Струсь, строус, страус...

23 Августа 2002 0

Уже более века действует в Биосферном заповеднике «Аскания-Нова» им. Ф. Э. Фальц-Фейна первая отечественная ферма по разведению племенных страусов.

Сто лет назад эту единственную из сохранившихся на Земле двупалых древних птиц называли иначе — струсь, строус, и была она в Европе редкостью. Сегодня страус успешно конкурирует с крупным рогатым скотом. Специалисты заповедника считают ее безусловным лидером нового этапа одомашнивания животных.

Дело в шляпе для Марии-Антуанетты

Еще древние египтяне, греки и римляне употребляли в пищу мясо и яйца страуса, а из шкуры шили доспехи. Перья этой птицы созданы природой так симметрично, что люди назвали их «символом правосудия». После продолжительного забвения Европа вспомнила об этих пернатых в XIII в., когда у рыцарей появилась мода носить их перья на шлемах. Во второй половине XVIII в. французская королева Мария-Антуанетта ввела новшество — украшать экзотическим оперением шляпы. Из модного материала делали и опахала от жары и комаров.

Ободранных птиц отпускали на медленную смерть — в Африке, на их родине, это стало обычным явлением. Люди практически истребили этот вид пернатых в дикой природе: например, в Азии к 1930 г. их практически не осталось.

Первые в современной истории страусиные фермы появились в Европе в 60-х годах XIX в. Не мог пройти мимо редких представителей зоомира и самый известный отечественный коллекционер Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн, основатель заповедника «Аскания-Нова». Пару птиц при содействии Русского общества акклиматизации диких животных завезли сюда в 1892 г. А уже через 12 лет потомство почтенной четы достигло 59 голов.

Сохранились сведения о том, что в хозяйстве Фридриха Эдуардовича, где были все новинки того времени, страусов выводили даже в инкубаторе. Нынешняя ферма по их разведению обосновалась в помещении розария, построенном при первом хозяине. Старая дверь и решетки на окнах помнят времена основания заповедника.

Сегодня на асканийскую ферму ежедневно звонят или приезжают 5—7 клиентов, которым нужны или страусы, или сведения о них, а чаще и то и другое.

Бешенство пернатым не грозит

Европейский кризис животноводства, вызванный стремительным распространением вируса коровьего бешенства, заставил производителей искать новые варианты массового производства мяса.

По словам Маршады Юнусовны Треус, заведующей лабораторией сохранения разнообразия диких животных заповедника «Аскания-Нова», которая работает здесь с начала 60-х годов прошлого века, человеку за всю историю удалось одомашнить не более 2% животных. Сегодня, на переломе эпох, жизнь требует продолжить этот труд — синтез творчества и кропотливых многолетних наблюдений. Другого пути нет. Возникла даже новая наука — зоокультура. В мире массово появляются устричные, крокодильи фермы, серпентарии и, конечно, страусиные фермы. В Украине процесс становления последних идет достаточно быстро.

По оценкам специалистов, эти птицы куда выгоднее крупного рогатого скота. Вот простой пример: период тельности коровы — 280 дней, а вес теленка — около 250 кг. Потомство же одной пары страусов (инкубационный период — около 50 дней) дает 1000 кг диетического мяса с низким уровнем холестерина. В некоторых отечественных казино и элитных ресторанах уже можно заказать страусятину или экзотическую яичницу (стоимость одного яйца достигает 100 грн., но его хватает на небольшую компанию). Правда, пока в наших кафе «билтонг» (вяленое страусиное мясо) не настолько привычно, как в Австралии. И мы еще не научились выделывать кожу пернатого, как в Африке, где из нее производят одежду, обувь, аксессуары.

В Аскании-Новой обитают три вида страусов: эму, африканские и нанду (интерес к последним пока невысок). Именно они и стали прародителями или родственниками большинства обитателей подобных отечественных ферм. В регистрационной книге за 1996 г. сохранилась запись о продаже двух пар птиц в Каховку, в 1997 г. шесть пар эму купила птицефабрика в Анапе. Сегодня фермы по разведению эму действуют в Киеве, Одессе, Крыму, Луганске, Харькове, Сумах, добрая половина из них имеет птиц асканийского происхождения. «Африканцев», которые намного больше и прихотливее, пока рискнули разводить только хозяйства под Киевом, в Геническе и Донецкой области.

Практически все фермы частные. Владельцы не торопятся делиться ноу-хау и наблюдениями. Эму в возрасте до года оценивается в 600 у.е, от года до двух — в 850 у.е., а взрослая особь стоит от 1200 у.е.

Но, кроме птиц, владельцам новых хозяйств нужны практические советы. Как оценить их? Особенности гнездования птиц, суточная активность, температура и влажность в гнезде, специфика кормов — вот только несколько из многочисленных направлений научных исследований, которые ведут асканийские ученые. Их огорчает, что под видом покупателей к ним за бесплатным советом приходят люди, уже купившие птенцов в другом месте. А недавно произошел еще более возмутительный случай: на одесских раскладках появилась книга ветерана заповедника Валентины Бевольской «Разведение страусов в неволе» — под чужим именем и гораздо дешевле оригинала. Судиться Маргарите Валентиновне не по карману. Несмотря на эти неприятности, персонал хозяйства продолжает исследования, не акцентируя внимания на более выгодном занятии — реализации живого товара.

Не гуси и не индюки!

Большинство покупателей не волнуются: дескать, если мы индюков выращивали при всей их хлипкости, то уж со страусятами справимся! Но у научного сотрудника Людмилы Даниленко, работающей в заповеднике 22 года, на этот счет свое мнение.

— Это совершенно особые птицы, — рассказывает она. К ним неприменимы «домашние заготовки». Кроме еды, им нужны движение, свобода. Если малыш африканского страуса не пробежит в день три километра, он заболеет. Недавно владельцы одной фермы, купившие наших питомцев, пригласили нас на консультацию: подопечные чувствуют себя плохо, о размножении нет и речи. Выяснилось, что металлическая ограда загона звенит от малейшего прикосновения. И чувствительные животные испытывают постоянный стресс. Неадекватные условия содержания искажают их природные инстинкты.

Жизнь страусов сложна и во многом поучительна для людей. Гнездо «африканца» — большая лунка в песке. Родители сидят на яйцах строго по очереди: папа — ночью, мама — днем. А вот у эму самка отдает все родительские права самцу, ограничившись несением яиц. Заботливый папа садится на яйца и в течение 52—56 дней не пьет, не ест и даже не встает. А маму приходится изолировать, чтобы не отвлекала. Отец сам «выгуливает» своих полосатых малышей, опекает их и днем и ночью.

В прошлом году один молодой эму проявил свои родительские инстинкты, когда период размножения уже почти закончился. Чтобы он не беспокоился, ему подложили одно яйцо. И, представьте, самец высидел своего малыша и воспитал его! В этом году у него большой выводок, как положено, и папа №23 (они у нас все под номерами) — образцовый.

Страусиные фермы — перспективное дело, и в этом мало кто сомневается. Авось и мы достигнем в этом направлении уровня древних египтян и греков.

Гибель в воздухе

Недавно произошел морозящий душу случай гибели 38 щенков на борту самолета МАУ. Этот...

Развивающие игрушки – какие они бывают

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок развивался всесторонне и получал все...

Утилизаторы

Когда слышишь слово «утилизаторы», невольно перед глазами появляются зловещие...

Культурно-національні багатства України: угорці

Нав'язування певним людям в бідній країні чужої їм мови навряд чи додасть їм...

У столиці Галичини ксенофобії немає...

Якось мені трапилося на очі одне дуже цікаве друковане видання: журнал...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка