известна одноименная селекционная станция, где вывели весьма неплохие сорта пшеницы «Северодонецкая гибридная», «Северодонецкая юбилейная». Поблизости — Северодонецкое месторождение камня-песчаника. Добавим сюда Северодонецкую геологоразведочную экспедицию. Конечно, по-русски все это писалось как «Северо-». Согласно правилам названия не переводятся, а лишь приводятся к нормам украинского правописания.

Название Северодонецк — отнюдь не придуманное в пылу индустриализации новое слово, а просто дань не забытому старому.

Исправить не на одно поколение

Но приоритет все же у «севера» или у «півночі»? В украинском языке слово «північ» обозначает и сторону света, и часть суток. Не окажется ли вдруг наш город Полночнодонецком? Если выбирается прежнее Север, то по украинскому правописанию, где не встретишь соседства двух «є», вернее все-таки не Сєвєродонецьк, как сейчас, а Сєверодонецьк.

Соответствующее название нашего города было закреплено в государственных актах. И нынешнее написание «Сєвєродонецьк» можно считать всего лишь технической ошибкой, вкравшейся в официальные справочники. Ее надо исправить в установленном порядке. Происхождение всего слова тут не важно. К слову, среди предлагаемых в то время названий нашего поселка были и такие: Донецк, Красно-Донецк, Северо-Донецк, Ново-Лисичанск, Светлоград.

Есть предположение, что к окончательному выбору причастен авторитетный руководитель И. М. Галянт. В 1950 г. его назначили директором возводимой на Лисхимстрое ТЭЦ. Мне довелось писать книгу об этой теплоэлектроцентрали и знаю, что ее намечали объединить с Северо-Донецкой ГРЭС, поскольку наш рабочий поселок все равно относился к городу Лисичанску. То есть обеим предстояло стать Северодонецкими. Так что «Северодонецк» выглядело вполне логично.

Если уж никак нельзя не переименовывать наш город по реке, то можно было бы ради удобства просто повторить ее имя. Назвали же недавно славный областной центр Днепром, а не Днепровском. Вернули историческое название близкому к нам райцентру Бахмут на одноименной реке — не сделали его Бахмутском. А тут мог бы быть город Донец. В России так окрестили всего лишь поселки.

Вариантов креативные люди способны придумать массу. Но ради чего? Чтобы названия были чисто украинского происхождения?! Неплохое дело. Но вот где-то в Омской области есть Одесский, Полтавский районы, и вообще немало населенных пунктов в Сибири своими названиями свидетельствуют о неординарном участии украинцев в освоении дальнего края. А что если дорогие нам тамошние топонимы станут заменять, например, по именам местных прежних ханств и ханов? Вместо райцентра Полтавка, допустим, Кучумск. Их право, конечно, но все же...

В любом случае надо сто раз измерить «отсюда и до...», прежде чем отрезать. В разных городах (не только Украины) появились улицы Северодонецкие, а в Харькове при такой улице — плюс одноименный переулок. И сколько известных в стране, мире фирм содержат в своих названиях имя нашего города! Как это все, если уж припекло, правильно, без особых убытков исправить, — чтобы по крайней мере не на одно поколение?! Хотя исправлять-то пока особой нужды нет.

Индивидуальный подход

Благи намерения авторов проекта переименований. Но если они последовательно выступают против «русификации», то так можно прийти и к корректировке имени того самого черниговского Новгород-Северского, которое в депутатской сопроводительной записке выводится из названия княжества (верно ли это?). Кто-то ведь так же «принципиально» может спросить: «Что это за «-город» — огород, в переводе с украинского, что ли?!

А у нас в Луганской области известен райцентр Меловое (отсюда в январе 1943 г. началось освобождение Украины от фашистов). Так не назвать ли его Крейдяним? Правда, в Беловодском и Марковском районах уже есть одноименные деревни. Верховная Рада переименовала город Красный Луч на Луганщине в Хрустальный. Заметим: не на Кришталевий. Где же последовательность, она же — послідовність?

Плюс все эти Ореховки, Медвежанки, Знаменки, другие топонимические неудобства нашего края. Почему не Горіхівки? Есть в области поселок Троицкое, Троицкий район. Названы, безусловно, в честь Святой Троицы. А верно ли? В упомянутой записке говорится, что невозможно использовать названия Старобельск, Белгород-Днестровский, Ровно вместо мотивированных фонетико-морфологическими нормами украинского языка Старобільск, Білгород-Дністровський, Рівне. И как тогда называть Троицкое? Тріїцьке. Как быть с нашими же Новопсковом и Новопсковским районом? Делать «Новопсків», «Новопсківський». Но всегда ли это на пользу мелодичной мове?! Не накуролесить бы тут.

«Згідно з нормами українського правопису, Сєвєродонецьк та Маріуполь потрібно перейменувати», — неугомонно настаивал в прессе литературный редактор двух центральных телеканалов Виктор Кабак. Аргументы те же: «Місто, яке стоїть на березі річки Сіверський Донець, повинно так й називатися: Сіверськодонецьк». Однако добавлено снисходительное: городу существующее название было дано не из «злого умысла», а просто «внаслідок неписьменності». И вообще, по мнению этого филолога, взамен нынешних должны быть такие названия, как «Маріюпіль та Озів, Озівське море, бо так говорили козаки й чумаки, бо була не Мариа, а Марія».

Можно бы порадеть этому «доброму умыслу», но на глаза попалась статья старшего преподавателя кафедры украинского языка, литературы и культуры НТУУ «Киевский политехнический институт им. Игоря Сикорского», кандидата филологических наук, писателя Игоря Сокола. Он рассуждает иначе:

«Вже, мабуть, ніхто не пояснить, чому назву найбільшого міста США ми вживаємо без перекладу: Нью-Йорк (до речі, наші західні сусіди — поляки її переклали: Novy York), а назву іншого американського міста чомусь у перекладі: Новий Орлеан. Так історично склалося — ось і вся відповідь... Що ж, можна звикнути до Ґельсінкі замість Хельсінкі та до Ємену замість Йємену. Хіба що відомості про них доведеться шукати у словниках не на ту букву... Схоже, що виробляється подвійний стандарт: назви білоруських міст намагаються наблизити до мови оригіналу, а назви російських — навпаки, дещо українізувати... На нових географічних картах можна прочитати, наприклад: Вороніж, Таганріг. Назва першого з цих міст до 1918 р. писалася через «ять». Справді, цій «старорежимній» букві в російських словах відповідає Е, в українських — І. Але подивімось на питання дещо ширше. Сьогодні — Таганріг та Вороніж, а що завтра — може, СаратІв? А далі — ТамбІв, ПскІв? Та невже? Й нарешті — про ті назви, які в російській мові закінчуються на -поль, а в українській одні — -поль, інші — -піль. Українці ж мусять думати про походження слова. Отже — одні з них мають у своєму складі той самий корінь, що у слові поле: зокрема, Тернопіль, Бориспіль. Другі ж пов'язані походженням з грецьким «поліс» — місто. Таким чином, написання СімферопІль, СевастопІль, МаріупІль та ін. є неприпустимим». Добавил бы и Никополь.

Кого слушать? Мне ближе «индивидуальный подход». Обосновать можно что угодно. Но как же принцип сохранения исторических названий? В любом случае при такой замене речь должна идти уже не об уточнении написания, а о переименовании города, следовательно — об особой процедуре, общественных слушаниях. Пока одни пытаются решить вопрос филологически, другие — географически, а нужно прийти к общему знаменателю.

Продукт непротивления сторон

В январе 2018 г. мне довелось беседовать с популярной киевской актрисой театра и кино Риммой Зюбиной, которая по-волонтерски играла на сцене театра, переселившегося в Северодонецк. Она отметила: давая интервью столичным журналистам, настаивала на том, чтобы точно передавалось нынешнее название города. Однако все равно на-гора выдавалось «Сіверськодонецьк». И таких рецидивов сколько угодно.

Да, за чистоту своего языка боролись и борются во многих странах. И сколько дров с переименованиями наломали в советские времена! Мы тоже жаждем что-то кому-то доказать? Тогда пусть сначала все прояснят ученые (как видим, между ними согласия нет), общественность.

Город вполне может стать и Сиверскодонецком, но не только потому, что так захотелось инициаторам и иже с ними. Установленный порядок все же предполагает общественное согласие. А по словам сразу двух веселых классиков, «согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Ни хорошего продукта, ни опускания сторонами рук пока не видно.

При всем том мне понравилось, что в депутатском документе — к месту или нет — упоминаются князь Игорь и посвященное его походу легендарное «Слово». Даже захотелось отправиться на Донец и повторять на берегу вслед за князем: «О Донче! Не мало ти величия, лелЬ=явшу князя на влънахъ, стлавшу ему зелЬ1ну траву на своихъ сребреныхъ брезЬ"хъ, одЬiвавшу его теплыми мъглами...»

Есть у нас такие вечные, настоящие ценности! Подумаем о них и не будем повторять неприятности, о которых говорил князь Игорь в переводе Максима Рыльского: «Стали вони діла дрібні вважати за великі».

Для всех нас жизненно необходимо искать, находить не разделяющее, а объединяющее. Чему служит навязывание городу нового имени? И без того вновь выискивают у нас некие червоточинки. Недавно, к примеру, растиражировали в СМИ фото заброшенного дома: там кто-то нарисовал на стене триколор северного соседа. Где эти «обличители» были, когда в мае—июле 2014-го в притихшем Северодонецке то тут, то там появлялась украинская символика?!

Хватит говорить о «не том» менталитете северодончан, упрекать их в «съездах сепаратистов»! Ярлык навесили — виден даже за океаном. На встрече в Чикаго с представителями украинской диаспоры те не сразу поверили, что я из Северодонецка. Як, мовляв, таке може бути, коли ти вільно спілкуєшся українською? Адже в тому місті...

Пришлось рассказать, что в наших местах жил автор вдохновенно-вечного стихотворения «Любіть Україну!» Владимир Сосюра (который именно здесь перешел с русского на мову). В разное время рядышком работали знаменитые Григор Тютюнник, Иван и Надежда Светличные, Мыкола Руденко, Васыль Голобородько, Сергей Жадан... А в Донецке начинали Василь Стус, Анатолий Соловьяненко...

Сейчас в Северодонецке, хотя и в силу грустных обстоятельств, славно развернулись переехавшие из Луганска Восточноукраинский национальный университет им. Владимира Даля, областной академический украинский музыкально-драматический театр... Налажены (меня даже включили в одну из специализированных комиссий) культурные, образовательные, медицинские, журналистские, другие обмены со многими — от востока до запада — областями страны. Евроклуб Высшего профучилища осуществляет проект «Схід та Захід разом». И обмениваться нам есть чем. Что-то в этом отношении действительно было упущено, да смотреть нужно не назад, а вперед, не закрывая перспективу некими частоколами. Не внося одним словом отнюдь не филологическую сумятицу.

Имя нашего города гордо читается на карте большой, единой Украины. Так было, есть и будет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка