Ангел-хранитель Эрнесто Че Гевара

№40(836) 6—12 октября 2017 г. 03 Октября 2017 5

9 октября исполняется 50 лет со дня гибели в Боливии Эрнесто Гевары де ла Серны, более известного как Че Гевара. 20 лет назад, в 1997 г., его останки были обнаружены в братской могиле в населенном пункте Вальегранде, перевезены на Кубу и с воинскими почестями перезахоронены в мавзолее в городе Санта-Клара.

Но и в Боливии не забыли про героя. В прошлом году в Вальегранде при участии президента страны Эво Моралеса был открыт культурный центр им. Э. Че Гевары, в котором представлены фотоматериалы и другие экспонаты. А нынче власти Боливии проводят целую серию памятных мероприятий, включая фестивали фольклорной музыки и поэзии, победители которых бесплатно посетят Вальегранде.

«Самый модный человек на все времена»

Че Гевара — поразительный феномен «жизни после смерти», причем эта вторая его жизнь со временем даже становится все более яркой и насыщенной. Он остается культовой фигурой для молодежи. Так, согласно опросам, Че Гевара — самый популярный исторический деятель у российской, а может быть, и в более общем плане — у всей русскоговорящей молодежи: он лидирует в данном рейтинге, опережая и Николая II со Столыпиным, и Ленина со Сталиным (и даже Путина!). Его признают своим левые всего спектра — от социал-демократов до анархистов, от сталинистов до троцкистов, да и часть правых тоже.

Ошиблись те, кто предсказывал, что коммерциализация образа Че Гевары, растиражированного на миллионах футболок и прочих изделий ширпотреба, лишит его революционно-романтического ореола, что таким способом буржуазная система «переварит» его. Отнюдь! Джон Леннон как-то сказал, что «Гевара — самый модный человек на все времена». И непреходящая мода на революционера Гевару оказалась сильнее и устойчивее вечной моды на бунтаря-пацифиста Леннона. Удивительная диалектика: капиталисты делают бизнес на образе самого непримиримого борца с капитализмом и этим помогают пропаганде враждебных им идей! Так в чем же, собственно, секрет потрясающего бессмертия Че Гевары?

Разумеется, немаловажную роль сыграла его трагическая и геройская гибель в весьма молодом возрасте. Не погибни он тогда от пули палача, умри он тихо в наши дни от старости, Че остался бы одним из многих выдающихся революционеров, не более того. Но случилось то, что происходит в общем-то не так уж и редко: расправившись с ненавистным им человеком, враги сами сделали из него «сверхгероя» и получили во сто крат более опасного противника на все времена.

На посмертных фотографиях, сделанных убийцами в пропагандистских целях, Че Гевара, с заросшим лицом и сухощавым обнаженным мраморно-белым торсом, выглядит точь-в-точь как Иисус Христос, как его изображали усопшим старые мастера. Взять, например, базельскую картину «Христос во гробе» Ханса Гольбейна Младшего — эта работа до глубины души потрясла Ф. Достоевского.

Сходство с Христом, безусловно, произвело впечатление на верующих, и вскоре после гибели Че появились рассказы о его посмертных чудесах, об исцелениях на месте его смерти и т. п., началось мифотворчество, в Боливии возник образ «святого революционера».

Однако еще раз подчеркнем: политические убийства и гибель на войне создают героев совсем не редко, однако фигура Че в этом отношении не имеет в истории равного ему калибра. Значит, дело все-таки не только и не столько в его трагической гибели.

Прежде всего нужно указать, что Че Гевара интернационален — в отличие от героев разных стран и народов. Родившегося 14 июня 1928 г. в аргентинском Росарио Гевару часто называют кубинским революционером. Это неверно: Гевара — не кубинец и не аргентинец, он латиноамериканец. И даже более того: он фигура наднациональная, а потому и популярность его вышла далеко за рамки Америки.

Гражданином Латинской Америки он почувствовал себя очень рано, и такие взгляды оформились у него окончательно во время путешествия по континенту на мотоцикле и автостопом, совершенного в молодости. Осмотрев в Перу развалины древнего города инков Мачу-Пикчу, разрушенного конкистадорами, Эрнесто — кстати, креол, т. е. белый по происхождению — записал в дневнике: «Люди Южной Америки! Отомстите прошлому!». И тогда же определился со своим жизненным выбором: «Созданные предками цивилизации были разрушены европейцами. Ныне существующие диктатуры подавляют свободу и отбрасывают людей на обочину общества». В ходе своих скитаний революционером он стал в Гватемале, а судьбу в лице мятежного кубинского адвоката Фиделя Кастро встретил в Мексике.

Последний стратег крестьянской войны

Че Гевара известен как самый крупный теоретик партизанской борьбы. В этой связи можно вспомнить, что на нынешней Украине высказывалось мнение — ведь не только левые уважают Че Гевару! — будто бы он во многом использовал опыт УПА. Не буду рассматривать этот достаточно дискуссионный вопрос, но отмечу, что и опыт советских партизан 1941—1944 гг. не мог послужить Че Геваре основой для его военных воззрений и его партизанского воинского искусства.

Нет, конечно, у партизанского движения в СССР он мог почерпнуть кое-что сугубо в вопросах тактики — но только не в той области, что лежит на грани военного дела и политики. Советское партизанское движение в основном не было стихийным — оно организовывалось партийно-государственными органами еще до прихода оккупантов, и ядром партизанских отрядов и соединений часто являлись кадровые подразделения и части НКВД. Более того, партизаны не решали самостоятельные военно-политические задачи — они действовали в интересах фронта и по директивам из центра, направляя свой главный удар против коммуникаций и логистики врага.

Основными источниками военной теории и практики Че Гевары, несомненно, является опыт крестьянских партизанских войн Латинской Америки, прежде всего — движений Эмилиано Сапаты и Панчо Вильи времен Мексиканской революции 1910—1917 гг., а также теория и практика маоизма.

Глубокие традиции партизанской войны имела и Куба: в войнах XIX столетия за ее независимость участвовали партизаны «мамбисес» (в ед. числе «мамби'»). Кстати, в тех войнах сражались и иностранные добровольцы — своего рода предтечи Гевары, такие как американец Генри Рив (1850—1876) и поляк Кароль Ролов (1842—1907), ставшие генералами освободительной армии, и как минимум три русских офицера.

Возможно, Гевара был знаком и с книгой «Вооруженное восстание». Она была впервые издана в 1928 г. в Германии на немецком языке под псевдонимом A. Neuberg, а затем переиздавалась на французском и, по некоторым сведениям, на испанском языках. Эта подготовленная Коминтерном книга разбирала опыт вооруженных восстаний, излагала основы партийного руководства восстанием и тактики повстанческой борьбы — то есть служила пособием для повстанцев. В числе ее реальных авторов были такие видные военачальники и революционеры, как В. Блюхер, М. Тухачевский, Пальмиро Тольятти, Нгуен Ай Куок (будущий Хо Ши Мин).

Классическая партизанская война (герилья) — крестьянская война. Не столько даже если судить по составу ее участников, сколько по крайней мере по ближайшим ее задачам (аграрная реформа, передел земли в пользу крестьян). И еще в связи с тем обстоятельством, что партизаны, воюющие в лесной или горнолесной местности, непременно должны опираться на всестороннюю поддержку местных селян. От них они получают провизию и фураж, проводников и разведданные о неприятеле, в их деревнях партизаны останавливаются на отдых и лечат раненых. Без такой поддержки партизанское движение заведомо обречено на поражение.

С другой стороны, поддержки крестьянства не будет, если повстанцы не дают им чего-то взамен, не решают их проблемы, не реализуют их интересы. В первую очередь речь идет, конечно же, об аграрной реформе в интересах крестьянства в районах, контролируемых повстанцами (в «освобожденных районах»).

Сам Эрнесто Че Гевара учил в своей ставшей классикой книге «Партизанская война»: «Партизан должен постоянно помогать крестьянину и поддерживать его в техническом, экономическом, моральном и культурном отношении. Партизан — это своего рода ангел-хранитель, спустившийся в данный район, чтобы всегда оказывать помощь бедняку и — в начальный период развития партизанской войны — по возможности не трогать богатого». Че воплощал этот принцип и на практике: в свободное от боев время он как врач оказывал местному населению медпомощь, учил читать и писать.

Середина XX века — время Че Гевары — как раз время победоносных крестьянских войн в отсталых странах третьего мира. Мао Цзэдун победил в Китае, опираясь на стратегию затяжной «народной войны»: создание партизанских баз в сельской местности, расширение их до «освобожденных районов» и на этой основе — окружение и захват городов. Схожим образом победила революция и во Вьетнаме.

На крестьян Кубы опирался и Че Гевара-партизан. Однако реалии острова были сложнее и многообразнее, поскольку Куба отнюдь не была совсем уж отсталой крестьянской страной. И в кубинских событиях 1956—1959 гг. крестьянская война сочеталась с выступлениями рабочих и студентов в городах: они истощали и подтачивали режим Батисты, распыляли его силы. Так что решающую роль в победе Кубинской революции сыграло, можно сказать, взаимодействие города и деревни.

Про последнюю военную кампанию Че Гевары в Боливии часто говорят, что это была чистая авантюра, закономерно завершившаяся гибелью революционера. Конечно же, так оно и есть: та операция была плохо подготовлена прежде всего в политическом отношении — она не основывалась на понимании обстановки в стране, расстановке сил и настроениях людей. Темные боливийские крестьяне с подозрением относились к «залетным» революционерам, не оказывали им никакой поддержки — а это ведет повстанческое движение к неминуемой гибели.

Однако дело, думается, было не только в просчетах Че. В тот момент эпоха крестьянских войн уже клонилась к закату. Кульминацией ее стали революции в Китае, Вьетнаме и на Кубе. После гибели Гевары, правда, были еще Ангола и Мозамбик, победа сандинистов в Никарагуа. Ну, еще в наше время маоисты после многолетней партизанской войны смогли-таки свергнуть монархию и взять власть в Непале — где-то на задворках цивилизации.

Но все это были лишь отголоски великих битв. В большинстве же случаев за последние десятилетия в Сальвадоре, Колумбии, Курдистане, Филиппинах, Перу и др. крестьянские войны либо завершались поражением повстанцев, либо, увязнув в длительном кровопролитии, приводили к вынужденному примирению сторон и включению бывших партизан в мирный легальный политический процесс.

Последний пример тому — Колумбия, где отряды Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC) хоть и контролировали чуть ли не половину всей территории, но контролировали лишь малолюдные районы, не имея никаких шансов захватить главные центры страны и, соответственно, взять власть в государстве.

В том-то и состоит причина неудач крестьянских войн в наше время: значение и возможности села неуклонно снижаются в силу повсеместной урбанизации. Города всегда были главными центрами политической жизни, и именно в них решалась судьба революций, однако во многих странах еще полвека назад они были лишь «островами в деревенском море». Сегодня в целом по планете городское население уже превысило сельское.

Остается все меньше обширных лесных массивов, в которых теоретически могли бы действовать инсургенты. Вместо былых «точечных» городов, окруженных сельской территорией, разрослись, расползлись вширь мегаполисы и мегалополисы (агломерации агломераций), отчего сделалась невозможной стратегия организации партизанских баз и зон в расчете на окружение и постепенное «удушение» городов.

Более того, стремительно сокращается класс крестьянства — оно отчасти пролетаризируется, отчасти люмпенизируется, массово выезжая в города. А значит, скудеет социальная база именно для крестьянской партизанской войны.

И наконец, сугубо военный аспект: развитие технических средств разведки — спутников, беспилотников, инфракрасной и радиотехнической аппаратуры — лишает партизан возможности скрываться даже в самых густых лесах. Ведь и Че Гевару, по некоторым данным, американцы также выследили из космоса. Армии основных государств хорошо отработали специальную военную технику (в частности, особые самолеты-штурмовики), тактику и стратегию ведения контрпартизанской войны.

Так в чем же секрет феномена Че?

Альберто Корда

Эрнесто Че Гевара знаком всем по фотографии Альберто Корды, признанной одной из самых известных фото XX века. Она была сделана 5 марта 1960 г. на траурном митинге по жертвам террористического взрыва в порту Гаваны бельгийского теплохода «Ля Кувр». На том митинге Фидель Кастро и произнес свое знаменитое: «Патриа о муэрте!» («Родина или смерть!»).

Снимок вышел просто великолепным. Взгляд у революционера одновременно мужественный и романтичный, обращенный куда-то вдаль, к каким-то неведомым грядущим мирам. В этом взгляде — весь Че, как и весь Юрий Гагарин был в гагаринской улыбке. Че Гевара не был ангелом, он делал ошибки и совершал порою жестокие поступки, вытекавшие из логики беспощадной революционной борьбы.

Революция была для него целью и смыслом жизни, и он без колебаний готов был отдать за нее свою жизнь — действительно, а не на словах, произнесенных ради пиара и митингового самолюбования.

Став главой центробанка и министром, поднявшись на трибуну Генассамблеи ООН и объездив полмира с дипмиссиями, он остался все тем же революционером-романтиком в простой рубашке цвета хаки и берете, не «забронзовел», не оплыл жирком, не покрылся буржуазным лоском, не погряз в бюрократической трясине.

Вот это и объясняет феномен непреходящей популярности Че Гевары среди молодежи всего мира. В глазах неравнодушных молодых людей романтический и мужественный образ Че противостоит лживости, фальши, лицемерию, продажности и ненасытной алчности большинства сегодняшних «мейнстримных» политиков.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

С деруном на «линии Сталина»

К этому городу вполне подходит определение «сказочный» или по крайней мере —...

От Ленина к Путину

К 100-летию Октябрьской Революции в России

Корец — город «Лексиса», пчелиного храма и...

В начале сентября в районном центре Корец, что в Ровенской области, проходили дни...

Государственный переворот

На выборах в Госдуму по партспискам вперед вырвалась ЛДПР, что стало главной...

Путч — дело тонкое

Как вы думаете, трудно ли захватить власть в одном отдельно взятом населенном...

Корінні містяни в Україні

Тарас Кінько, корінний киянин, у тижневику «2000» в числі від 2.06.17 роздумує над тим,...

Загрузка...

Вексельный измор

Мы — ветераны труда, дети войны. Среди нас металлурги, врачи, офицеры, моряки...

Кому за фунт лиха?

Продажу украинских мужей женами отметили за оригинальный синтез народной музыки и...

Абхазия: кровавые уроки истории и незаживающая рана

Этническими чистками, грабежами и мародерством занимались и те, и другие — в такого...

Колбаса — орудие диверсанта

Поздравляю вас, очередная банда подлых изменников, врагов народа и наймитов...

Месть хромого верблюда

Посягательства на память — удел исторических неудачников, которые пережили своих...

Чотири покоління Вчителя

27 травня виповнюється 80 років почесному громадянину Сквири, що на Київщині,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка