Смешное величие Родины

25 Мая 2007 0

В прошлую пятницу Савик Шустер пригласил в студию «Свободы слова» популярного артиста-комика Андрея Данилко. Иногда ему было и не до смеха, хотя некоторые как бы серьезные политики, присутствовавшие в студии, составили ему вполне смехотворный контрапункт. В тот вечер шоу Шустера невзначай свело лицом к лицу Верку Сердючку с представителями национал-патриотизма. Ничего страшного не случилось. Обе стороны отделались легким аффектом. Зато страна теперь точно знает, где в нашем трагифарсовом политикуме проходит граница между «королями» жизни и настоящими шутами гороховыми.

Прообраз против образа

Недавний триумфатор «Евровидения» г-н Данилко вышел на ринг «Свободы слова», отстегнув в предбаннике гиперпопулярного ток-шоу свои тоже гиперболические «сиськи», т. е. предстал перед социологической «моделью» Украины, собранной в зале, именно самим собою — успешным автором колоритного эстрадного образа, ироничным и умным актером, одетым в партикулярную джинсу и говорящим на русском языке от «первого лица», хотя при том — не без изрядной доли лукавства.

Все присутствовавшие поначалу щедро осыпали еще одного нашего покорителя «Евровидения» заслуженными комплиментами и аплодисментами. Но потом слово взял некий Василий Попович, член Конгресса украинских националистов, и завязался интересующий нас сюжет, где профессиональный «патріот» заговорил о нешуточной опасности для страны, исходящей от... Верки Сердючки. Вот как это мотивировалось (цит. по сайту передачи): «...Є питання в тому, що є так звана пісня Андрія Данилка, де він висміює український гімн: «Льются песни, льются вина и ще не вмерла Україна, если мы гуляем так»... Це ненормально. Це глузування з української державної символіки. І ми повинні це розуміти і усвідомлювати. І, знаєте, тут дуже така тонка грань між висміюванням хохляцтва і між пропагуванням того хохляцтва. Ось мені здається, пане Андрію, що ви перейшли вже ту межу... і культивуєте це хохляцтво... Є в нас проблеми і такі, культурні, і єднання української нації... І тому ви десь відтягаєте цю проблему убік і культивуєте... і розколюєте своєю такою діяльністю... »

Вот так, не больше, но и не меньше: Сердючка издевается над атрибутами нации и даже раскалывает ее. Еще один заговор — Serdyuchka vs. Ukraine? Страшна или смешна такая инвектива (т. е. вызов) «патриота», предъявленная артисту? Ну чем не новый вариант «разоблачений»!

А вот если говорить о наших хронических «культурных проблемах», то тут пан Васыль попал в самую что ни на есть болевую точку. И даже, не сходя с места, сугубо визуально принял участие в наглядном иллюстрировании этих самых проблем. Они с Данилко составили весьма символичную пару телеперсонажей. Зрители увидели в одном телекадре двух молодых и симпатичных украинских парней примерно одного возраста — артиста и политика. Один из них говорит раскрепощенно и остроумно, а другой демагогически и малограмотно. Один одет демократично — в космополитичную джинсу (хотя, как известно, Сердючка нередко «работает» и в национальных костюмах), а другой и здесь, на ТВ, чувствует себя как на службе и облачен в партийную «униформу» — вышиванку, призванную маркировать патриотичность убеждений своего носителя. Первый молодой человек только что на всю Европу прославил Отечество, но — вот беда! — общается по-русски и, как выясняется, далеко не «патриот». Зато другой украинец ни шагу без украинского языка и любит Родину организованно, т. е. в составе специальной радикальной партии, хотя более того ничем иным в миру не известен. Более красноречивого противопоставления, объясняющего истоки многих наших проблем в культуре, и придумать невозможно.

Как правильно Сердючку тянуть за язык

А затем возникло традиционное «языковое» продолжение этой уже типичной для многих последних лет мизансцены — безвестный «патриот» с его неведомыми заслугами перед Отечеством чувствует себя вправе публично отчитывать своего уже именитого, но, увы, «непатриотичного» земляка: «Я знаю, що ви — уродженець Полтавського краю. (...) Чому ви не говорите по-українськи тоді?»

И второй вынужден невольно оправдываться: «Ну, я знал, что меня это спросят. Вы знаете, это была и есть очень большая проблема... Это было советское время... Все-таки говорили на суржике. И это мой родной язык. Все-таки суржик — это в крови...» (Голос из зала: «Ну так говори на суржике!»)

Итак, перед нами в кадре «Свободы» — абсолютно реалистичный экранный образ, зримо передающий самую суть культурологической драмы, которой вот уже более полутора десятка лет живет Украина: международную славу ей едва ли не преимущественно доставляют русскоговорящие таланты (от братьев Кличко до кинорежиссера Киры Муратовой), а по языково-патриотическому пункту «чемпионы» вынуждены перманентно оправдываться за свой русский язык, как за чуть ли не матерный хулиганский.

Но вот что интересно: хотя здесь, в раунде «Данилко— Попович», один телегерой и обвинял другого в культивации «хохляцтва», именно обвинитель своим дремучим провинциализмом более всего и соответствовал означенной характеристике. «Обвиняемый» же только что на деле предъявил соотечественникам успешный образчик одного из возможных путей Украины в «культурную» Европу — через раскрепощенную национальную самоиронию.

Для непредвзятого стороннего наблюдателя-зрителя было очевидным: в интеллектуальном регистре автор образа Сердючки выглядит гораздо солиднее своего «антагониста», и за первым парнем — будущее страны, а второй вещает от лица ее прошлого.

Вот, к примеру, одна из таких пикировок героев, в которой Сердючка и Данилко в едином лице вели словесную борьбу — ни больше ни меньше — за собственное существование на эстраде!

В. Попович: «Ну, я все ж таки вважаю, що образ Андрія Данилка і образ Вєрки Сердючки — це не образ України... З таким обличчям ви не можете входити в Європу, з таким саме обличчям... Такий образ України не є нормальний».

А уже вошедший «с таким лицом» в Европу Данилко парировал: «Васыль, вы знаете, вы где-то правы. Конечно, я не представляю Украину. Я — не Украина. Но никто же не судит о Финляндии по группе «Лорди»...» (Напомню, речь о финской группе, которая, выступая в костюмах фантастических монстров, победила на предыдушем конкурсе «Евровидения».)

Тут Данилко-полемист начисто переиграл в прямом эфире Поповича-националиста. Но нельзя не заметить, что для этого ему пришлось перейти в поле аргументации соперника: он принял его посылку об искусстве как разновидности политического пиара страны. Эта тема и развивалась далее.

Кто сказал «мяу»?

Главный сыр-бор в тот вечер, как и было запланировано в режиссуре Савика Шустера, разгорелся вокруг политически совсем иной грани воистину неисчерпаемого образа Верки Сердючки. Речь пошла о якобы «антироссийской» эскападе Данилко на триумфальном для него евросмотре-2007. То есть: не была ли заложена антироссийская мина в фундамент евроуспеха Данилко-Сердючки?

По одной из версий, он(а) пел(а) «Раша, гудбай!», и эта недружественная (?) выходка, понятно, возмутила многих патриотически озабоченных россиян не менее, чем она же приятно потешила злорадство их украинских аналогов. В частности упомянутый уже пан Попович на той «Свободе» только в этом пункте как бы одобрительно потрепал артиста Данилко по щечке: «Дійсно, «Раша, гуд бай»... І нічого в цьому немає такого поганого. Все нормально. «Раша, гуд бай», шановні політики! І треба робити українську політику. Я маю на увазі тих людей, які, там, представляють ту п'яту колону — КПУ, СПУ і Партію регіонів...»

Впрочем, Данилко не купился на комлимент профессионального «патриота». Он стал всерьез и упорно отпираться от «прощания с Россией» в своей звездной песне: «Мне что, нечего было делать и я спел «Раша, гудбай»? А смысл? « — как бы риторически заключил Андрей Данилко и слукавил.

Как и дружески споривший с Данилко в тот вечер посредством телемоста московский критик Артур Гаспарян, я отчетливо вижу не только тот самый «смысл», но и подтверждающие его детали. И предлагаю в этой связи педантичные мотивации искусствоведа.

Во-первых, достаточно вспомнить серебристо-блистающий наряд Верки и главный его атрибут — звезду на голове, чтобы живо уразуметь: дизайн (как и речевки персонажа) однозначно отсылал международную аудиторию «Евровидения» к ассоциациям с СССР, с Красной площадью, с ее знаменитой Спасской башней, а значит — и с Россией.

Кроме того, в мировой эдтраде у этакого футуро-пародийного решения «советской темы» уже был известный всем прецедент — точно такой же по пародийному духу клип Элтона Джона времен нашей «перестройки». Там в музыкальном ряду пародировались мотивы гимна СССР, а в визуальном — индустриально-космические претензии тогда уже агонизирующей в своем былом качестве советской сверхдержавы.

Вот и в номере Данилко, если сакраментальные слова про «Рашу» и звучат для кого-то неразборчиво, то их смысл наверняка уточняет визуальный ряд. То есть: как бы ни отпирался Данилко от «злого умысла», конечно же, тут надо слышать так, как многие и услышали — «Раша», а не «лаша».

К тому же этот лексический приемчик уже находится в обороте на украинском ТВ: на «Новом канале» нынче регулярно выходит передача «Наша Раша». Другое дело, была ли намеренной эта двусмысленность припева из песни Сердючки? Убежден, была.

Лавирование — спорт бизнесменов

Во-вторых, известно, что контексты зачастую очень жестко управляют смыслами текстов. Ибо смысл — это и есть то, что подразумевается, а вовсе не то, что «слышится» или «видится».

Однако вовсе не зря в прямом телеэфире «Свободы» Данилко, словно напроказивший первоклашка, отпирался от своей «Раши», которая по смыслу тут и имелась в виду. Артист, думаю, умышленно сыграл на двусмысленностях, достиг в этой игре несомненного успеха, а потому теперь ни за что не признается в своем замысле, ибо тогда он своими руками дискредитирует свой успех.

Отличный ход!

В теории он называется «нон-финито». Использующий его автор-артист должен оставить свою публику после «выступления» наедине с мучающими ее сомнениями, а это — лучший из всех возможных финалов художественного произведения. Такая ставка на зрительское «послевкусие» достойна не столько попсы, сколько настоящего большого искусства. И, кстати, такой прием часто встречается, например, в изысканных по языку фильмах Александра Сокурова.

А отсюда — в-третьих: сам факт использования игры словами «Раша-лаша» у Данилко, думаю, был неплохо мотивирован практическими соображениями и опирался на точное знание и учет сразу нескольких конъюнктурных факторов геополитического порядка. Видимо, опытные продюсеры-промоутеры Данилко прекрасно отдавали себе отчет в том, что сегодня известно всем: нынешнюю РФ в Европе хотят представить как нечто одиозное, и апелляция украинского участника конкурса к этому массовому еврорефлексу способна принести нашему конкурсанту дополнительные голоса.

Так и возникла, наверное, яркая и пародийно-развесистая постсоветская «клюква» номера Сердючки. И это (как и политические «брызги» от такого приема) наверняка сработало на победу Данилко. Хотя формально комар здесь носа не подточит даже в случае «разоблачения»: даже будь здесь «Раша», как говорил у Шустера Данилко, то и тогда, что здесь плохого? Представьте, дескать, что я уезжаю после концерта из Москвы в Киев и говорю: «Россия, прощай!»

С другой стороны, и сам Данилко, и его менеджеры c совершенно той же уверенностью, с какой рассчитывали на привлекательность для европейского слуха «антирашинских» мотивов, могли предвидеть и реакцию обиды в гиперпатриотичных ныне российских массах. А это, несомненно, было бы связано с возможными финансовыми рисками в виде перспективы утраты гастрольного рынка в РФ, которая для «сбыта» Сердючки пока, наверное, самое прибыльное место.

И здесь предвидимое случилось: «средние» россияне, похоже, кровно обиделись на «изменницу» Сердючку. Совсем так, как наш пан Попович, только по прямо противоположным мотивам.

Именно для такого пожарного, а вообще-то планово-предсказуемого случая и было заготовлено «алиби» Сердючки в форме якобы произносимой «лаши».

Итак, европроект Данилко — не только отлично сработавшая «машина успеха», но и успешная демонстрация типично национальной тактики поведения в проблемной ситуации. Разве не так мы обычно и ведем себя как в международном, так и в иных пространствах — лавируем между двумя соседними каплями дождя.

Решительно нетипично здесь только одно — блистательность исполнения, сугубо современный по уровню мышления подход к делу с просчетом всех возможных вариантов развития событий и с заблаговременно приготовленной системой «отмазок» для форсмажорных моментов. О, если бы и наша политика осуществлялась на таком же профессионально-интеллектуальном уровне и с таким же успехом, как команда Данилко, исполнила тут свое дело! О чем-то похожем на ток-шоу неделю назад размечтался и участник разговора — представитель КПУ новой формации Александр Голуб, а вместе с ним, наверное, и не один миллион зрителей этой передачи.

«Лажа, гудбай!» — хотелось воскликнуть и автору этих строк. Если Украина и впрямь надеется войти в Европу «по большому счету» на манер Данилко и с не меньшим успехом, то нам никак не обойтись без отказа от привычной «лажи» во всех сферах нашей общественной жизни, а в политике — в первую очередь. (Напомню для молодых современников: архаично-сленговое словцо «лажа» в давние времена в богемных кругах значило «халтура», «сделанное на скорую руку», «тяп-ляп» и т. п.)

Евровидимость и еврореальность

Читатель может подумать, что копаться в этих мелочах — бессмысленное занятие. Какая, дескать, разница — «Раша», «лаша» или «лажа»? Отнюдь. Уверен, речь шла о важных и даже судьбоносных вещах. Скажем, я убежден, что уже в рамках ближайшей избирательной кампании можно будет увидеть развитие опыта Данилко-Сердючки в использовании политических двусмысленностей в агитации электората с предсказуемыми реакциями.

Значимо также и то, что сам образ Сердючки, заявленный теперь на весь мир от Украины, скорее всего, понят был все же адекватно — как самоироничная «последняя правда» о наших постсоветских вожделениях к демократической Европе. Социально чуткий и талантливый Андрей Данилко именно так и воплотил свое сатирическое видение украинской постсоветской специфики в своей Сердючке: тетка — не тетка, дура — не дура, «звезда» — не «звезда», то ли «Раша», то ли нет, и «гудбай — не гудбай». И на евросмотринах общеконтинентальная публика нутром, видимо, учуяла (впрочем, там и газеты многие читают), что в таком искреннем и самокритичном признании — та самая художественная правда, которая всех и подкупила.

В современном югославском кино на подобной же форме искренности — на исповедальной клоунаде, национальном трагифарсе и сатирической распродаже рудиментов социализма — построил свое творчество замечательный режиссер Эмир Кустурица, живой классик мирового кино. Похоже, Данилко нашел и успешно апробировал в эстрадных формах украинский вариант подобного стиля.

Как бы то ни было, Европа «купилась» на Сердючку и купила ее. Данилко там приняли как «своего». И это тоже значимо. Общеизвестно: кто способен от души потешаться над собственными пороками, тот уже внутренне преодолел их. И наоборот: чванливое ничтожество ни в жизнь не возвысится до понимания того, чем оно является на самом деле.

Теперь совсем очевидно, что наша националистическая амбициозность и закомплексованность, склонность к идеологическому пафосу и политическому лицемерию и прочая «лажа» современной культурной и политической жизни Украины не покинут ее, если мы не заговорим об этом в тоне Данилко. А иначе настоящей или, как выражался Лесь Курбас, «психологической Европы» нам не видать как своих ушей.

Чтобы выйти из нашего обветшавшего за столетия состояния, надо его увидеть как нечто внешнее, со стороны. Поэтому и берусь утверждать, что феномен Сердючки-Данилко отныне можно рассматривать как своего рода международный маркер и украинской, и российской «европейскости»: как только ее намеренно эпатажный образ перестанет ранить чьи-то священные национальные чувства, так, считай, в Европе одним европейцем стало больше.

По той же причине возможно также, что именно шутовская трансвеститка Верка Сердючка, а вовсе не гендерно-пафосная Оксана Забужко — это и есть первая «освобожденная женщина» истинно европейского формата в независимой Украине.

Гибель в воздухе

Недавно произошел морозящий душу случай гибели 38 щенков на борту самолета МАУ. Этот...

Развивающие игрушки – какие они бывают

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок развивался всесторонне и получал все...

Утилизаторы

Когда слышишь слово «утилизаторы», невольно перед глазами появляются зловещие...

Культурно-національні багатства України: угорці

Нав'язування певним людям в бідній країні чужої їм мови навряд чи додасть їм...

У столиці Галичини ксенофобії немає...

Якось мені трапилося на очі одне дуже цікаве друковане видання: журнал...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка