Звуковая дорожка Леонида Сорокина

24 Февраля 2006 0

Звуковая дорожка Леонида Сорокина

Юрий ВОЛКОВ, Полтава

С полтавским звукорежиссером ЛЕОНИДОМ СОРОКИНЫМ охотно работали София Ротару, Валерий Леонтьев, Николай Караченцов, Максим Дунаевский, Лариса Долина. О записи с ним в советские времена договаривались за месяц или два. И, кроме слов благодарности, других в свой адрес Леонид Анатольевич не слышал.

О его таланте напоминают песни, которые он записал для более чем полусотни картин. Мелодии, которые звучат в фильмах «Карнавал», «Зеленый фургон», «Трест, который лопнул», «Проданный смех», отличают безупречный музыкальный дизайн и гармония.

Москва — хорошо, но Полтава — лучше

Он отверг предложения работать в столицах и остался в провинциальной Полтаве, где и расти-то в профессиональном плане особо некуда. Почему? С этого вопроса началась наша беседа с Сорокиным, которого я знаю много лет.

— Наверно, любовь к городу или провинционализм характера сработали, — считает Леонид Анатольевич. — Когда мне предложили работу на всесоюзной фирме «Мелодия», пообещали через год квартиру. Но в Полтаве была мама, семья. Останься я тогда в Белокаменной, безусловно, был бы в полном порядке... Там я был популярен. Если приезжал на запись одного фильма, то обязательно получал их пять-шесть, а то и восемь. За неделю записывал и уезжал с гонораром, счастливый и довольный. Думал, так будет всегда. Председателем областного радиокомитета, где я в то время работал, был Василий Котляр — умный, творческий человек. Он всегда отпускал меня и на неделю, и на больше. Звали меня и на киностудию им. Довженко, были предложения из Болгарии, Бельгии, Германии. Но я остался в Полтаве.

«Пора-пора-порадуемся на своем веку...»

Эту песенку из кинофильма «Д'Артаньян и три мушкетера», которую напевают вот уже почти три десятилетия, тоже записал Леонид Сорокин. Встрече с Максимом Дунаевским предшествовал звонок из Москвы: руководитель популярной в 70-е полтавской группы «Фестиваль» Марк Айзикович предложил Леониду записать музыку к фильму, ставшему культовым. Сорокин переговорил с Котляром, и тот разрешил ему записывать песни к сериалу в полтавском радиокомитете, но с условием: работать по ночам.

— И вот заходят в нашу студию два этаких лощеных столичных франта — Дима Атовмян, царство ему небесное, прекрасный был музыкант, дирижер, аранжировщик, и Максим Дунаевский, — вспоминает Леонид Анатольевич. — Естественно, все напряжены — музыканты, сотрудники, я сижу зажатый, да и гости себя чувствуют не в своей тарелке. И что-то мы пишем, пишем, но не идет. Музыканты ошибаются, сбиваются. В конце концов я не выдержал — обложил их отборным «музыкальным» языком. И дело пошло, мы поняли друг друга. Работали долго, плодотворно, во многих картинах, где звучит музыка Максима. Когда мы записывали «Песенку мушкетеров», окна в студии были открыты. Они выходили на школьный двор, где по вечерам собирались мальчишки-девчонки. Они выучили слова и мелодию, и песня еще до выхода фильма в прокат стала популярной...

— Вам не предлагали сняться в кино? На мой взгляд, вы со своими внешними данными вполне могли бы сыграть если не Д'Артаньяна, то уж Арамиса или кардинала Ришелье точно.

— На «Ленфильме» мне предложили сыграть роль царя НиколаяII.Прошел кинопробы, был утвержден на роль, но потом отказался. Лицедейство — сложнейшая профессия.

— Говорят, однажды вы записали симфонический оркестр, что называется, вглухую.

— В Москву ехал поездом, и меня капитально просквозило. Уши заложило напрочь. Кроме «бу-бу-бу», ничего не слышу. А записывать надо. Сидит оркестр — сто с лишним человек, да еще хор Минина в придачу. Пришлось положиться на профессиональные навыки. Выставил «частотку», расставил по местам несколько десятков микрофонов и записал «на глаз». Потом, когда вылечился, послушал. Оказалось, очень даже ничего получилось.

Чем выше, тем интеллигентнее

— С кем из эстрадных звезд приходилось работать и какое впечатление они о себе оставили?

— Работал с Валерием Леонтьевым, Левой Лещенко, Софией Ротару, Ларисой Долиной, с Пугачевой что-то записали — уж и не помню, для какого фильма. Скажу так: чем выше звезда, тем интеллигентнее этот человек, тем меньше в нем ложного, наносного, амбициозного. Когда приезжает какая-нибудь бледная киевская звездочка, а вокруг нее увиваются восемь телохранителей, это смешно. А у Кобзона — один телохранитель, и то лишь потому, что Иосиф Давидович — депутат Госдумы России.

Потрясающее впечатление на меня произвел Валерий Леонтьев. Работяга, умница, талантище! И вместе с тем милейший, интеллигентнейший человек, действительно личность на современной эстраде.

А чем можно измерить положительный эмоциональный заряд от общения с Николаем Караченцовым?! Удивительный, необыкновенный человек! Вместе мы сделали несколько фильмов с его участием, потом частенько встречались в Киеве у Владимира Быстрякова.

С Борисом Моисеевым приходилось работать. Поначалу встретил его прохладно. Он почувствовал это, и у нас началась борьба. Я пытался «придавить» его, он меня. А потом вдруг душа раскрылась, и я понял, что передо мной мягкий, ранимый, глубоко образованный человек и безусловный талант. А скандальный эпатаж — просто защитный рефлекс.

Культуру нужно беречь

— Как заслуженный работник культуры Украины Леонид Сорокин воспринял высказывание бывшего главы Минкульта Оксаны Билозир о том, что «мы будем создавать украинскую культуру с чистого листа»?

— Это безобразие. Украинская культура без ее помощи благополучно существует вон уже сколько веков, признана во всем мире. Сегодня вся российская эстрада держится практически на украинских хлопцах и девчатах. Лучшие композиторы, поэты, аранжировщики, музыканты — из Украины. Мы имеем колоссальный и неиссякаемый творческий потенциал. Его беречь нужно!

Когда власть поменялась, мне кто-то из «доброжелателей» сказал, что я насаждал на радио «Московию». Но за 30 лет работы на областном радио я записал тысячи украинских народных песен. Мы ездили по селам и записывали бабушек, которые исполняли необыкновенный украинский фольклор. Эти записи лежат в фонотеке, их почему-то не используют. Я предлагал выпустить диск «Лучшие песни Полтавщины» или «Золотой песенный фонд Украины». Ведь все те бабушки умерли, и их песен уже никто не помнит. Я бы и сам все сделал, но руководство ТРК «Лтава» меня не поддержало, мне не дают этих записей. А зря: пленки начинают «сыпаться» от старости, их срочно нужно переводить в «цифру». Но это, похоже, никому не нужно. Возможно, так, по мнению бывшего министра, и должна создаваться новая культура. Только это не культура, а скорее вариант китайской культурной революции.

— Какой оценки, на взгляд профессионала, заслуживает качество звучания голосов на современной украинской эстраде?

— Творчество Софии Ротару, Таисии Повалий, безусловно, вне всяких похвал. Очень люблю музыку Николая Мозгового. Александр Злотник композитор необыкновенный. Часто себя спрашиваю: когда же наконец в Украине все будет хорошо — и уровень жизни, и культура, и эстрада. И сам себе отвечаю: дай Бог, чтобы наши внуки это увидели.

— Хочется закончить разговор на оптимистической ноте...

— Оптимизм — в наших надеждах. Это как на концерте — слушаешь певца, аплодируешь ему, хотя знаешь, что поет он под «фанеру». Но надеешься, а вдруг следующую песню он исполнит вживую...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка