Трудные уроки зафронтовой работы

10 Апреля 2020 4.8

В конце августа 1941 г. руководство Особой группы НКВД СССР приступило к формированию оперативных групп и отрядов (3-20 человек) для разведывательно-диверсионной работы в тылу противника. Командирами групп назначали кадровых сотрудников НКВД, Пограничных войск, заместителями командиров по разведке подбирали лиц, имевших опыт оперативной работы.

Экстремальные условия начала войны, отсутствие подготовленных сотрудников и агентуры, материально-технической базы обусловили высокие потери и крайне ограниченную результативность мероприятий зафронтовой разведывательно-диверсионной деятельности  на начальном этапе противоборства с агрессорами.

Супермен за три дня

Прежде всего негативно сказывался параллелизм в формировании подполья и зафронтовых групп. Подобную работу одновременно вели НКВД, армейская разведка, 8-е отделы армейских политорганов, партийные и комсомольские органы. В частности, 30 июня 1941 г. была создана Оперативная группа ЦК КП (б)У по организации партизанского движения во главе с секретарем ЦК по кадрам М. Спиваком. Однако, отмечают специалисты, ей так и не удалось наладить эффективное взаимодействие с органами НКВД, военными советами фронтов. С 1 ноября 1941 г. группа работала при Военном совете Юго-Западного фронта, будучи частично доукомплектована сотрудниками НКВД. Только к апрелю 1942 г. ЦК КП(б)У решился полностью передать управление боевой деятельностью партизан 4-у Управлению НКВД УССР.

Красноречивая оценка плачевного состояния этого участка деятельности НКВД-НКГБ содержалась в указаниях региональным органам НКВД  первого заместителя главы НКВД СССР Всеволода Меркулова от 22 июля 1941 г. Отмечалось, что партизанские отряды и диверсионно-разведывательные группы (ДРГ) создавались наспех, «буквально за несколько часов из лиц, которые друг друга не знают», не умеют обращаться с оружием и диверсионной техникой. Участники ДРГ не получают доходчивого инструктажа, проводников по местности, компасов и карт (!). Ощущался острый дефицит одежды и продуктов, большинство групп «в лучшем случае разваливаются, не доходя до линии фронта, а в худшем попадают в руки противника и расстреливаются» 1.

Сказывалось и то, что участники разведывательных групп нередко подбирались без проверки их лояльности, психологической стойкости, пригодности к суровым зафронтовым условиям. Они не получали надлежащей спецподготовки, слабо изучались условия мест высадки (или переброски пешим порядком) зафронтовых групп. Достаточно сказать, что основной формой подготовки к партизанству по линии ЦК КП(б)У были трехдневные специальные курсы (в Харькове – пятидневные). Даже сами территориальные органы госбезопасности имели туманное представление о формах и методах работы  контрразведки противника, о полицейском режиме. Остро не хватало средств связи, специальной техники, соответствующего снаряжения и вооружения.

Спецслужбам Германии и Румынии удалось создать серьезные агентурные позиции в советском подполье, распространенными стали случаи добровольной сдачи врагу, измены или принуждения к ней под пытками. Успехам противника способствовало и то, что на подпольную работу оставляли непроверенных, необученных людей, исходя из занимаемых ими руководящих должностей.

Сотрудничали с оккупантами и отдельные представители низового аппарата партии большевиков, советской власти и комсомольских органов. Отмечены случаи инициативного предательства руководителей, оставленных при отступлении РККА групп коммунистического подполья. Как сообщали органы НКГБ УССР, на оккупированной территории «часть бывших коммунистов и комсомольцев стала на путь заискивания и выслуживания перед немцами».

Только на Киевщине среди арестованных агентов и пособников врага оказалось 62 члена партии и 91 комсомолец. Позднее глава Народного комиссариата госбезопасности (НКГБ) УССР Сергей Савченко в директиве от 21 декабря 1944 г. потребовал усилить оперативную разработку членов ВКП(б) и комсомольских активистов, которые добровольно явились на регистрацию в оккупационную администрацию, пошли на вербовку немецкими спецслужбами и использовались противником для создания лжепартизанских отрядов, подпольных групп-«приманок», для внедрения в антифашистское подполье, сотрудничали с абвером, Зондерштабом «Р» (органом антипартизанской борьбы и провокаций), румынской и венгерской контрразведками 2.

Управление начинает действовать

По мере возрастания масштабов борьбы в тылу противника на базе Особой группы приказом НКВД СССР от 3 октября 1941 г. № 001435 создали 2-й отдел НКВД СССР, а с 10 ноября в его составе учредили зафронтовое отделение для координации работы региональных профильных подразделений. 18 января 1942 г. 2-й отдел реорганизовали в 4-е Управление НКВД СССР (зафронтовая разведывательно-диверсионная работа, оперативное обеспечение партизанского движения). «Разрушение тылов врага и организация агентурной разведки на оккупированной противником территории» – так в служебных документах лаконично определялась миссия зафронтового подразделения советской спецслужбы3.После воссоздания Наркомата госбезопасности  СССР  в апреле 1943 г. это подразделение вошло в состав НКГБ СССР и союзных республик.

4-й отдел НКВД УССР был непосредственно сформирован на базе Оперативной группы НКВД УССР. Он занимался прежде всего организацией истребительных батальонов (ИБ), предназначенных для борьбы с десантами и диверсионными группами противника в соответствии с приказом НКВД СССР от 25 августа 1941 г. № 001151, и был укомплектован на 75% штатной положенности работниками НКВД оккупированных областей и офицерами Пограничных войск НКВД. 

Утвержденное упомянутым выше приказом Положение о работе 4-х отделов НКВД-УНКВД прифронтовых областей, объявленных на военном положении, достаточно четко установило функции 4-х подразделений республиканских НКВД, что имело принципиальное значение для дальнейшего развертывания зафронтовой работы в Украинской ССР. Положение относило к компетенции 4-х отделов повседневное руководство партизанскими отрядами и диверсионными группами, поддержание связи с зафронтовыми формированиями, организацию агентурной разведки районов действий партизан, разведку тыла противника, организацию переправки и снабжения партизанских отрядов, разведывательный допрос военнопленных. Предписывалось координировать действия 4-го отдела с партийными органами и направлять его представителей в «штабы войсковых соединений (армий, фронта)» 4.

Расширялись и функции отдела – в них включались такие задачи, как связь с партизанскими отрядами, диверсионными группами, ИБ, перешедшими к партизанским действиям, а также агентурная разведка районов вероятных действий партизан 5.  Направление зафронтовой работы в НКВД УССР курировал заместитель наркома внутренних дел республики Тимофей Строкач.

Поступали и указания относительно приоритетов разведывательной работы. Согласно распоряжению Особой группы при главе НКВД СССР от 17 сентября 1941 г., НКВД УССР обязывался представлять в Центр точные сведения о железнодорожных сооружениях, складах боеприпасов, восстанавливаемых заводах, аэродромах, строительстве укреплений 6.

1 ноября 1941 г., находясь в Валуйках под Луганском, НКВД рассмотрел вопрос организации работы в связи с временной оккупацией УССР. Численность 4-го отдела довели до 80 единиц, он стал дислоцироваться при штабе Юго-Западного фронта (по состоянию на 30 ноября начальником отдела служил подполковник Любитов, его предшественника майора Князева прикомандировали к штабу Юго-Западного фронта с 14 ноября).

На первых порах основными задачами подразделения (в части зафронтовой работы) считались:

– развертывание партизанского движения на территории республики, занятой противником;

– подготовка организационных  «ядер» партизанских отрядов и диверсионных групп для оседания в районах на случай вынужденного отступления частей Красной Армии;

– поддержание связи с партизанскими отрядами, действующими в тылу противника, и повышение эффективности их деятельности;

– создание баз с оружием, диверсионными средствами, питанием и обмундированием для снабжения формируемых партизанских отрядов;

– подготовка проводников-разведчиков, связников и радистов;

 – оказание практической помощи областным УНКВД по формированию 4-х отделов.

Полученное НКВД УССР в октябре 1941 г. из Москвы оперзадание № 1 устанавливало следующие приоритеты деятельности в тылу агрессоров:

  •  дезорганизация силами партизанских отрядов и диверсионных групп   железнодорожных узлов и сообщения на линиях Ковель--Сарны--Коростень; Ковель--Здолбунов--Казатин; Перемышль--Львов--Тернополь--Винница;
  •  уничтожение железнодорожных и шоссейных мостов;
  •  вывод из строя нефтепромыслов Дрогобыча и Борислава в Прикарпатье;
  •  сбор сведений о социально-экономической ситуации на оккупированной территории, положении различных слоев населения и его отношении к оккупантам 7.

Параллельно свои разведывательно-диверсионные группы формировало 1-е (разведывательное) управление НКГБ-НКВД УССР, в частности, были подготовлены группы агентов (уроженцев Западной Украины) для диверсий на нефтепромыслах Бориславского бассейна. В 1941– первой половине 1942 гг. на 4-е подразделения НКВД пришлась основная нагрузка по развертыванию и оперативному обеспечению партизанского движения.

Правда, собственно разведывательная работа за линией фронта была поставлена весьма неквалифицированно. В плане мероприятий Оперативной группы НКВД при Военом совете Юго-Западного фронта (12 ноября 1941 г.) основной формой сбора сведений в тылу врага определялись «ходоки-разведчики», которые посылались бы в областные центры и крупные города оккупированной территории. «Ходокам» планировалось поручить сбор информации по достаточно  широкому кругу вопросов, включая основные направления политики оккупационной администрации, экономическое положение, формы и методы фашистской пропаганды, выяснение отношения населения к противнику и дезертирам, моральное состояние немецких войск, результативность советской пропаганды, дислокация и численность вражеских войск. Оформление документов прикрытия для «ходоков» возлагалось на 4-й отдел НКВД УССР.

Кулацкая месть

Формируемые НКВД партизанские отряды также не обошла проблема предательства. Например, как показало следствие по делу резидента немецкой разведки М. Глухова, он в сентябре 1941 г. был назначен НКВД УССР командиром соединения партизанских отрядов. 28 сентября 1941 г. Глухов добровольно прибыл в немецкую комендатуру г. Яготин (Киевская обл.) и выдал места базирования своих отрядов, тайники с оружием, взрывчаткой и продовольствием, а также дал широкие показания о системе организации партизанского движения в республике. На следующий же день в Ичнянских лесах оккупанты ликвидировали по его наводке партизанский отряд в 60 человек, затем нейтрализовали партизанские отряды на Полтавщине, подпольные группы в Харькове и других городах 8.

Серьезной проблемой для советской спецслужбы стали т.н. «лжепартизанские отряды» и «лжеподполье», с которыми довелось бороться и спецгруппам НКВД-НКГБ УССР. В одной лишь Киевской области к чекисты разоблачили 22 лжеподпольные группы и 18 лжепартизанских отрядов, арестовав 16 немецких агентов и 15 провокаторов 9.

Для понимания изощренности и опасности оборотней из лжепартизанских формирований рассмотрим дело партизанского полка полковника Нивского из Ворошиловградской области. В январе 1943 г. в НКВД УССР поступили данные о существовании в Троицком районе области «партизанского полка под командованием полковника Нивского» и некого Ткаченко, объявившего себя секретарем подпольного райкома КП(б)У. Эти лица предоставили в партийные органы отчет о боевой деятельности и список – представление к наградам «соратников» (включая звание Героя Советского Союза агенту германской контрразведки Васильеву). Нивский прибыл в освобожденный райцентр Старобельск с отрядом в 53 вооруженных человека, предложив опергруппе УШПД вывести его отряд в тыл для боевых действий.

Проверочные мероприятия, сведения агентуры и свидетелей указали на присутствие среди «партизан» бывших полицейских, изменников и подозрительных личностей. Нивский и другие «командиры» были скрытно задержаны и допрошены. Как выяснилось, под фамилией Нивский скрывался Николай Вилл, эстонец, исключенный в 1932 г. из партии по судимости. В начале войны он попал в плен и стал агентом немецкой разведки, резидентом в Оболонском районе Полтавщины, где создал ложный «комитет по переправке бежавших пленных» через линию фронта, использовав его для вывода в советский тыл большой группы немецких агентов.

Затем предатель оказался в Ворошиловградской области. Сообщниками его стали  агенты противника, завербованные в лагерях для военнопленных. Василий Гуларьян (бывший армейский капитан, член партии и выпускник военной академии, работавший  провокатором при карательных отрядах в Сумской и Харьковской областях). Василий Посохин (воентехник 2-ранга, член партии), а также агенты Алексеев и Александров (устроившийся начальником мобчасти Троицкого военкомата).

Упомянутый Ткаченко и агенты Васильев, Калашник образовали «руководство Троицкого райкома партии», Таволжанский стал «председателем райисполкома», на руководящих постах были и другие участники немецкой резидентуры. Изменники настолько правдоподобно имитировали партизан и подполье, что уже на освобожденной территории в феврале 1943 г. сумели добиться расстрела настоящих командиров партизанских отрядов Воробьева, Науменко и Яценко, обвинив их в сотрудничестве с врагом!

Был также создан в июле 1942 г. лжепартизанский «полк», с позиций которого вражеская агентура пыталась проникнуть в руководящие органы области, наладить сбор развединформации. Всего по делу Н.Вилла арестовали около 40 агентов немецких спецслужб, 14 человек приговорили к высшей мере наказания 10.

Нельзя не учитывать и определенную помощь в подавлении партизанско-подпольного движения, которое оказали агрессорам коллаборанты и принципиальные противники советской власти. К примеру, во время гитлеровской оккупации только на Украину вернулось до 20 тыс. раскулаченных зажиточных крестьян. По сведениям органов НКГБ УССР, стремясь отомстить советской власти и непосредственным обидчикам, часть вернувшихся кулаков создавала самодеятельные группы с целью восстановления своего имущественного положения, сведения счетов с представителями власти и колхозного актива. Немало подобных групп встали на путь прямого сотрудничества с оккупационной администрацией и спецслужбами противника и, помимо расправы над обидчиками, приняли участие в карательных мероприятиях против советских партизан и подпольщиков.

Так, в Николаевской обл. УССР группа зажиточного крестьянина Д. Бузуляка «Мстители» (часть ее членов стали агентами гестапо) выдала оккупантам свыше 20 партизан и членов партии. В этом же регионе «Комитет репрессированных и обиженных советской властью и членов их семей» (объединивший несколько десятков жертв раскулачивания и депортации) вступил в сотрудничество с нацистами, по его информации каратели казнили свыше 20 участников движения сопротивления. При помощи румынской спецслужбы подобную организацию создали в Карловской сельуправе Одесской области.  Всего же после изгнания противника органы госбезопасности в Украинской ССР ликвидировали 125 антисоветских кулацких групп, арестовав 1130 человек 11.

Оккупанты щедро оплачивали измену и ловко использовали личные счеты с советской властью. Раскулаченный Григорий Кабак, например, стал начальником полиции Павлограда Днепропетровской области, лично выдал 13 партизан, за что и получил 1,5 га земли 12.

Нарастание проблемы коллаборационизма (пополнение добровольных помощников оккупантов шло как через привлечение принципиальных противников советского строя, националистов, так и за счет мстивших за притеснения, потерю родственников, имущества, а также дезертиров, приспособленцев и маргинальных элементов, уголовников) привело к инициированию НКВД УССР жестких мероприятий по физической расправе над коллаборантами. Об этом шла речь в указаниях НКВД УССР от 30 ноября 1941 г. № 3320/СВ. Подчеркивая преступный характер соучастия полицейских, старост, комендантов, бургомистров, старшин и других в карательных мероприятиях агрессоров, констатировался недостаточный характер «истребления местной фашистской администрации». 

Первому управлению и 4-у отделу НКВД УССР ставились задачи силами партизан, диверсионных групп и зафронтовой агентуры систематически истреблять старост, руководителей полиции, агентуру спецслужб противника. Предписывалось создать «за счет новых вербовок специальные тергруппы численностью три-пять человек для выполненения заданий по истреблению фашистской администрации» 13.

На пути к партизанскому движению

В первые месяцы войны приходилось в экстремальных условиях катастрофических поражений и отступления искать организационные формы партизанского движения (увы, но мощную систему заблаговременной подготовки командиров-партизан и специалистов по работе в тылу противника, базы материального снабжения на случай «малой войны» на Украине свернули к 1937 г., уничтожили даже профильную учебную литературу 14.

В июле--августе 1941 г. НКВД УССР сформировал из оперативных сотрудников и воинов-пограничников два партизанских полка 5-батальонного состава каждый общей численностью 2296 штыков. Эти части совершали рейды по тылам врага, громили гарнизоны, разрушали коммуникации. Однако под Олевском (Житомирская обл.) оккупантам удалось разгромить 1-й партизанский полк НКВД, погиб и его командир А.Чехов, почти весь 2-й полк сложил головы в Иординских болотах, комполка В.Щедрина немцы повесили в Черкассах. До декабря полки прекратили существование, на основе остатков 2-го полка создали 12 партизанских отрядов (437 бойцов) 15.

Учтя этот негативный опыт, перешли к формированию мобильных групп по 20-25 партизан. Партизанские отряды вооружались за счет истребительных батальонов, частей Юго-Западного фронта (ЮЗФ) и его тыла. Удалось наладить производство индивидуального оружия (гранат, мин, взрывчатых веществ, «ежиков» для прокалывания покрышек автомобильной техники, бутылок с горючей смесью) на предприятиях Украины. Обмундирование партизанских отрядов главным образом происходило за счет тюремного управления и Управления исправительно-трудовых лагерей НКВД, пошивочных фабрик, покупкой в скупочных магазинах и личной одежды самих партизан. Снабжение и питание партизанских отрядов производилось из отпускаемых продуктов интендантством ЮЗФ и спецторгом НКВД.
Наспех сформированные партизанские отряды осваивали лишь 3-5-дневную учебную программу, в которую включали практические стрельбы, знакомство с иностранным оружием, тактику и изучение методов партизанской борьбы, ориентирование и чтение топокарты, подрывное дело. 

Руководство спецслужбы неоднократно констатировало неудовлетворительную работу своих региональных органов по созданию партизанства. Даже в докладной записке НКВД УССР в Военный совет Юго-Западного фронта от 6 марта 1942 г. признавалось «отсутствие единого руководства партизанским движением» (оно включало тогда 241 отряд, истребивший к 1 марта 234 офицера и свыше 11 тыс. солдат противника), которым продолжали заниматься опергруппы НКВД, политотделы, разведотделы штабов армий, особые отделы НКВД армий, опергруппы ЦК КП(б)У. «На линии фронта имеется большое скопление различных представителей от всех указанных организаций, которые работают вразнобой и мешают друг другу», отмечалось в документе. По-прежнему отсутствовала «материальная база у оперативных групп НКВД УССР», а партизаны ощущали острый дефицит даже обуви 16.

Наряду с формированием партизанских отрядов НКВД УССР стремился хотя бы частично парализовать железнодорожные перевозки противника, вывести из строя крупные железнодорожные узлы. В частности, с 1 сентября по 10 ноября 1942 г. с этими целями выбросили на территорию восточных и Киевской областей 23 диверсионные группы из 260 человек 17.

Взаимодействие с партизанами значительно усложняло неудовлетворительное обеспечение средствами радиосвязи. В первый год войны до 1,5% партизанских формирований Украины поддерживали радиосвязь с Большой землей, контакты обеспечивались курьерами, что приводило к быстрому устареванию добытых для действующей армии разведывательных данных 18. Однако к маю 1942 г.  удалось передать партизанским отрядам (с 10 тыс. участников) 100 портативных радиостанций, создать три мощные радиостанции (две – в Ворошиловграде и в Воронеже) 19.

Приходится  признать, что просчеты в организации партизанского движения, достаточно эффективная система антипартизанских мероприятий противника обусловили во многом трагический характер партизанского движения на Украине в 1941–1942 гг. Из оставленных там до лета 1942 г. 1565 партизанских отрядов и групп (почти 35 тыс. человек) до 10 июня 1942 г. на связи с 4-м Управлением НКВД УССР находилось 111 отрядов (6896 человек). Из переброшенных в тыл врага в 1941 г. партизанских формирований выжило до 7% 20.

Одной из экстренных мер по качественному усилению кадрового потенциала зафронтовой работы стало освобождение незаконно репрессированных до войны сотрудников спецслужб. По инициативе начальника 4-го Управления НКВД СССР Павла Судоплатова в лагерях отыскивали бывших сотрудников НКВД-НКГБ, необходимых для выполнения оперативно-боевых задач, перед Президиумом Верховного Совета СССР возбуждали ходатайство о досрочном их освобождении и снятии судимости. Так вышли на свободу сотни сотрудников. Помилованные тут же получали проездные документы и предписание о прибытии в распоряжение соответствующего руководителя органов госбезопасности 21.

К началу 1942 г. 4-й отдел НКВД УССР вывел в тыл противника 63 партизанских отряда (4855 бойцов), подготовил еще до 80 (2409 человек), 434 отряда (12561 человек) считались подготовленными для оседания в случае прихода оккупантов. Кроме того, подготовку прошло 285 отдельных партизанских и диверсионных групп с 1460 участниками. К октябрю в тыл противника вывели 122 партизанских отрядов (5809 бойцов) 22.

К средине  января 1942 г. украинскими партизанами (имелись сведения о 163 отрядах, с десятью из них поддерживалась связь), по данным НКВД УССР, были ликвидированы генерал, 164 офицера, 5348 солдат противника, 135 чиновников оккупационной администрации, уничтожено  18 штабов, 14 эшелонов, 33 моста, 2 самолета, 24 танка, 272 автомашины, 2 склада боеприпасов, захвачены немалые трофеи 23.

 

1. Отраслевой государственный архив (ОГА) СБУ, ф. 60, д. 29447, т.1. л. 1.

2. ОГА СБУ, ф.13, д. 462, л.6; ф.9, д. 74, л. 260–261

3. ОГА СБУ, ф. 60, д.86751, т. 46, л. 1.

4. Там же. – С.259–260.

5.Деятельность органов государственной безопасности в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). Сборник документов и материалов. – М.: ВКШ КГБ при СМ СССР, 1964. – С.18.

6.Советские органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов... – Т.ІІ. – С.327.

7.Там же, д. 29447, т.1, л. 10–11.

8.ОГАСБУ, ф. 13, д. 375, л.6–7, 64.

9.Там же, ф.60, д.83554, л. 104.

10. ЦГАООУ, ф.1, оп. 1, д. 226; оп.14, д.524.

11.ОГА СБУ, ф.13, д.375, л.35, 140; Ф.9, д.88, л.186; Никитченко В.Ф. Чекисты Украины в период Великой Отечественной войны // Труды ВКШ КГБ при СМ СССР. – 1971. – № 2. – С.74.

12.ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.226, л. 20.

13.ОГА СБУ, ф.16, оп.1, д.2, л. 3–5.

14.Об организации системы подготовки к партизанской  войне и ее волюнтаристское сворачивание см. подробнее:  Брайко П.Е., Старинов И.Г. Партизанская война. – М.: В/ч 64510, 1983. – Ч.1. – 335 с.; Старинов И.Г. Мины ждут своего часа. – М.: Воениздат, 1964. – 235 с.; Старинов И. Записки диверсанта. – М.: Альманах «Вымпел», 1997. – 348 с.; Попов А., Цветков А. Бог диверсии. Профессор российского спецназа Илья Старинов. – М.: Молодая гвардия, 2004. – 176 с.; Веденеев Д. Классик диверсионного ремесла // Секретные материалы. – 2006. – № 10. – С.16–17.

15.ОГА СБУ, ф. 60, д. 83501, ч., л. 134–135.

16.Советские органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов... – Т.ІІІ. – С.166–167.

17.ЦГАООУ, ф.1, оп.14, д. 109, л. 76–77.

18.Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.  – С. 43.

19. З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. Оперативно-бойова діяльність підрозділів радянських спецслужб у роки боротьби з нацизмом. Упорядники: Вєдєнєєв Д., Козенюк В., Сердюк С. Спецвипуск – 2000. – № 1. – С.150.

20. ОГА СБУ, ф. 13, д. 507, л.2; Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение… – С. 47, 51.

21. Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Том 6. Тайная война… – С.567.

22.ОГА СБУ, ф. 60, д. 83501,ч.1, л.38.  Всего в годы войны на территории УССР и прилегающих стран Восточной Европы действовало 60 партизанских соединений и 683 партизанских отряда.

23.ОГА СБУ, ф. 60, д. 8350, ч.2, л.419–420.

Учителя нашего народа

В 1862 г. в Харькове Христина Журавлева организовала первую в империи воскресную женскую...

Конвоир «невидимого» фронта

Наш рассказ о человеке, который прошел путь от обыкновенного солдата конвойного полка...

Вернадский: реальная личность и портрет с банкноты

Вернадский полагал, что биосфера эволюционирует в ноосферу. Этот переход он связывал с...

Уберечь душу свою от забвения

Если мы позволим памяти о холокосте угаснуть, а связанные с ним исторические события...

Гуманитарный экстаз им. Вятровича

В стремлении подчеркнуть значимость видных деятелей УНР-УПА «слуги» и...

Два взгляда на историю Украины

Когда искажают историю войны, начинается новая война

Украинские корни израильской государственности

Вплоть до конца 1970-х все президенты Израиля были уроженцами Российской империи

Памятник рукотворный академика Веркина

Первую годовщину освобождения Харькова в криогенной лаборатории отметили, подняв...

Все глядят в Наполеоны

Величие вождей французской революции и Наполеона в том, что они нанесли смертельный...

Вірмени України

Вірменські майстри брали участь у спорудженні Софії Київської

В копилку власти: История -- локомотив… экономики?

Опровергая устоявшийся стереотип о якобы туристической неперспективности...

Математик из Одессы в концлагере придумал систему...

Ментальную арифметику, которую изучают в 70 странах, открыл математик из Одессы

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка