Борьбой с плагиаторами должны управлять коррупционеры

№1-2(849-850) 5 — 18 января 2018 г. 09 Января 2018 1 5

Странная логика нового закона

Лучше всего характеризует положение дел в отечественном образовании тот факт, что почти каждый украинский студент или школьник мечтает учиться за границей.

Канцлеры грозят войной

Проблема образования волнует каждую украинскую семью. При этом следует согласиться с позицией, высказанной Владимиром Горбулиным и Эдуардом Кузнецовым в статье «Майбутнє України — в руках інженерів» («2000», 8.ХІІ.2017): «Невдалі реформи освіти можуть призвести до такого стану, що «нові фахівці» не тільки не будуть створювати щось нове, але й не зможуть пояснити, що і як створили їхні попередники».

Сейчас общественность активно рассматривает проект нового закона «О высшем образовании». Почему нужен новый документ? В прежней редакции 2014 г. много нововведений оказались преждевременными, а некоторые нормы на практике показали свою недееспособность. Такое мнение высказывал, например, первый заместитель Комитета по вопросам науки и образования ВР Александр Спиваковский.

Большинство проблем высшей школы обусловлены в первую очередь несовершенством нормативно-законодательной базы и распространением коррупции в сфере образования. Именно поэтому стратегия реформирования системы высшего образования должна, по моему мнению, исключать революционные подходы и бездумное подражание западным моделям в этой сфере. Любые новации должны сохранять и приумножать интеллектуальный и образовательный потенциал украинского народа, а не наоборот.

Так, насущной необходимостью для Украины является ревизия специальностей в вузах всех форм собственности, оптимизация сети учебных заведений. Министерство образования и науки должно отменить действующие лицензии и другие разрешения на право предоставления образования по непрофильным для вузов специальностям! А также радикально сократить количество самих вузов — например, путем объединения однотипных в единое учреждение, что позволит привлечь лучшие профессорско-преподавательские кадры, ввести многие другие мероприятия. Этого не делается.

В результате некоторые украинские университеты продолжают выдавать бумажки под названием «диплом» полуграмотным лицам. Не бесплатно, конечно.

Наивно надеяться, что коммерческие псевдовузы по собственному желанию начнут присоединяться к мощным, с вековой историей университетам. Поэтому в данном вопросе МОН обязано проявить решительность, потому что это касается национальных интересов. Нужны радикальные меры.

Много дискуссий возникло по вопросу языка в недавно принятом базовом законе «Об образовании». Исходя из сугубо прагматического подхода, целесообразно предоставить вузам право самостоятельно выбирать язык преподавания тех или иных дисциплин. В соответствии с основным законом экономики — покупатель всегда прав. И если некоторым предприятиям нужны специалисты для работы в технологической среде, где техническая документация изложена на языке, отличном от украинского, то вузам целесообразно предоставить право самостоятельно решать, на каком языке обучать студентов в зависимости от спроса на рынке труда. В этом предложении нет политического подтекста!

Следует согласиться с г-ном Спиваковским в том, что автономия заведения высшего образования должна стать реальностью. Речь об этом идет уже много лет. Еще в 2011 г. ректор Киевского политехнического института Михаил Згуровский подчеркивал: «Автономными должны быть не назначенные в высоких кабинетах университеты, а те, которые объективно достигли соответствующих интеллектуальных и моральных стандартов».

Но для реализации принятых в мире принципов автономии учебных заведений нужно учесть нюансы, связанные с устройством образования в Украине. В развитых странах университеты, как правило, сами зарабатывают себе деньги, а потому не воспринимают какое бы то ни было вмешательство госорганов в принятие решений относительно внутреннего управления, финансов, администрирования и т.д.

В Украине даже самые мощные университеты пользуются финансовой поддержкой государства. Поэтому государство имеет право и должно контролировать, куда расходуются предоставленные университетам бюджетные средства.

Целесообразность и эффективность предложенной в проекте нового закона системы «коллегиальности управления» вызывает большое сомнение. Г-н Спиваковский утверждает, что «коллегиальность — это и есть коллективная ответственность». Но в Украине действует принцип коллективной безответственности! О коррупции в стране устали говорить даже в ЕС.

Предусмотренное в проекте нового закона положение, что результаты работы вузов должны «измеряться и оцениваться внешними квалифицированными экспертами, независимыми профессиональными организациями», также не выдерживает критики.

Одной из новаций в проекте закона «О высшем образовании» есть предложение по усилению всех звеньев управления образовательными заведениями, в первую очередь введением наблюдательных советов в вузах. Функции наблюдательных советов определены в законодательстве, касающемся акционерных обществ. Там все понятно. А вот набор функций наблюдательных советов и вообще их необходимость в вузах (тем более в государственных) вызывает много вопросов.

Если под названием «наблюдательный совет» понимать функции «попечительских советов», то такую новацию необходимо тщательно прописать. Предположим, что попечительский совет Приазовского государственного технического университета будут возглавлять генеральные директора Мариупольских металлургических комбинатов «Азовсталь» и им. Ильича. В таком случае можно надеяться на материальную поддержку вуза со стороны этих предприятий, поскольку преимущественно для них он готовит специалистов. Но как быть с другими сотнями вузов, которые не имеют шансов на спонсорскую поддержку бизнеса? Что будет решать в них импотентный наблюдательный совет? Зачем он нужен, когда существуют ученые советы?

Большое удивление вызывает новация о введении должности канцлера вузов. Согласно изложенной Александром Спиваковским концепции ректор вуза — это стратег, а канцлер (финансовый секретарь) — это хозяйственник, который будет иметь самостоятельный набор полномочий.

По сути сейчас роль канцлера в вузах выполняет один из проректоров. Но, как и должно быть в любом учреждении, за состояние вуза, в т.ч. финансовое, отвечает ректор и никто другой. Создание второй ветви власти (финансовой) однозначно ослабит позиции ректоров, но вряд ли сделает управление вузами более эффективным и прозрачным. Скорее всего, должность канцлера станет поводом для потенциальных раздоров и конфликтов в руководстве вуза.

Обоснованную обеспокоенность общественности вызывает новация в проекте закона «О высшем образовании» относительно государственно-частного партнерства, которое бы усилило приток негосударственных средств в высшее образование. Известно, что определенным коммерческим кругам не дает покоя элитная недвижимость или привлекательные земельные участки, принадлежащие вузам. Именно поэтому небезосновательно возникает обеспокоенность, что в рассматриваемом проекте закона под видом «частно-государственного партнерства» заложены законодательно оформленные правовые основания для проведения операций по уничтожению университетов со столетней историей и завладения их землей и собственностью по заказу коммерческих структур.

Такие попытки в Украине уже имели место. Рейдерство в государстве не прекратилось. Поэтому в данном вопросе надо быть крайне осторожными. Без тщательной проработки Министерством юстиции и другими компетентными органами, которые занимаются проблемами безопасности госсобственности, вносить в закон сомнительные новации недопустимо.

Спасти воров

Не так давно был представлен проект порядка присуждения научных степеней, разработанный очередным иностранцем Михаилом Винницким, советником Лилии Гриневич (Михаил Винницкий родился в Канаде, в Украине живет с 2003 г. Степень PhD по экономической социологии получил в Кембриджском университете.

Сегодня — доцент Национального университета «Киево-Могилянская академия» и заместитель директора Докторской школы этого вуза, преподаватель Львовской бизнес-школы Украинского католического университета, советник министра образования и науки Украины.Ред.) — с проектом можно ознакомиться на сайте Dochub. Следует подчеркнуть, что в интервью, размещенном 4 сентября прошлого года на сайте Могилянской академии, названный «заморский гость» откровенно ответил, что дома его допустили бы к законодательной инициативе, возможно, лишь в 60 лет.

В предложенном советником порядке присуждения научных степеней, например, отменен такой важный пункт, который был в украинском нормативно-правовом акте к 27 июля 2016 г., об отсутствии срока давности для лишения ученых степеней за плагиат. Такая новация противоречит мировой практике.

Так, в Германии лишили в 2013 г. ученой степени министра образования Аннету Шаван за плагиат в диссертации, которую она защищала еще в 1980 г.

Показателен пример добровольной отставки с должности министра обороны Германии Карла-Теодора Гуттенберга в связи с обнаружением в его диссертации плагиата через много лет после ее защиты (Вера Соколова, «Ворьё». «2000», № 17, 25.04.2017).

Зато вводится положение об оплате экспертизы заявителем о наличии плагиата в диссертационной работе! Эти новации ставят крест на надежде очистить украинскую науку и высшую школу от мошенников. Принимать такие новации недопустимо.

Необходимо в новом законе предусмотреть возможность обращений общественных организаций в суд с исками о признании плагиаторами воров чужой интеллектуальной собственности и отмену их научных степеней. Основание — лжедоктора наук (плагиаторы) получают надбавку к заработной плате из госбюджета, т.е. наши с вами деньги. А сегодня обратиться в суд, чтобы вора признали плагиатором, представители гражданского общества не могут, поскольку не имеют на то законодательного права.

Г-н Спиваковский говорит, что у нас государство играет большую роль в процессе аттестации научно-педагогических и научных кадров вместо того, чтобы аттестацию осуществляли непосредственно высшие учебные заведения. По его мнению, это «рудимент советского прошлого». Вынужден категорически не согласиться с таким постулатом. В последние годы государство в лице МОН и Комитета по вопросам науки и образования ВР полностью отстранилось от проблем в сфере аттестации научно-педагогических и научных кадров. Именно по этой причине Украину захлестнула эпидемия плагиата. Сотни и тысячи публикаций и заявлений по поводу наглой кражи научных произведений диссертантами поступили в МОН и ВР в последние три года.

Результатов реагирования государства в лице МОН по сути нет никаких. Предыдущий министр Сергей Квит пытался хоть что-то положительное сделать в плане борьбы с этими уголовными, по мнению юристов, элементами, но не сумел преодолеть коррупцию в среде МОН.

А нынешний министр Лилия Гриневич, которая сама замарана в плагиате и даже этот факт признала, пытается сделать невозможной отмену противозаконно полученных проходимцами степеней докторов наук.

Благодаря усилиям г-жи Гриневич псевдоученые занимают профессорские должности и даже должности заведующих кафедрами в украинских вузах и получают надбавки к заработной плате за научную степень. Коррупция процветает. По опубликованным в СМИ расчетам, убытки госбюджета на выплату надбавок лжеученым в Украине составляют более 4 млрд. грн. ежегодно.

В этом аспекте целесообразно обратиться к мнению профессора, доктора юридических наук, академика Национальной академии правовых наук Анатолия Селиванова: «Правовые механизмы принципиальной борьбы против научной коррупции зависят от МОН и Нацио-нального агентства по обеспечению качества высшего образования (НАЗЯВО)». Но МОН сначала заблокировало деятельность НАЗЯВО, а затем добилось освобождения решением Кабинета Министров его руководителя — Сергея Храпатого.

Видимо, потому, что после избрания председателем НАЗЯВО (большинством голосов при тайном голосовании) он вроде бы заявил о том, что его первым шагом на этом посту будет рассмотрение резонансного дела об отмене присуждения ученой степени доктора наук Екатерине Кириленко — жене вице-премьера Вячеслава Кириленко за неопровержимый плагиат в ее диссертации.

По определению Анатолия Селиванова, «научная коррупция — это коррозия интеллекта украинской нации, которая порождена умыслом наживы». В случаях плагиата этика, мораль отвергаются. Положения морального кодекса ученого игнорируются. Хуже всего то, что плагиаторы морально развращают украинскую молодежь, дают ей установку, что знания — не главное. Успехов в жизни можно достичь путем обмана, плагиата, краж чужой интеллектуальной собственности. В ЕС, Канаде, США, Германии, других странах плагиат и научная коррупция преследуются как опасные уголовные деяния.

Сейчас предлагается усовершенствовать механизм формирования состава НАЗЯВО, устранив из него принцип политического представительства и обеспечив преимущество принципа профессионализма. Звучит красиво. Но ведь НАЗЯВО прошлого состава было в подавляющем большинстве весьма профессиональным и никакой политической окраски не имело!

Однако негативное отношение к плагиаторам, несмотря на их должности и фамилии, привело к блокированию работы НАЗЯВО коррупционерами. Руководству МОН было понятно, что НАЗЯВО обязательно отменит присвоенные достопочтенным плагиаторам научные степени кандидатов и докторов наук. Коррупционеры от науки также поняли, что НАЗЯВО не допустит того, что доктором педагогических наук является лицо, которое — согласно экспертному заключению Украинского языково-информационного фонда НАНУ — допустило 696 различных ошибок в докторской диссертации.

Министру Гриневич были направлены десятки заявлений, обращений, жалоб. Они широко освещены в СМИ. Но со стороны МОН не было даже осуждения подобных фактов, не говоря о реагировании на обращения.

В проекте нового закона «О высшем образовании» за красивыми фразами о демократии, новациях, европейском направлении развития, повышении качества образования и т.д. на самом деле просматривается фактическая кастрация НАЗЯВО путем скрытого управления этим учреждением якобы демократически избранными членами, которые будут ориентированы (подчинены) МОН и соответственно действовать.

Механизм осуществления завуалированного, косвенного, но однозначного влияния на НАЗЯВО со стороны МОН заключается в следующем. Члены НАЗЯВО будут фактически назначаться конкурсной комиссией, созданной КМУ как совещательный орган. Согласно «Типовому положению о консультативных, совещательных и других вспомогательных органах, образованных Кабинетом Министров Украины», утвержденному действующим постановлением КМУ № 599 от 17.06.2009 г., председателем этой комиссии автоматически назначается министр или его заместитель.

Как стало известно, на эту должность уже официально претендует сама г-жа Гриневич. Спрашивается: зачем лишняя нагрузка министру? Возможно, для того, чтобы при поддержке члена этой комиссии от Академии педагогических наук полностью проконтролировать, чтобы в состав этого агентства прошли исключительно «свои» люди? Если удастся реализовать этот предполагаемый замысел Лилии Гриневич и ее патрона вице-премьера Кириленко, то не только жена-плагиаторка последнего, но и все плагиаторы-однопартийцы, включая саму г-жу министра, смогут спать спокойно.

Ведь на плагиат не реагируют ни МОН, ни ВР, украинские вузы также не ведут борьбу с плагиаторами в профессорско-преподавательской среде. Кого из плагиаторов ученые советы отечественных вузов лишили ученого звания? Я таких примеров не знаю. Именно поэтому предоставлять в законе право украинским вузам присваивать и отменять звание профессора пока преждевременно. Профессорско-преподавательскому составу наших университетов следует, наверное, сначала проявить гражданскую и профессиональную зрелость, подвергая воров, позорящих сообщество, бойкоту и остракизму.

Комитет по вопросам науки и образования ВР также ничего не сделал для решения проблемы академического плагиата. Письма и личные обращения общественных активистов к народным депутатам — членам комитета о вмешательстве и принятии мер действенного реагирования не имели ответа.

Кресты — за скобки науки!

ВР при принятии закона «Об образовании» внесла 104 изменения — с благословения Комитета по вопросам образования и науки и без широкого обсуждения в среде образовательно-научной общественности. Так, новацией мирового масштаба стало появление в Украине новой степени — доктор искусства, которую фактически приравняли к научной степени доктора философии. Фактически — потому что, стыдливо избегая употреблять рядом слова «научный» и «доктор искусства», авторы этой новации обеспечили нормами нескольких статей измененного закона «О высшем образовании» доплату за эту степень как за научную.

И не надо путать «доктора искусства» с «доктором искусствоведения»! Известно, что певцам, танцорам, цирковым артистам и артистам других жанров за творческие достижения, за творческие художественные проекты, получившие всенародное признание, присваивают почетные звания заслуженных, а дальше народных. Эти звания законодательно приравнены к ученым званиям доцента и профессора соответственно. К тому же многие артисты и деятели культуры защитили кандидатские и докторские диссертации по искусствоведению — научному направлению, которое никуда не исчезает. Выдающиеся творческие художественные проекты получают Государственные премии. Мы все уважаем соискателей этих званий и премий. Но все это не имеет никакого отношения к аттестации научных работников. А почему это доктор, а не фельдшер или фельдмаршал искусств?

Следующая новация, вызывающая удивление, это предписание в законе «О высшем образовании» разработать порядок государственного (!) признания дипломов о высшем духовном образовании, ученых степенях и ученых званиях. Хочу напомнить, что согласно ст. 35 Конституции Украины церковь и религиозные организации отделены от государства, а школа, в т.ч. высшая, — от церкви.

Только за год пребывания Лилии Гриневич в должности в министерстве были выданы дипломы кандидата наук семидесяти двум и аттестаты доцентов десяти деятелям церкви. При этом МОН на основании своих приказов выдавало дипломы кандидата наук по богословию не только работникам украинских религиозных заведений, но и духовникам из Польши и других государств. Возникает вопрос к министру: на каком основании это делается в нарушение Конституции Украины?

Необходимо отказаться от награждения некоторых вузов статусами «национального» и «исследовательского» университетов. Разве Массачусетский технологический институт станет более важным, если его назовут национальным, а Стенфордский — исследовательским?

Кто в Украине внедрил эти статусы? Кто предложил университетам назначить определенные льготы по сравнению с вузами, которые носят названия «институт» или «академия»? Кто сейчас предлагает придумать методику или правила отбора вузов в список национальных? Отвечу — чиновники МОН.

Желание чиновников от науки что-то регулировать просматривается и в проекте нового закона. Так, предлагается ввести «рейтингование университетов».

Приведенные выше замечания и предложения не завершают перечень всех недостатков проекта нового закона «О высшем образовании» и проекта положения о Порядке присуждения научной степени доктора наук. Уверен, что общественность еще дополнительно выскажет свои мысли и взгляды на проблему высшего образования в Украине.

Мы обязаны сделать украинское высшее образование лучшим в мире — хотя бы для того, чтобы из страны не уезжали кадры, чтобы мы не теряли генофонд. Достижение этой стратегической цели возможно только при совершенном законодательстве. Именно поэтому над проектом нового закона «О высшем образовании» надо еще работать и работать, ориентируясь исключительно на национальные интересы Украины.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Сергей Дибровец
15 Января 2018, Сергей Дибровец

Несмотря на то, что в статье всё написано правильно, автор не затрагивает (осознанно?) самый главный вопрос: почему государственные ВУЗы за счёт госбюджета готовят специалистов для предприятий (заводов, газет, пароходов), находящихся в частной собственности у капиталистов? Ведь не осталось ни одного государственного завода (больницы и школы здесь не рассматриваются). Автор, который в прошлом был министром промышленности, хорошо знает, что от неё сейчас остались жалкие остатки. Автор, конечно же, хорошо понимает, что именно поэтому «…почти каждый украинский студент или школьник мечтает учиться за границей». Ведь после окончания ВУЗа этому студенту просто некуда устраиваться на работу. Понимает, но не пишет. Также автор хорошо знает, как решается эта проблема – путём национализации базовых отраслей промышленности, энергетики и транспорта. А уж после решения этой проблемы с проблемой плагиата мы справимся. Почему бы автору, с его опытом, не создать партию, которая пришла ба на выборы под лозунгами справедливости и национализации крупной промышленности? Не конфискации, а выкупа по справедливой цене. Такая партия, очевидно, добилась бы успеха, потому, что её поддержала бы «каждая украинская семья», о которой автор пишет в первом абзаце своей безусловно полезной статьи.

- 1 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка