Конвоир «невидимого» фронта

№8(942) 21 - 27 февраля 2020 г. 20 Февраля 2020 4.6

5 мая 2000 г. мы опубликовали рассказ об Иване Марковиче Ганнусенко, который заканчивался словами: «С праздником, товарищ генерал!» Повторить эти слова мы уже не можем — 14 июля 2004 г. генерала Ганнусенко не стало.

За прошедшие годы поредели ряды ветеранов Великой войны. И чтобы не умирала память о них, мы решили повторить некоторые наши публикации.

«НКВД справок не давал, — говаривал персонаж известного кинофильма. — Срок давал, а справок — не давал».

Наш рассказ о человеке, который прошел путь от обыкновенного солдата конвойного полка до генерала. Груз особого назначения

Примерно через месяц после начала войны, когда даже Верховному Главнокомандующему стало понятно, что она не обещает быть легкой и враг устремился к Москве, советское правительство приняло решение о вывозе из столицы золотого запаса страны.

Иван Маркович показывает по карте маршрут спецэшелона с особо ценным грузом

Сержант Иван Ганнусенко в то время служил командиром отделения учебного полка 36-й конвойной дивизии НКВД. И вот в один из дней июля бойцам передали секретный приказ командования: принять из Гохрана ценности, погрузить их в кузова автомобилей, доставить на Казанский вокзал, на военной платформе которого уже стоял под парами эшелон, загрузить в вагоны и обеспечить сохранность по пути следования вплоть до конечной станции.

В полку было шесть рот. За каждой закрепили отдельный эшелон. Маршруты эшелонных караулов обозначили вначале абстрактно — «На восток».

...Золотые слитки выносили из Гохрана в опечатанных холщовых мешках. Мешок весил прилично — не меньше 50 кг, хотя вмещал всего четыре-шесть «кирпичиков». Сколько всего их солдатики вместе с гохрановцами под недремным чекистским оком и под строгий счет вынесли из здания в центре Москвы, сказать сейчас трудно. Но на деревянный пол новеньких пульмановских товарных вагонов их раскладывали только в один ряд. А чтобы дно в движении не просело, предварительно настелили под мешки еще и доски.

В составе было не менее двух десятков вагонов грузоподъемностью до 60 т каждый. Строжайшая система охраны предусматривала посты: парный, т. е. с обеих сторон, часовой на два вагона. Вооружение — трехлинейная винтовка.

На всем пути эшелон нигде ни разу не задержали. Лишь на крупных узловых станциях сменяли часовых да самым дотошным образом осматривали снизу вагонные днища: несмотря на усиленное укрепление полов, доски все же трескались, поэтому опасались, как бы настилы под тяжестью особо ценного груза по ходу поезда не разрушились, — тогда уж точно кого-то расстреляли бы на месте.

На стоянках выставляли оцепление, преграждая доступ к вагонам посторонних. А в движении несли службу на открытых тормозных площадках. Ехали около четырех суток. По тем временам — быстрее не бывает. Через Шатуру, южнее Горького, Казань, Уфимск.

Сопровождавших спецгруз строго инструктировали на случай непредвиденных обстоятельств. Но оружие разрешалось применять лишь после предупредительного выстрела вверх. К счастью для всех, никаких ЧП на маршруте не произошло.

Опытные начкары твердо усвоили правило: фокус не в том, чтобы задержать преступника, а в том, чтобы не допустить ЧП. Это и есть высший пилотаж конвоя.

...Состав благополучно прибыл в Свердловск (ныне Екатеринбург, РФ. — Ред.). Там объявили, что дальше эшелон не идет. Груз бережно перенесли в автомобили, а уж в какие спецхраны он проследовал потом, бойцам не докладывали. Вернувшись в Москву, они продолжили обычную службу.

К слову: обследуя днища вагонов в Свердловске, обнаружили, что древесные настилы во многих местах, что называется, стерлись в труху. Так что еще немножко — и пришлось бы перегружать мешки со слитками в другие «пульманы». Что чувствует человек, в 21 год головой отвечающий за эвакуацию столь ценного груза?

— Для нас это была обыденная работа, рядовое задание, — рассказал мне Иван Ганнусенко. — Правда, коэффициент ответственности каждый из моих товарищей ощущал удвоенный, да и я как командир отделения хорошо понимал, что кому попало столь важную задачу не поручат. И мы старались оправдать возложенное на нас доверие.

Пленение Паулюса под Сталинградом

...Потом, в 1943-м, он снова попал в Свердловск — старшин и старших сержантов направили на офицерские курсы. В том же году закончил их с отличием, в родной 236-й московский конвойный полк возвратился лейтенантом и был назначен командиром взвода снайперской роты.

В мае 1944-го выехал на боевую стажировку в 184-ю дивизию 33-й армии, воевавшую на Западном фронте. Там отличилась группа во главе с помощником командира взвода Ганнусенко — старшим сержантом Кустовым: в одном из боев снайперы разгромили вражеских разведчиков, которые намеревались пробраться через линию фронта в наш тыл.

— А приходилось ли сопровождать колонны с военнопленными?

— Тысячи, тысячи раз! — говорит Иван Маркович. — Сопровождать, охранять... На наши части возлагались задачи и по охране лагерей военнопленных.

Фашистских генералов держали в золотой клетке, из которой они хотели улететь

В Ивановской области, недалеко от города Тейково, близ села Чернцы, располагался один из таких лагерей. Содержались в нем исключительно высокопоставленные плененные чины вермахта. Более 40 человек было. И генерал-фельдмаршал Паулюс среди них. Жил экс-командующий 6-й армией как у бога за пазухой: в добротной отдельной постройке, видимо, бывшем «люксе» (до войны в Чернцах размещался дом отдыха железнодорожников), вместе с личным поваром, адъютантом; позже привезли туда и жену. Паулюсу разрешалось выходить в село, слушать радио, иметь карту, где он отмечал флажками линию фронта. Условия для этой категории, конечно, отличались от общепринятых. Место красивейшее, живописное, речка рядом. Рай земной. Не бедствовали, прямо скажем, — кормили их по норме пайка как действующих советских генералов. Свинину, говядину, курятину, крупы хорошие, хлеб вкусный давали.

Сюда Ганнусенко направили командиром роты. Перевод из Москвы в ивановскую глубинку сперва казался алогичным, но объяснялся следующим.

Поблизости от генеральского, как его называли, лагеря находилась зона для простых пленных, откуда немецкому солдату удалось совершить побег. Задержали беглеца при пересечении линии фронта, уже на территории Белоруссии. При нем оказалась топографическая карта с точной привязкой к Чернцовскому лагерю и письмо на немецком языке.

...Некий немецкий генерал, воспользовавшись довольно льготным режимом и свободой передвижения, установил связь с солдатом, отбывавшим наказание по соседству. Подготовил и передал ему топографическую карту с точными указаниями прилегающего района, описанием места, подходящего для посадки самолета или десантирования группы диверсантов, другими данными. А в сопроводительном письме написал: «Если эти документы дойдут до адресата, знайте — здесь сосредоточены пленные генералы, охрана незначительная, при благоприятном стечении обстоятельств возможна высадка десанта и освобождение узников, которые снова готовы преданно служить фюреру и руководить его войсками».

— Когда перехватили курьера с таким серьезным сообщением, был отдан приказ свыше соответствующим образом усилить охрану данного объекта, — говорит Ганнусенко. — Заменили руководство лагеря, ряд оперативных работников, укрепили роту взводом пулеметчиков ДШК на случай попытки штурма или высадки вооруженного десанта (ведь до Иваново было сравнительно далековато, километров 18), а меня назначили ротным. Все эти меры дали положительный результат, и более никто не предпринимал никаких попыток ни к бегству, ни к освобождению пленных. Там и прослужил я вплоть до июня 1945-го, а потом вернулся в Москву, в штаб 36-й дивизии.

Карьера, где каждая ступенька выше предыдущей

Спустя четыре года Иван Маркович поступил в Военный институт МВД СССР, по окончании которого судьба в третий раз привела его в 236-й конвойный полк, на должность начальника штаба.

(Интересная деталь: в составе полка тогда была рота по перевозке золотых запасов, но уже в обратном направлении — с востока, из Якутска, в столицу. Транспортировали драгметалл в вагонах купейного типа, со специально оборудованными настилами, полами, запорами, цепляли к пассажирскому поезду как почтово-багажные, и они циркулировали по Союзу. Вместе с караулом следовали представители Гохрана и МГБ.)

Через пять лет Ганнусенко приехал в Киев — на должность начальника штаба Управления Внутренних войск по Украине и Молдавии. В 1970 г. стал командующим войсками и прослужил на этом посту целых 15 лет — случай уникальный и весьма показательный.

...Четвертый год, как генерал-лейтенант Ганнусенко — главный специалист научно-правового отдела ВВ МВД Украины. К его мнению, рекомендациям, советам прислушивается командующий войсками генерал-полковник Владимир Поважнюк. В прошлом — подчиненный Ивана Марковича и один из лучших его учеников.

Многие документы, в частности Закон о внутренних войсках, дополнения и изменения к нему, положения о штабе, функциональных обязанностях управлений, отшлифовывались и доводились до необходимой кондиции не без помощи и прямого участия Ганнусенко.

(Когда мы встретились с ним в здании по улице Народного ополчения, где располагалось Главное управление ВВ МВД Украины*, Иван Маркович энергично утрясал чьи-то пенсионные проблемы. Напор, с каким Ганнусенко их пробивал, совершенно не вязался с его 80-летним возрастом.)

О славной боевой и служебной биографии моего героя напоминают ордена Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, Октябрьской революции, Богдана Хмельницкого, 30 медалей. Министр внутренних дел наградил «Крестом славы».

А за выполнение особо важного правительственного задания по эвакуации золотого запаса страны в июле 41-го тогда еще сержант Ганнусенко был удостоен благодарности наркома внутренних дел Союза.

...6 мая, как всегда в канун Дня Победы, соберутся ветераны Внутренних войск у памятника близ села Калиновка. Будут звучать взволнованные речи, будут непременные наркомовские «сто грамм» — за тех, кого нет, и за память, и за любовь.

Мы условились, что номер газеты с этой статьей я передам Ивану Марковичу именно там, в нарядном весеннем лесу, под шатром полевых палаток...

*Внутренние войска МВД Украины — бывшее воинское формирование с правоохранительными функциями, входившее в систему МВД Украины; существовало с 11 января 2000 г. по 12 марта 2014 г-го.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Черный день в истории

22-го июня 1941 года рано утром немецкие самолеты без объявления войны вторглись в...

Трудные уроки зафронтовой работы

В конце августа 1941 г. руководство Особой группы НКВД СССР приступило к формированию...

Учителя нашего народа

В 1862 г. в Харькове Христина Журавлева организовала первую в империи воскресную женскую...

Вернадский: реальная личность и портрет с банкноты

Вернадский полагал, что биосфера эволюционирует в ноосферу. Этот переход он связывал с...

Уберечь душу свою от забвения

Если мы позволим памяти о холокосте угаснуть, а связанные с ним исторические события...

Гуманитарный экстаз им. Вятровича

В стремлении подчеркнуть значимость видных деятелей УНР-УПА «слуги» и...

Два взгляда на историю Украины

Когда искажают историю войны, начинается новая война

Украинские корни израильской государственности

Вплоть до конца 1970-х все президенты Израиля были уроженцами Российской империи

Памятник рукотворный академика Веркина

Первую годовщину освобождения Харькова в криогенной лаборатории отметили, подняв...

Все глядят в Наполеоны

Величие вождей французской революции и Наполеона в том, что они нанесли смертельный...

Вірмени України

Вірменські майстри брали участь у спорудженні Софії Київської

В копилку власти: История -- локомотив… экономики?

Опровергая устоявшийся стереотип о якобы туристической неперспективности...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка